Вячеслав Крюков, обвиняемый по делу «Нового величия», продолжает вести тюремные заметки, а мы продолжаем их публиковать

27.11.2018

Мы публикуем очередную порцию записей Вячеслава Крюкова, в которых он рассказывает о своей жизни в тюремной больнице и переводе назад в СИЗО

Который день подряд испытываю необъяснимое чувство тревоги. Пытаюсь разобраться и понять, в чем дело, но не могу. Из-за этого состояния трудно сосредоточиться и заняться какими-то делами.

Но, похоже, к концу дня нашлось объяснение вышенаписанному. Наверное, я предчувствовал предстоящее изменение: меня ожидал переезд. Ночью заказали на этап обратно в СИЗО-3.

9.11.2018.

Ужасно долгий и выматывающий был день. В 7 утра меня вывели из камеры больницы и началось самое интересное. На первом этаже нас собрали и повели на сборку (сборка – это такое небольшое и грязное помещение ожидания, где по очереди выводят людей на различные необходимые мероприятия, связанные с перевозом из/в СИЗО: регистрация, снятие отпечатков пальцев, шмоны (досмотры) и другие. Часто такие помещения забиваются людьми до отвала, что негде пройти и повернуться, и ждешь потом своего выхода по 4-5 часов). Затем сажают по машинкам (автозакам) и отправляют в путь. Казалось бы, всё быстро и просто, но ожидание на всех этих сборках и машинках оставляет желать лучшего, потому что всё это – стресс для любого человека, а также сон на ходу. В итоге, в новом я оказался только в 2 часа ночи. Приехавшие со мной арестанты были голодными и сильно уставшими. Чтобы не сваливаться окончательно с ног, закрываешь глаза и почти сразу засыпаешь, с перерывами минут по 15. А местные сотрудники в этот день были навеселе и в целом в хорошем настроении. Объяснялось это их сегодняшним профессиональным праздником. А один сотрудник, наверное, так любящий отмечать различные праздники, вообще оказался в нетрезвом виде и нецензурно выражался. Фамилию данного джентльмена я, если не возникнет с этим проблем, называть не буду. Есть такие люди, которые жить не могут, пока не проявят свой характер и не покажут, какие они крутые. Вернее, это они так думают, что крутые, но на самом деле их выходки и дешёвые понты никакого уважения не заслуживают, а вызывают только порицание и упрёки в недостойности. Перед поднятием в камеру мне выдали полупустой матрац, но благо его удалось через 2 дня заменить, а то спать было на таком проблематично.

10.11.2018

Расскажу немного про лечение зубов в СИЗО. С того момента, как меня посадили и по сей день, у меня периодически болят зубы и обостряется кариес. Я не посещал здешнюю стоматологию, так как понимал и представлял условия тюремной медицины, и действительно, прошедшие через нее арестанты, если ничего не нужно экстренно вырывать, стараются лишний раз не посещать стоматологов. Благодаря последним, подхватывали, например, гепатит (из-за отсутствия должной дезинфекции инструментов) или делали еще хуже, причиняя вред здоровым зубам.

Но, оказавшись в больнице СИЗО-1, я предположил, что с этим будет получше. Записался, встретился со стоматологом, который сразу заявил, что он врач-хирург и только вырывает. Местный стоматолог – это просто «чудо». Начал осмотр и сказал, что всё нормально. В общем, всячески пытался показать, что работать совершенно не хочет. Начал я тогда настаивать, чтобы посмотрел внимательно хотя бы самый беспокоящий меня зуб. Сняли пломбу, а под ней глубокий кариес. На ее место он ставит какую-то временную пломбу с лекарством, от которой через пару дней ночью у меня начались такие адские боли, подобных которым не было никогда, и даже на одном месте было трудно стоять, не говоря уж о том, чтоб лечь спать. На следующий день сняли эту пломбу и поставили еще одну пломбу с мышьяком, чтоб убить нерв. Её мне сняли спустя неделю и поставили опять временную пломбу с кальцием, мотивируя это тем, что надо подождать еще 2 недели, и, если всё равно будет болеть, то только тогда удалять нерв и ставить нормальную постоянную пломбу. Через 2 недели, в пятницу, в очередной раз он меня вызвал, посмотрел, сказал, что да, всё-таки нужно удалять нерв, но лучше сделать это в понедельник, так как мало ли, если что разболится, то в предстоящие выходные «некому будет снимать меня с потолка». Но в субботу меня увезли, и в итоге стоит только временная пломба, которую должны были снять на прошлой неделе. Зачем всё было усложнять и почему сразу нельзя было удалить нерв и поставить прочную пломбу – непонятно. Сам стоматолог тот еще шутник, когда я говорю, что сильно болит зуб, он отвечает: «И чё? Не умираешь же». Или: «В тюрьму не нужно было попадать, чтобы тут зубы не лечить и чтобы ничего не болело». Даже поначалу были какие-то намёки на деньги и нежелание бесплатно что-то делать. Также всякие неуместные и нелепые шутки, бессмысленные разговоры и прочая ахинея на протяжении этих процедур лечения одного зуба, что довольно раздражало. Но всё-таки мне удалось его привести в чувства после того, как я ему прямо сказал о недопустимости такого халатного поведения. После чего шутки мгновенно прекратились и начались нелепые отговорки, отмазки и жалобы на работу и больницу.

Также интересный случай произошел у меня с витаминами, которые передали, пропустили в больницу, но так и не передали лично мне, так как врач не написал разрешения на них. Хотя обещали мне отдать их в первый же день, а в дальнейшем также подтверждали, что именно «сегодня» узнают, принесут. Но в итоге они решили, похоже, оставить их у себя. Ну что ж, мне не жалко и если им больше нужно, то пусть берут. На здоровье.

В целом, в больнице СИЗО-1 хоть и неважно лечат, но это была неплохая смена обстановки и вообще довольно интересно. Здесь не такая напряженная атмосфера, как в обычном СИЗО. А также это место ценят за то, что тут также лечатся и арестантки-женщины, с которыми иногда можно где-то

пересечься и пообщаться. И еще один плюсик – это молоденькие девушки-врачи. Одна симпатичнее другой. Видимо, некоторые из них только недавно позаканчивали свои учебные заведения и вышли на работу.

14.11.2018

8 месяцев прошло с момента взятия меня под стражу. Пожалуй, это самый неэффективный и бессмысленно проведенный по времени год. Надеюсь, он будет такой последний, и это дело завершится навсегда в следующем. Иначе жутко становится от мысли, что будут еще целые года, похожие на этот, в неволе. Особенно печально, что на самый ближайший и главный праздник, Новый Год, придется находиться здесь. Ощущение приближающейся зимы тоже не располагает к хорошему настроению. В таких-то условиях.  Кто бы мог подумать, что весь этот бред так надолго затянется. Оглядываешься назад – и не верится, что всё это произошло со мной. Не верится, что жизнь может так быстро и кардинально измениться. Надеюсь, это правило работает и в обратную сторону, ведущую к лучшим переменам. Но как будто всё это было только вчера и ничего не происходило. Есть интересная особенность, что время, в настоящем, когда живешь повседневностью, следишь за часами, идет очень медленно. А в более широком масштабе, когда всё завершается, начинается новый день и неделя, всё просто летит. А ты даже ничего не успел. Наверное, так в принципе и проходит жизнь: ярко и быстро, как вспышка. Но сколько еще наше дело может продолжаться? Неужели кому-то это выгодно? Что и кому они хотят доказать? Зачем делать больно нам и портить свою репутацию? У них же всё равно уже не получится выставить всё так, как они хотели, ведь общественность следит за нами и понимает суть нашей беды Остается надежда, что у них всё-таки хватит благоразумия прекратить всё это и найти компромисс.

16.11.2018

Судебно-следственная система лишена всякой объективности, разумности и человечности. Она идет заранее пройденными и обработанными путями, используя одни и те же штампы и ходы. Даже если ты будешь абсолютно чист, то при желании нескольких человек, входящих в эту систему и, притом, не самых влиятельных, тебя могут обвинить в любом преступлении и посадить за решетку на ровном месте. Ты ничего не сможешь противопоставить этой системе в свою защиту, имея хоть самые неоспоримые аргументы, потому что у них есть все ответы на любые доводы. У них всё настолько отработано, что ты ничего не можешь поделать и находишься в положении проигравшего. Состязательность в этом механизме фактически отсутствует. Колесо просто делает свой очередной оборот.

Многие люди сидят в тюрьме незаслуженно. На некоторых смотришь и вообще поражаешься, что они тут делают. Зачем просто так, ради своей корысти и наград, ломать жизнь молодым людям, мучать стариков и даже инвалидов, зачастую отправляя их в один конец. Но ч то на самом деле движет людьми, когда они совершают преступления? Мало кто идет нарушать закон чисто из-за своей злобы и испорченности. В основном людьми управляет нужда. Нужда элементарно выжить, обеспечить себя и свою семью. И это исключая тех, кого действительно просто подставили. Это люди чаще всего честные, хорошие и порядочные, они сделали намного больше полезного, чем чего-то плохого. И они уж точно не сделали ничего такого, за что они и их близкие терпят такие суровые наказания. Но даже когда они пережили всё это, что им остается делать после выхода на свободу? Зачастую многие из них, попав в раннем возрасте в малолетнюю жизнь, больше не выбираются из нее. Они не могут адаптироваться к свободе и жить привычной для свободных граждан жизнью. И мало кто потом может найти себя. Ведь многие годы прожиты зря, на улице уже совсем другой мир, и самое неприятное, что даже при большом желании после тюрьмы на хорошую официальную работу тебя уже не возьмут. Да и люди смотрят на тебя по-другому, ты живешь другими правилами, жаргоном и миропониманием. Общество не принимает таких людей, а такие люди больше не принимают общество. Как посадить человека – государство позаботилось, а как реабилитировать для дальнейшей жизни – нет. Выгоды в итоге нет ни у кого: государство несет огромные бюджетные расходы которые можно было направить в более перспективные отрасли, общество теряет дополнительный потенциальный человеческий ресурс, а человек теряет своё право на счастье. Всё это выглядит как минимум нелогично, неадекватно, и такие судебно-следственная и исправительная система нуждаются в улучшении. Каким образом? Это тема не для «Тюремных заметок», а для моего другого, более широкого проекта.

20.11.2018

Крюков Вячеслав Владиславович

23 ноября 2018 г.

***

Напомним, 11 сентября Вячеслав Крюков, вместе с ещё одним фигурантом дела Русланом Костыленковым, объявил голодовку после заседания Дорогомиловского районного суда, на котором фигурантов дела «Нового величия» оставили под стражей до 13 декабря. 5 октября его госпитализировали в больницу московского СИЗО-1 «Матросская тишина». 12 октября Крюков принял решение прекратить голодовку.

Фигуранты дела «Нового величия» были взяты под стражу 16 марта решением Дорогомиловского районного суда Москвы. Их обвиняют по ст. 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества). По версии следствия, члены этого малочисленного и малоизвестного оппозиционного движения собирались участвовать в «народных восстаниях, революционных действиях, в столкновениях с представителями действующего в России режима».

16 августа — 18-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик — перевели из СИЗО под домашний арест. Под стражей остаются четверо фигурантов дела.

В основу обвинения легли показания человека, которого в материалах дела называют Александром Константиновым. Именно он, представляясь другим участникам «Нового величия» Русланом Д., устраивал их регулярные встречи и написал устав организации. Константинов остался в статусе свидетеля. Генпрокуратура отрицает, что дело «Нового величия» — результат провокации.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Вячеслава Крюкова и других фигурантов дела «Нового величия» — Анну Павликову, Марию Дубовик, Руслана Костыленкова, Максима Рощина, Петра Карамзина, Павла Ребровского, Дмитрия Полетаева, Сергея Гаврилова и Рустама Рустамова — политзаключёнными.

Программа: Поддержка политзеков

Анна Павликова, Мария Дубовик, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Пётр Карамзин, Павел Ребровский, Дмитрий Полетаев, Серг

Программа: Поддержка политзеков

Крюков Вячеслав Владиславович родился 30 мая 1998 года, москвич, студент II курса юрфака Российского государственного университета правосудия.

Поделиться: