Восемь лет надзора за чтение религиозной литературы

25.12.2018

21 декабря 2018 года судья Первомайского районного суда Новосибирска Антонина Свирина вынесла решение об установлении административного надзора сроком на восемь лет в отношении мусульманина Комила Одилова, осужденного по религиозным мотивам.

По мнению Правозащитного центра «Мемориал», это решение является очередным случаем злоупотребления антиэкстремистским законодательством.

43-летний Одилов — уроженец Узбекистана, закончил знаменитое бухарское медресе «Мир-Араб», в 1998 году переехал на жительство в Новосибирск, где получил гражданство РФ. Сотрудничал с Духовным управлением мусульман Азиатской части России. Местные мусульмане характеризуют Одилова как человека, посвятившего свою жизнь исламу, аполитичного и не склонного к радикализму. В 2013 году вместе с имамом Илхомом Меражевым он был приговорен к условному наказанию по обвинению в создании «домашнего медресе», якобы связанного с запрещенной организацией «Нурджулар». Фактически речь шла об изучении книг из собрания «Рисале-и Нур» турецкого исламского мыслителя Саида Нурси. В 2018 году Европейский суд по правам человека оценил их запрет в России как нарушение права на свободу выражения мнения.

В декабре 2015 года на фоне антитурецкой истерии, последовавшей за инцидентом с российским военным самолетом, Одилова арестовали, вновь обвинили в принадлежности к полумифической «Нурджулар», но спустя десять месяцев освободили под подписку о невыезде. 29 июня 2018 года Первомайский районный суд Новосибирска приговорил его по этому делу к двум годам лишения свободы.

13 декабря администрация колонии ИК-3 (Новосибирская область) обратилась с исковым заявлением об установлением административного надзора за Одиловым после его освобождения (срок заключения истекает 25 марта 2019 года). Представители ФСИН ссылались на то, что Одилов «совершил тяжкое преступление» (имеется в виду чтение книг из собрания «Рисале-и Нур»), «не принимает инициативные меры к психофизической корректировке своей личности и рессоциализации», «имеет четыре дисциплинарных взыскания».

Проступки Одилова, по версии ФСИН, состояли в том, что между 17 сентября и 2 октября он нарушил распорядок дня, дважды «употреблял жаргонные слова, вел себя невежливо» и пытался наладить межкамерную связь. Детали упоминаемых событий неясны, объяснения осужденного по этим эпизодам в судебных материалах отсутствуют, сами слушания проходили без его участия.

В официальной характеристике Одилова дополнительно отмечается, что с 15 августа 2018 года он состоит на профилактическом учете как «экстремист», поощрений не имеет, имеющуюся в колонии литературу не изучает, «к труду и к выполнению работ по благоустройству исправительного учреждения относится с неохотой», «о планах на жизнь после освобождения распространяться не намерен» и т. п.

Судья Антонина Свирина сочла эти доводы администрации колонии убедительными и удовлетворила исковое заявление, предписав Одилову в течение восьми лет после освобождения еженедельно(!) являться в органы внутренних дел, не выезжать за пределы Новосибирска и с 22 часов до 6 утра находиться по месту жительства.

По мнению ПЦ «Мемориал», ограничения, установленные судом, являются непропорциональными и не соответствуют международным стандартам. Фактически речь идет о продолжающемся преследовании мусульманина по религиозным мотивам.