В Москве прошла пресс-конференция по делу дагестанского журналиста Гаджиева

30.08.2019

Преследование дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева создаёт опасный прецедент для всей российской журналистики.

28 августа в пресс-центре информагентства «Росбалт» в Москве прошла пресс-конференция «Уголовное дело Абдулмумина Гаджиева — угроза всем журналистам». В ней приняли участие правозащитники, адвокаты и коллеги Гаджиева. Правозащитный центр «Мемориал» представлял сотрудник программы поддержки политзаключённых Вячеслав Ферапошкин. Об этом сообщает издание «Кавказский узел»

Вячеслав Ферапошкин рассказал о деталях дела Гаджиева и обстоятельствах его признания политзаключённым. Он отметил, что версия следствия по делу журналиста неоднократно менялась, со временем в ней появлялось всё больше нестыковок.

«Обвинение против журналиста было изменено. Первоначально, при задержании, следствие утверждало, что Гаджиев собирал деньги в соцсети «ВКонтакте». Потом обвинение, видимо, поняло, что это невозможно доказать: аккаунт Гаджиева во «ВКонтакте» зарегистрирован в 2018 году, а в постановлении о привлечении Гаджиева в качестве обвиняемого говорилось, что он «с 2011 года участвует в деятельности запрещённой террористической организации «Исламское государство».

При этом само «Исламское государство» было провозглашено лишь в апреле 2013 года, а решение Верховного суда России о признании этой организации террористической датировано декабрём 2014 года.

 «В постановлении идёт привязка к фонду «Ансар» и к Ахмеднабиеву. В интернете есть сведения, что фонд «Ансар» был зарегистрирован Минюстом Дагестана и действовал с 20 марта 2013 года по 30 сентября 2014 года до ликвидации. За этот период Гаджиев в газете «Черновик» опубликовал одну статью, в которой говорилось об этом фонде, [это публикация от] 7 мая 2013 года. Это интервью с основателем фонда Ахмеднабиевым, со стороны Гаджиева там нет оценочных суждений, а Ахмеднабиев-Саситлинский тогда не был обвинён в финансировании терроризма. В интервью ничего не говорится о террористах и об ИГ, — лишь о том, как Ахмеднабиев ездил в Сирию, видел беженцев на границе с Турцией и основал фонд с целью помочь детям этих беженцев», — рассказал Ферапошкин.

Правозащитник отметил, что подготовка интервью Гаджиева с Ахеднабиевым не выходит за рамки журналистской деятельности.

Учредитель еженедельника «Черновик» Магди Камалов подтвердил, что на момент публикации интервью Исраил Ахмеднабиев не находился в федеральном розыске и не обвинялся в финансировании терроризма

Ольга Жукова, юрист движения «За права человека» и общественный защитник ещё одного фигуранта этого дела Кемала Тамбиева, рассказала о жалобах своего подзащитного на пыточные условия содержания в СИЗО.

Кроме того, юристка отметила, что защита Тамбиева сильно затруднена, так как арестованному не предоставляют полноценного общения с адвокатами.

Руководитель движения «За права человека» Лев Пономарёв подчеркнул, что Абдулмумина Гаджиева задержали на основании показаний Тамбиева, который теперь отказался от своих слов.

«При этом Тамбиев не утверждал, что лично знает о журналисте, как о члене ИГ. Он утверждал только, что некое лицо об этом ему сообщило, и этот человек, который сообщил, неизвестно где находится. Поэтому и удалось заключить под стражу Гаджиева», — пояснил он.

По словам правозащитников, арест журналиста был для силовиков первым этапом дела, а на втором этапе следствие должно «дожимать» обвиняемых в СИЗО. «Нас сейчас волнует, почему произошёл первый шаг, кто это устроил, но сейчас важно предотвратить и оказание давления в следственном изоляторе на арестованных по этому делу», — отметил Пономарёв.

Правозащитник отметил, что практика тяжких обвинений со ссылкой на ничем не обоснованные показания постороннего человека становится все более распространённой, Эта схема предполагает, что людей сперва арестовывают, а затем уже следствие изобретает способ, как довести дело до конца. «По этой схеме можно привлечь любого журналиста уже: то есть посадить для начала, а потом придумывать, за что», — сказал Пономарев.

Дело Гаджиева связывали с делом московского журналиста Ивана Голунова, которого пытались обвинить в незаконном обороте наркотиков. Задержание Голунова вызвало большой общественный резонанс, и журналиста спустя несколько дней после задержания освободили, а дело прекратили. Пономарёв отметил, что если бы о деле Абдулмумина Гаджиева писали все ведущие СМИ, которые освещали дело Голунова, дело дагестанского журналиста имело бы больший резонанс.

Учредитель «Черновика» Магди Камалов заявил, что обкатанные схемы посадок в будущем могут угрожать преследованием журналистам во всех регионах России.

«Такой вид преследования апробируют в Дагестане. Если получится у нас, то закон для журналистов в России всегда будет иметь обратную силу. За то, что журналист взял интервью у человека, который впоследствии будет объявлен в розыск за совершение какого-то преступления, журналиста обвинят в содействии. И всегда можно будет возвратиться к любому тексту и посадить по любой статье», — посетовал журналист.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.