Верховный суд Ингушетии частично отменил приговор, вынесенный ингушскому оппозиционеру Магомеду Хазбиеву

28.02.2019

Суд отменил приговор по статье о возбуждении ненависти и вражды по причине ее декриминализации, оставив в силе приговоры по другим статьям.

26 февраля Верховный суд Ингушетии в лице судьи Сергея Бойчука, рассмотрев апелляционную жалобу адвокатов оппозиционного общественного деятеля Магомеда Хазбиева, отменил приговор Магасского районного суда по обвинению в «возбуждение ненависти либо вражды, а также унижению достоинства человека либо группы лиц» в связи с декриминализацией этой статьи (на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ). Приговор по обвинениям в незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ оставлен без изменения. Путем частичного сложения назначенных наказаний суд приговорил Хазбиева к двум годам и восьми месяцем лишения свободы со штрафом 50 тысяч рублей и с отбыванием наказания в колонии- поселении, т. е. сократил назначенный Магасским судом срок на три месяца. Защита Хазбиева намерена обжаловать это решение.

В 2015 году на Хазбиева было заведено дело по обвинению в незаконном хранении оружия и взрывчатых средств (ст. 222 и ч. 1 ст. 222.1), якобы найденных при обыске. Опасаясь необъективного расследования и физической расправы, последующие три года Хазбиев проживал в Чечне, где после неудачного покушения получил государственную защиту. За это время по делу об оружии его никто не допросил, так как следователи отказывались приезжать в Грозный. В январе 2018 года Хазбиев вернулся в Ингушетию и добровольно явился в правоохранительные органы, где сразу был взят под стражу. Во время следствия возникло еще обвинение по двум статьям - в публичном оскорблении представителя власти, а точнее, главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова (ст. 319 УК РФ), а также в возбуждении вражды к правительству, представителям судебной системы, силовых и властных структур по признаку принадлежности к социальной группе (ч.1 ст. 282 УК РФ). Поводом для заведения дела стало опубликованное в интернете интервью Хазбиева. 27 ноября 2018 года Магасский районный суд освободил М. Хазбиева от наказания по ст. 319 УК РФ в связи с истечения срока давности и признал виновным по остальным обвинениям.

В заседании суда 26 февраля Магомед Хазбиев участвовал посредством видеоконференцсвязи, находясь в СИЗО Владикавказа, хотя в начале заседания ходатайствовал о своем присутствии в зале суда, чтобы иметь возможность консультироваться с адвокатами. Защита также настаивала на присутствии Юнус-Бека Евкурова, но и в этом получила отказ суда.

Комментируя на заседании апелляционную жалобу, представляющие Хазбиева адвокаты Хеда Ибриева и Андрей Сабинин отметили, как наиболее важные, следующие аргументы, которые приводились защитой также и в суде первой инстанции:

  1. Защита неоднократно заявляла отвод судье и гособвинителю в связи с их заинтересованностью в исходе дела, поскольку приговор основан на незаконных и недопустимых доказательствах. Так, уголовноге дело было возбуждено после обыска, проведенного с грубыми нарушениями закона, поводом для которого было так и не подтвержденное обвинение в причастности Хазбиева к угону автомобиля. Много несоответствий было и в заключении экспертов, проводивших дактилоскопическую экспертизу.

  2. Причастность Хазбиева к обнаруженному в его доме оружию доказывалась сравнением отпечатков пальцев на оружии с отпечатками Хазбиева из некой «республиканской базы», причем в суде не были предъявлены доказательства, что они действительно принадлежат Хазбиеву. Защита ходатайствовала о дополнительном снятии отпечатков пальцев у Хазбиева, но ни следствие, ни суд этого не сделали.

  3. Хазбиев самостоятельно нигде не публиковал видеозапись своего выступления и она не была обнаружена у него при обыске. При этом, Постановление Пленума Верховного суда России от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» основным моментом доказывания вины является именно факт причастности обвиняемого к публикации. Но в деле нет указаний на то, что публикатора хотя бы пытались разыскать.

  4. Суд пренебрег заключением профессиональных экспертов, показавших в суде, что экспертиза, лежащая в основе обвинения, составлена с грубейшими нарушениями закона и правил проведения таких экспертиз. При этом до задержания Хазбиева проводилось пять экспертиз, которые не установили в словах Хазбиева экстремизма, но затем, в 2018 году, дело было расследовано за 10 дней и на основании новой экспертизы сразу же направлено в суд, что, по мнению адвокатов, говорит о заказном характере дела.

    Выступая в прениях, сам Магомед Хазбиев заявил, что все обвинения в его адрес носят политический характер — он критиковал власть, призывал ее действовать по закону и не провоцировать уход молодежи в лес к боевикам.

«Ваша честь, вы просите, чтобы я не называл ваших коллег преступниками, но как называть людей, которые помогают банде совершать преступление? Судьи должны быть независимы! Это преступление, которое и заставляют людей брать оружие в руки. Ваша честь не становитесь очередным преступником в этом деле!» — завершил Хазбиев свою речь.