Трое жителей Ингушетии обратились в ЕСПЧ в связи с штрафами по митинговому делу

27.12.2019

В общей сложности «Мемориал» подал 11 жалоб по административным штрафам за участие в акции протеста

Саварбек Ужахов, Асхап Гойгов и Резван Оздоев были на месте проведения протестного митинга в Магасе 27 марта. В разные дни мая каждого из них вызвали в полицию и составили протоколы за участие в акции; суд оштрафовал их по ст. 20.2 КоАП (нарушение установленного порядка проведения митинга). 26 декабря Ужахов, Гойгов и Оздоев при поддержке юристов Правозащитного центра «Мемориал» Марины Агальцовой, Исы Гандарова и Тамиллы Имановой обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Они жалуются на нарушение статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 10 (право на свободу выражения мнения) и 11 (право на свободу собраний) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. «Мемориал» подал в ЕСПЧ уже 11 жалоб по административным штрафам за участие в ингушском митинговом деле.

Нарушения Конвенции в делах Ужахова, Гойгова и Оздоева

Статья 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) — в связи с чрезмерной длительностью задержания

ЕСПЧ считает, что длительность административного задержания не должна превышать трёх часов — времени, достаточного для составления протокола.

Ужахов был лишён свободы около четырёх часов (с момента прибытия в отдел полиции и до начала судебного заседания), Гойгов — шесть часов, Оздоев — пять часов 40 минут.

Государство не объяснило, почему задержание заявителей на такое длительное время было необходимым.

Статьи 10 (право на свободу выражения мнений) и 11 (право на свободу собраний и объединений)

Непосредственное участие в митинге из троих граждан, обратившихся 26 декабря в ЕСПЧ, принимал только Гойгов. Ужахов и Оздоев оказались на площади случайно. Тем не менее, по оценке юристов «Мемориала», во всех трёх делах нарушены статьи 10 и 11.

«Привлечение заявителя к ответственности за участие в публичном мероприятии обладает значительным „подавляющим“ эффектом на готовность заявителя к участию в дальнейших акциях, — указали юристы в жалобах. — В том числе по этой причине привлечение заявителей к административной ответственности за участие в публичном мероприятия составляет вмешательство в их право на свободу собраний, вне зависимости от их отношения к акции».

Вмешательство в права, гарантированные статьями 10 и 11, не имело законной цели и не было необходимым в демократическом обществе. Как установил ЕСПЧ, одно только участие человека в несогласованной акции не может являться достаточным основанием для вмешательства в его право на свободу собраний.

В предыдущих жалобах по сходным обстоятельствам (см. 12 и 3) юристы «Мемориала» также указывали на нарушение статьи 6. В делах Ужахова, Гойгова и Оздоева в первой и/или во второй инстанции участвовал представитель гособвинения, поэтому формально право на справедливое судебное разбирательство нарушено не было.

Обстоятельства по каждому из дел

Саварбек Ужахов, 1953 г.р., житель села Барсуки, младший брат одного из лидеров протеста Малсага Ужахова, 27 марта около 7 утра случайно оказался на месте проведения митинга в Магасе. Увидев на площади знакомых, он присоединился к ним. Около двух часов Ужахов просидел на скамейке на площади и затем вместе со знакомыми уехал домой. В мае участковый вызвал Ужахова в Назрановское РОВД: правоохранители узнали его на видеороликах, снятых на митинге. 21 мая Ужахов приехал в РОВД. Оттуда полицейские отвезли его в ГОВД Магаса, где на него составили протокол по ч. 5 ст. 20.2 (нарушение установленного порядка проведения митинга) КоАП. В ГОВД Ужахова держали более трёх часов — якобы искали видеозаписи, на которых он фигурировал. Из ГОВД Ужахова доставили в суд и оштрафовали на 15 тыс. рублей. Позднее Верховный суд отклонил апелляцию защитника на штраф.

Асхап Гойгов, 1956 г.р, житель Назрани, участвовал в митинге 26 марта. 27 марта он вернулся на площадь около 16:30, увидев из окна своего дома, что люди перекрыли трассу «Кавказ», Гойгов вместе с организаторами акции и старейшинами начал уговаривать митингующих покинуть площадь. Как только митингующие начали расходиться, заявитель ушёл домой. 20 мая по требованию полиции Гойгов прибыл в ГОВД Назрани. Там его допросили, сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. На него составили протокол о правонарушении по ч. 6.1 ст. 20.2 (участие в несанкционированном митинге, повлекшее создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры) КоАП и в сопровождении полицейских отвезли в суд, где оштрафовали на 10 тыс. рублей. Верховный суд Ингушетии оставил решение о штрафе в силе.

Резван Оздоев, 1991 г.р., житель села Сурхахи, 27 марта в 7:20 утра приехал в Магас, где работал на стройке. Управляя экскаватором, он поехал к месту, где должен был рыть траншею. Перед ГТРК «Ингушетия» он увидел толпу митингующих. Так как проезд был закрыт, Оздоев остановил экскаватор и подошел к участникам акции. Около 20 минут он общался с митингующими и затем отправился на место работ по объездной дороге. 13 мая по требованию участкового Оздоев приехал в ГОВД Магаса. Там его допросили в связи с участием в митинге, составили протокол по ч. 5 ст. 20.2 КоАП, отправили в суд и оштрафовали на 10 тыс. рублей. Суд второй инстанции оставил это решение в силе.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

К уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии М

Программа: Горячие точки

Политический кризис в Ингушетии начался осенью 2018 года.