Верховный суд Дагестана признал незаконной постановку на профучет имама

29.04.2019

Махача Бамматханова поставили на профучет четыре года назад, с тех пор в отношении него не было проверок. Это сделали на основании неподтвержденных показаний 17-летней давности человека (нам известно его имя), который впоследствии получил пожизненный срок по ряду статей, в том числе по «террористической». 

В понедельник, 29 апреля, Верховный суд Дагестана признал, что жителя республики, экс-помощника главы администрации Хасавюртовского района и имама мечети села Костек Махача Бамматханова незаконно поставили на профилактический учет четыре года назад. 

  • Хронология постановки Махача Бамматханова на профучет

  • 10 апреля 2015 года по инициативе Центра по противодействию экстремизму МВД России по Дагестану Махача Бамматхатова поставили на профилактический учет по категории «экстремист».
  • В тот же день его задержали на контрольно-пропускном пункте «Кочубей» Тарумовского района республики и объяснили, что задержали, так как он стоит на учете как ваххабита. В письменных пояснениях Махач написал, что слышит о том, что стоит на учете «впервые». 
  • Позднее начальник и сотрудник отдела МВД по Хасавюртовскому району Арсланбек Алибековов Ахмед Мамаев, к которым обратился Махач, ответили, что на учете Бамматханов не состоит. 
  • После инцидента 10 апреля 2015 года Бамматханова никак не ограничивали в правах, поэтому он предположил, что задержание было недоразумением. Так, 8 июля 2015 года он полетел через Москву на неделю в Алжир на международный конкурс чтецов Корана. А 23 сентября принимал участие в открытии мечети в Москве и стоял на расстоянии 20–30 метров от президента России Путина и первых лиц правительства. Естественно, для того, чтобы стоять так недалеко, он прошел контроль Федеральной службы безопасности (ФСБ). С 8 октября по 13 октября Бамматханов снова прилетел в Москву на международный конкурс чтецов Корана без каких-либо ограничений.
  • Однако в июле 2016 года Махача остановили на пропускном пункте в Кизилюрте и на въезде в Махачкалу. Там ему сообщили, что он состоит на учете как экстремист. 
  • 19 июля 2016 Бамматханов направил запрос Алибековову, к которому уже обращался. Он просил указать, действительно ли его поставили на учет, и если да, то на основании какого решения.
  • 11 августа 2016 года Алибековов ответил, что «материалы на постановку на профучет по категории “религиозный экстремист” направлены в информационный центр МВД по республике Дагестан сотрудниками ЦПЭ МВД по республике Дагестан». 
  • Хронология судебных тяжб

  • В 2016 году Бамматханов подал иск к МВД и Центру «Э» Дагестана. В иске он просил признать постановку на учет незаконной и снять с него.  
  •  20 февраля 2017 года Хасавюртовский районный суд признал постановку Махача на профучет незаконным и постановил снять его с учета. На этом суде представители МВД заявили, что у них есть доказательства причастности Махача к экстремистской деятельности, но они носят характер гостайны и поэтому не могут быть представлены.
  • 17 апреля 2017 года региональное управление МВД обжаловало решение Хасавюртовского райсуда в Верховном суде Дагестана. Суд, рассмотрев апелляцию, не принял доводы и оставил решение Хасавюртовского райсуда в силе. 
  • Тогда МВД республики подало кассацию в Верховный суд России. Суд 8 июня 2018 года принял доводы ответчика, то есть управления МВД по Дагестану, во внимание. Верховный суд России отменил решения Хасавюртовского райсуда и вернул дело в Верховный суд Дагестана. 
  • 16 августа 2018 года состоялось повторное рассмотрение дела в Верховном суде Дагестана. Суд отказал в удовлетворении исковых требований Бамматханова о незаконной постановке на учет. Он объяснил, что был нарушен срок подачи иска в Хасавюртовский районный суд. Суд счел, что постановку на профучет стоит отсчитывать с того момента, когда Махача остановили на посту и устно заявили, что он состоит на профучете. Адвокаты настаивали, что отсчет должен вестись с момента официального уведомления управления МВД по Дагестану о том. что он стоит на учете. Но суд не принял доводы защиты.
  • «Мемориал» обжаловал это решение в Верховный суд России. 30 января 2019 года Верховный суд отменил решение дагестанского суда и разъяснил, что срок обжалования постановки на учет должен исчисляться с момента письменного уведомления. Верховный суд России отправил дело в Верховный суд Дагестана на повторное рассмотрение.
  • Наконец, 29 апреля 2019 года Верховный суд Дагестана признал постановку на профучет Махача незаконной, однако не обязал республиканское МВД снять его с учетом, о чем просила защита Бамматханова. В 2007 году МВД Дагестана заявило, что профучета в республике больше нет. Юристы предоставили суду выдержку из выступления министра внутренних дел МВД по Дагестану Абдурашида Магомедова на сессии Народного собрания республики: «Профучета экстремистов в МВД по республике Дагестан нет, есть профучет лиц, склонных к преступлениям, в том числе экстремистской направленности». Однако суд не принял это во внимание. 

  • В деле есть показания одного-единственного человека. Что с ними не так

Как разъяснило республиканское МВД в суде, Бамматханова поставили на профучет на основании показаний человека, впоследствии получившего пожизненный срок по совокупности различного рода статей, в том числе «террористической направленности». 

Как объяснила сторона защиты:

  • Мужчина давал показаний будучи в статусе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Это означает отсутствие уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. 
  • Показания мужчины не проверялись следствием. В деле нет этому доказательств. К самому Бамматханову на протяжении 17 лет с момента дачи против него  показаний со стороны правоохранительных органов никаких вопросов не возникало. Суду не представили доказательства причастности Бамматханова к преступной деятельности. 

Дело ведут адвокаты Правозащитного центра «Мемориал» Шамиль Магомедов и Марина Агальцова. 

Программа: Горячие точки

Постановка граждан на профилактический учет как «экстремистов» (варианты — «религиозных экстремистов», «последователей ваххабизма») приняла в Дагестане массовый характер с 2015 года.