Туркменская ловушка

15.03.2019

Двойное гражданство сделало человека "невыездным" из Туркменистана.

Правозащитный Центр «Мемориал» направил обращение российскому консулу в Туркменистане Андрею Агафонову, в котором призвал предпринять эффективные меры по оказанию правовой помощи гражданину России Станиславу Чубчику (Осипову), обеспечению его безопасности и возможности возвращения в Россию.

Драматическая история Чубчика, имеющего двойное гражданство России и Туркменистана, началась более года назад.

5 марта 2018 года он прилетел в Туркменистан для встречи с родственниками. В аэропорту Ашхабада при прохождении паспортного контроля Чубчик был задержан на 16 часов, которые провел без воды и еды. После изъятия православного молитвослова, купленного им в Сергиевом Посаде, сотрудники правоохранительных органов подвергли его запугиваниям и физическому насилию, называя «православной русской свиньей» и другими оскорбительными словами, заставили подписать документы на туркменском языке, которым он не владеет. «Забрали на несколько часов мой смартфон, наверное, искали там что-то. Выворачивали руки, били, укладывали на пол, травмировали колено и плечо», - вспоминает Станислав. Требования пригласить адвоката и связаться с российским консульством игнорировались.

Затем задержанного передали сотрудникам полиции, которые доставили его в Ашхабад и освободили после подписания бумаг об отсутствии претензий. Полицейские потребовали, чтобы в течение суток Чубчик выехал к родственникам по месту его прежней регистрации в Дашогузе. На жалобу в Генеральную прокуратуру Туркменистана последовал ответ, что проверка не нашла нарушений в действиях сотрудников правоохранительных органов.

По словам Чубчика, после происшедшего он испугался ехать в Дашогуз, из-за этого его родственники, проживающие в этом городе, подверглись запугиваниям и насилию. Однако какие-либо претензии в адрес правоохранительных органов они по понятным причинам высказывать опасаются.

В связи с тем, что документы, удостоверяющие личность Чубчика, были изъяты туркменскими властями, Консульский отдел Посольства России в Туркменистане оформил ему свидетельство на возвращение в Россию. 22 апреля 2018 года российские дипломаты сопроводили его в аэропорт, но сотрудники миграционной службы Туркменистана не допустили Чубчика на рейс Ашхабад-Москва. Вскоре выяснилось, что еще 6 марта 2018 года Государственная миграционная служба Туркменистана ввела запрет на его выезд из страны сроком на пять лет. В официальных ответах в качестве обоснования содержится ссылка на норму Закона Туркменистана «О миграции», предусматривающую возможность временных ограничений на выезд, если ранее во время нахождения за границей гражданин нарушил законодательство страны пребывания. Однако, по словам Чубчика, после отъезда из Туркменистана в 2004 году он не был когда-либо признан виновным в уголовных или административных правонарушениях. Никаких объяснений по этому поводу от туркменских чиновников за истекший год получить не удалось.

Дальше начались бюрократические игры. В ситуации, когда Туркменистан не признает двойное гражданство за лицами, получившими гражданство России после апреля 2003 года, МИД России сообщал, что Чубчик якобы сам виноват в своих проблемах, так как «не предпринимает никаких действий для отказа от гражданства Туркменистана» (из письма директора Департамента по работе с соотечественниками за рубежом МИД РФ Мальгинова О.С. от 26.06.2018 на запрос Ганнушкиной). В других ответах утверждалось, что бипатриду необходимо лишь переоформить документы в связи со сменой фамилии в 2014 году. Однако, по словам Чубчика, весной и осенью 2018 года он вместе с юристами дважды посещал центральный аппарат Государственной миграционной службы Туркменистана в Ашхабаде, где встречался с высокопоставленными представителями этого ведомства. В обоих случаях ему было заявлено без каких-либо объяснений, что отказаться от туркменского гражданства он не может и что ему запрещен выезд из страны. На заявления об отказе от второго туркменского гражданства и желании покинуть страну, направленные в миграционную службу в конце 2018 года, ответа до сих пор нет.

Чубчик написал десятки обращений и жалоб в различные российские и туркменские инстанции. Российские ведомства и общественные деятели, как правило, ограничивались пересылкой его писем в МИД, а туркменские порой давали противоречивые ответы. Так, в сентябре омбудсмен Яздурсун Гурбанназарова известила, что «в случае соблюдения вами требований действующего законодательства Туркменистана препятствий к вашему выезду не имеется». Но при личном посещении Чубчиком миграционной службы это внушавшее оптимизм утверждение не было подтверждено данным ведомством.

В обращении ПЦ «Мемориал» отмечается, что Чубчик обоснованно опасается ехать в удаленный от столицы Дашогуз, как того хотят туркменские власти, где он с высокой степенью вероятности может стать объектом давления или провокаций, при этом возможности его обращения в консульский отдел Посольства РФ могут быть ограничены.

Опасения подкрепляются недавними событиями. Так, в декабре 2018 года неизвестный требовал от Чубчика прекратить писать жалобы, если он не хочет пропасть без вести. В других случаях угрозы расправы звучали от полицейских, стучавших в дверь квартиры, где Чубчик временно проживает в Ашхабаде. Полицейские заявляли, что Чубчик никогда не сможет выехать из страны, что Россия ему не поможет и что его посадят в тюрьму, где он будет подвергнут насилию. Такие инциденты имели место 21 января и 6 марта 2019 года.

В декабре 2018 года Чубчику позвонил неизвестный и предложил приехать в Дашогуз, где, как он пообещал, «ничего плохого не случится, нужно просто поговорить и поставить подпись, а затем в тот же день примут документы на загранпаспорт Туркменистана». Однако в ситуации, когда второе российское гражданство, полученное после 2003 года, туркменскими властями не признается, принятие документов на новый загранпаспорт Туркменистана возможно лишь при формальном отказе от гражданства России!

Чубчик сообщает и о других инцидентах, имевших место в последние месяцы, включая отказ в приеме корреспонденции и угрозы при попытке отправить по почте в Ашхабаде заказным письмом жалобу на имя Уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой.

Чубчик покинул Туркменистан еще в 2004 году – в возрасте 19 лет. Как подчеркивается в его заявлении, «с Туркменистаном меня ничего не связывает и большую часть своей совершеннолетней жизни я прожил в России». В 2004-2017 гг. он лишь дважды приезжал в Туркменистан для кратких встреч с родственниками. В 2009 году на территории РФ Чубчик получил гражданство нашей страны. За пределами Туркменистана создал семью, в 2017 году в Белоруссии у него родилась дочь.

В обращении ПЦ «Мемориал» отмечается, что переписка с Чубчиком свидетельствует, что после инцидента в аэропорту 5 марта 2018 года и последующих событий он находится в состоянии психологического кризиса. Местные юристы, к которым он обращался за помощью, отказываются работать по его делу, заявляя, что не хотят проблем со спецслужбами.

По мнению ПЦ «Мемориал», гражданин России Станислав Чубчик нуждается в правовой помощи и более активной защите его прав со стороны МИД России.

Виталий Пономарев,

Директор Центрально-Азиатской программы

Правозащитного Центра «Мемориал»