Верховный суд оставил в силе приговор россиянину, получившему после добровольного возвращения из Сирии 16 лет колонии

05.02.2019

5 февраля судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда России оставила приговор в отношении жителя Кабардино-Балкарии Ислама Гугова, получившего 16 лет колонии строгого режима, без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В октябре 2018 года Северо-Кавказский  окружной военный суд признал его виновным в участии в террористической организации (ч.2 ст. 205.5 УК РФ) и прохождении обучения террористической деятельности (ст. 205.3 УК РФ) в Сирии. 

Во время судебного процесса Ислам Гугов просил суд дать ему время на подготовку к даче показаний до следующего заседания. Однако суд отказал, предоставив лишь 40 минут. Причем в это время Гугову не позволили остаться наедине со своим адвокатом — в помещении присутствовали приставы и сотрудники конвоя. В результате Гугов отказался от дачи показаний. Адвокат отметила и множество других нарушений.

  • Позиции адвоката и прокурора

По мнению адвоката Евы Чаниевой, которая защищает Гугова по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал», приговор Северо-Кавказского окружного военного суда должен был быть отменен, а ее подзащитный — оправдан.

В основу приговора положены данные в ходе предварительного следствия показания «ключевых свидетелей» обвинения Анзора Жамгуразова и Хикматуллу Наимова, которые якобы видели, как Гугов проходил подготовку в лагере. Адвокат отметила целый ряд обстоятельств, которые ставят эти показания под сомнение:

  • На момент дачи показаний Жамгуразов и Наимов привлекались к уголовной ответственности за участие в незаконный вооруженных формированиях (НВФ) в Сирии и находились в зависимости от следователя.
  • До возбуждения данного дела следователь пытался заставить Ислама Гугова дать ложные показания против незнакомых ему лиц, в частности Алима Султанова, угрожая в случае отказа уголовным преследованием. По мнению защиты, данное дело — месть следователя за отказ Гугова.
  • Расследовал уголовные дела в отношении Гугова, Жамгуразова и Султанова один и тот же человек — старший следователь следственного управления ФСБ по КБР Денис Васильченко — это само по себе вызвало сомнения в объективном расследовании им дела Гугова, однако суд не учел этот факт.
  • В ходе предварительного следствия Гугову было отказано в производстве очных ставок с Жамгуразовым и Наимовым.
  • В ходе допроса в суде Жамгуразов и Наимов сначала отказались давать показания, затем ответили на некоторые вопросы обвинения, отказавшись отвечать на вопросы защиты. В ходе судебного заседания Наимов заявил, что не знает Гугова, но суд расценил это заявление как попытку помочь Гугову.
  • Свидетель Наимов, этнический таджик, очень плохо владеет русским языком и на суде попросил предоставить ему переводчика, однако этого сделано не было.

Кроме того, адвокат Чаниева отметила целый ряд признаков фальсификации материалов следствия.

  • Так, в протоколе допроса Жамгуразова от 2 марта 2017 года есть фраза: «От проведения каких-либо следственных действий с Гуговым я отказываюсь, так как опасаюсь за свою жизнь», а в копии протокола, представленной Гугову и адвокату при ознакомлении с материалами дела, этой фразы нет.
  • Свидетели обвинения Хизир Маршанкулов, Ахмед Латоков, Амир Хашев и Алим Шагенцуков во время допроса в суде не признали показания, данные ими в ходе предварительного следствия. Двое заявили, что записи о прочитанном лично протоколе и отсутствии замечаний к нему выполнены другим почерком, а третий, по его словам, вообще не читал протокол.
  • В составленной сотрудниками ФСБ справке-меморандуме о ходе оперативно-розыскных действий изначально отсутствовала полная дата, были указаны только месяц и год. Впоследствии дата появилась.

По словам адвоката, представленные защитой доказательства фальсификации не получили никакого отражения в судебном приговоре.

По мнению прокурора, приговор Северо-Кавказского окружного военного суда — законный и обоснованный, все обвинения полностью подтверждены представленными в суде доказательствами. В частности, по мнению прокурора, показания свидетелей Наимова и Жамгуразова содержали детали, которые могли знать только очевидцы, справка-меморандум, составленная сотрудниками ФСБ, не легла в основу приговора, Ислам Гугов получил, по мнению прокурора, вполне достаточно времени для подготовки к даче показаний, а его отказ не помешал Гугову донести до суда свою позицию. Прокурор счел апелляционную жалобу необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

  • Справка

Ислам Анзорович Гугов, 1995 г.р., в сентябре 2014 года уехал в Сирию, как он тогда думал, защищать живущих там черкесов. В Сирии он примкнул к группировке джихадистов, но в боевых действиях не участвовал. Со временем он разочаровался и решил вернуться домой. Гугов перебрался в Турцию и оттуда связался со своим отцом, а при его посредничестве — с представителями властей КБР и силовиками.

В России против него было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.208 УК РФ (участие в НВФ на территории иностранного государства). Его отец обратился в Комиссию по адаптации бывших боевиков и к министру КБР по профилактике экстремизма и молодежной политике. Представители власти и силовики пообещали, что Ислама не заключат под стражу, в отношении него не выдвинут дополнительных обвинений, ему помогут адаптироваться к мирной жизни. Но по возвращении в КБР Гугов был арестован, а сотрудники управления ФСБ по КБР представили дело так, что противоправная деятельность Гугова была прекращена только благодаря их усилиям. Гугова поместили под стражу, в отношении него было возбуждено второе уголовное дело — по ст. 205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ (участие в деятельности террористической организации).

20 апреля 2018 года судебной коллегией Верховного суда КБР было прекращено уголовное преследование Гугова по ч.2 ст.208 УК РФ на основании примечания к этой статье (лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления). А 15 октября 2018 года в Северо-Кавказский окружной военный суд признал Ислама Гугова виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 205.3 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ и приговорил к 16 годам колонии строго режима.

Правозащитный центр «Мемориал» считает, что дело Гутова подрывает доверие к российским правоохранительным органам со стороны тех, кто осознал, что совершил ошибку, уехав в Сирию, и хотел бы вернуться домой.

Материалы по делу Ислама Гугова

Программа: Горячие точки

Судят жителя Кабардино-Балкарии, добровольно вернувшегося на родину из Сирии под гарантии представителей государства.