Волонтер штаба Навального подал новую жалобу в ЕСПЧ

30.04.2019

Даниил Гоголев требует признать нарушение ст. 6, 8 и 13 Конвенции.

Юристы Правозащитного центра «Мемориал» подали в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вторую жалобу от имени жителя Новороссийска, волонтера штаба политика Алексея Навального Даниила Гоголева. В первый раз заявитель пожаловался на нарушения, допущенные во время задержания и рассмотрения двух дел об административных правонарушениях. Во второй — на то, что по местный наркодиспансер «лечил» его от несуществующей наркозависимости, а российские суды отказались рассматривать иск к этой медицинской организации. По сути, это попытка переломить ситуацию, когда в России любого человека можно остановить и потребовать от него пройти освидетельствование, а если он откажется — арестовать и отправить на принудительное лечение в наркодиспансер. 

  • Как возникло дело Даниила Гоголева

  1. Волонтера штаба политика Алексея Навального Даниила Гоголева задержали во время «большого агитационного субботника», проходившего 8 июля 2017 года в период президентской кампании оппозиционера. Его обвинили в мелком хулиганстве, сопряженном с неповиновением законному требованию представителя власти по ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ (якобы он ругался матом в общественном месте). В суде дело переквалифицировали на ч. 1 ст. 20.1 КоАП — «простое» мелкое хулиганство. 
  2. Кроме того, от Гоголева потребовали, чтобы он прошел освидетельствование на состояние наркотического опьянения. Он отказался, поскольку опасался, что результаты анализа могут подделать. Тогда его обвинили в невыполнении законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача (ч. 1 ст. 6.9 КоАП).
  3. Суд признал Гоголева виновным в обоих правонарушениях и назначил наказание в виде административного ареста, а в рамках дела по ч. 1 ст. 6.9 КоАП еще и обязал «пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и социальную реабилитацию» в местном наркодиспансере.
  4. После отбытия ареста Гоголев отправился в наркодиспансер, где у него взяли анализы, призванные выявить наличие следов наркотических средств в крови. Одновременно с этим, не дожидаясь результатов анализов, его направили в процедурный кабинет с диагнозом «употребление психоактивных веществ (ПАВ)» и начали лечить уколами препаратов, названия которых ему не сообщали. Более того, лечение было продолжено и после того, как пришли результаты анализов, показавшие, что наркозависимостью Гоголев не страдает. После курса лечения он прошел врачебную комиссию, которая установила, что наркомании у него нет.
  • Жалобы в ЕСПЧ

Первая жалоба, поданная в январе 2018 года, касалась нарушений, допущенных в отношении Гоголева в ходе административного задержания и рассмотрения дел об административных правонарушениях по (сам факт задержания и его политическая мотивированность; плохие условия содержания в отделе полиции; отсутствие в судебных процессах стороны обвинения; рассмотрение апелляционной жалобы по делу по ст. 20.1 уже после отбытия заявителем ареста). А также того факта, что ни полиция, ни суд не пытались установить, какие «достаточные основания полагать», что Гоголев употребил ПАВ без назначения врача, имелись в этом деле (а их не было: Гоголев является почетным донором и сдавал кровь за несколько дней до задержания; кроме того, врачебный осмотр установил, что сознание у него ясное, зрачки не расширены — т. е. внешних признаков наркотического опьянения у него тоже не было). 

«В этом деле необоснованное вмешательство в частную жизнь Гоголева началось прямо с момента требования о прохождении освидетельствования на состояние наркотического опьянения. Далее оно продолжилось, когда суд не только назначил ему административный арест, но и обязал пройти «лечение» и «социальную реабилитацию» в отсутствие каких бы то ни было доказательств того, что Гоголеву вообще есть от чего лечиться и реабилитироваться. Наконец, вопросы вызывают действия врачей, которые «лечили» его сначала без диагноза, а потом — достоверно зная, что наркоманией он не страдает», — объясняет представляющая интересы Гоголева юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова.

В первой жалобе в ЕСПЧ Гоголев только упоминал незаконность и необоснованность действий врачей: чтобы пожаловаться на них «полноценно», нужно было обжаловать их в отдельном процессе.

Поэтому одновременно с первой жалобой в ЕСПЧ Гоголев подал в Октябрьский районный суд Новороссийска иск к наркодиспансеру с требованием удалить из всех баз информацию о том, что он проходил лечение с диагнозом «употребление ПАВ», и взыскать компенсацию морального вреда, причиненного этим лечением. Однако суд отказался рассматривать его иск, указав, что Гоголев не приложил к иску результатов анализов на состояние наркотического опьянения на ту дату, когда суд признал его виновным в правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 6.9 КоАП. Тот факт, что результатов этих анализов не существует, был судом проигнорирован. Аналогичную позицию заняли также суды апелляционной и двух кассационных инстанций. То есть вопрос законности действий врачей наркодиспансера предметом судебного разбирательства так и не стал.

В связи с этим 29 апреля 2019 года Правозащитный центр «Мемориал» подал жалобу в ЕСПЧ на нарушение, ст. 8 Конвенции (право на неприкосновенность частной жизни), ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и ст. 6 (право на справедливый суд).

«Это дело демонстрирует, что хоть в законе и сказано, что требовать освидетельствования на состояние наркотического опьянения можно лишь от тех, в отношении кого “имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача”, на практике этот вопрос никем не анализируется. То есть любого человека можно остановить и потребовать от него пройти это освидетельствование, а если он откажется — сначала арестовать на несколько суток, а потом еще и отправить лечиться в наркодиспансер, который, в свою очередь, тоже не станет разбираться, имеет ли этот человек хоть какое-то отношение к наркопотреблению, а просто начнет лечение по стандартной схеме. Поэтому проблема, которая поднимается в этом деле, шире, чем просто единичная ситуация, в которую попал Гоголев», — заявила Глушкова.