Свидетели сторон дают показания в суде по делу ингушских силовиков

06.06.2018

  Свидетель:  «В республике всем известно, чего стоит ожидать, если попадешь в ЦПЭ»

5 и 6 июня 2018 года в Нальчикском гарнизонном военном суде продолжили допрос свидетелей сторон по уголовному делу в отношении семерых сотрудников силовых структур. Их обвиняют в вымогательстве, превышении должностных полномочий с применением насилия, похищении и подделке документов.

В резонансном деле потерпевшими признаны десять жителей Ингушетии и гражданин Азербайджана. В ходе расследования уголовного дела допрошено более 300 свидетелей, проведено более 500 следственных действий, в том числе судебные экспертизы, осмотры предметов, документов и мест происшествий, обыски, выемки, очные ставки.

5 июня начальник оперативного отдела ОМВД России по Назрановскому району Абу Ужахов дал показания по эпизоду задержания М. Аушева, которые расходятся с тем, о чем он говорил в ходе предварительного следствия.

Свидетель Магомедбашир Котиев, дознаватель ОД ОМВД России по Назрановскому району РИ, рассказал о том, как Магомеда Аушева забрали в больницу из зала суда во время рассмотрения ему меры пресечения.

Другие свидетели, сотрудники полиции, рассказали об обстоятельствах задержания М. Аушева. В этих показаниях не было упомянуто о насилии в отношении задержанного.

Затем допросили свидетеля Мурата Аушева, брата потерпевшего Магомеда Аушева. По его словам, после обыска в доме родственника Магомед сам приехал в отдел полиции и сдал пистолет, из которого стрелял в воздух во время движения свадебного кортежа 14 декабря 2014 года.

В отделе полиции Т. Хамхоев ему сказал: «Если ты сейчас принесешь «золотой» автомат, мы всё сделаем нормально, кое -что поменяем на нём. Если не принесешь, я позову русских, мы тебе подкинем, что надо».

Кроме этого, свидетель рассказал, что видел у Магомеда синяк под правым глазом и ссадины; на пальцах правой ноги были какие-то ожоги, как он понял, от электротока, ссадины и гематомы. На вопрос обвинителя, знал ли он, что брата избивали, свидетель ответил, что «в республике всем известно, чего стоит ожидать, если попадешь в ЦПЭ».

По словам Мурата Аушева, от матери ему стало известно, что к ним домой приходили некие люди от И. Аспиева и Албогачиева, предлагали деньги за то, чтобы на очной ставке Магомед их не опознал, пригрозили задержанием старшего сына.

Свидетельница Мовлатхан Аушева, мать потерпевшего Магомеда Аушева, рассказала, что после стрельбы во время движения свадебного кортежа сын пошел сдавать пистолет в полицию, там же написал явку с повинной. Магомеда она увидела спустя несколько суток. На его теле были синяки. Он сказал матери, что его били бутылкой по голове, пытали электрическим током. Её старший сын рассказал ей, что в ЦПЭ ему угрожал Тимур Хамхоев, потребовав сдать автомат, иначе подкинут гранату. Женщина отметила, что от людей она слышала, что из ЦПЭ задержанные живыми и здоровыми не выходят. По ее словам, во время следствия к ним четыре раза приезжали неизвестные люди, обычно в вечернее время, в камуфляжной форме, разговаривали на ингушском языке; предлагали деньги за не опознание сотрудников полиции на очной ставке.

Затем была допрошена Мовлатхан Зангиевой, выступающая в качестве понятой во время обыска в квартире Далиевых. По ее словам, Магомед Далиев возмущался тем, что ему подкинули гранату, которую ему прикладывали к руке, застегнутой наручниками за спиной.

6 июня на заседании был допрошен свидетель со стороны обвинения, старший оперуполномоченный ЦПЭ, по эпизоду, связанному с задержанием А. Назарова, родственник подсудимого Тимура Хамхоева, Романа Хамхоев. Его показания в суде расходятся с показаниями, данными в ходе предварительного следствия. Потерпевшего гражданина А. Назарова не видел, об изъятии у него машины не знал, не помнит, кто дал указание перегнать ее.

Гособвинитель огласил его показания, согласно которым, распоряжение перегнать машину Назарова он получил от Т. Хамхоева. Однако свидетель отказался их признать, также заявил, что о применении насилия к Назарову и другим потерпевшим ему ничего неизвестно.

Свидетель Ризван Накастхоев, родственник подсудимого Т. Хамхоева, рассказал, что по просьбе Тимура Хамхоева поставил автомобиль «Ауди» во дворе своего дяди с его разрешения. В своих показаниях свидетель Беслан Накостоев, это подтвердил.

Свидетель со стороны потерпевшего Магомеда Аушева Магомеда Мартазанов, сообщил суду о избиениях и пытках Магомеда в здании ЦПЭ. Ему также известно, что позже М. Аушев опознал среди пытавших его - Зураба Гирева, Ису Аспиева, Тимура Хамхоева, Яхью Албогачиева и Безносюка.

На суде огласили показания свидетеля со стороны потерпевшего А. Назарова Бекхана Падиева в виду его тяжелого состояния здоровья. Согласно показаниям, Назаров арендует у него жилья и характеризуется с положительной стороны. Назаров рассказывал ему о том, что неизвестные люди в масках увезли его в неизвестное место, где избивали и требовали деньги. Он был испуган, на теле были заметны следы побоев. Также, по его словам, у Назарова отобрали телефон и важные документы. В больнице Назарову была оказана медицинская помощь.

Свидетель Ахмед Аушев находился за рулем автомобиля в свадебном кортеже, из которого в воздух стрелял Магомед Аушев. Свидетель рассказал в суде, что через два дня после свадьбы его забрали полицейские, которые не представились. Позже он узнал, что это были сотрудники ЦПЭ. Его привезли в здание, поставили к стенке и стали бить ногой, по внутренним сторонам бедер и в пах; пытали током, вкладывали в руки предмет, похожий на пистолет.

Свидетель со стороны защиты Юрий Муравьёв, заместитель министра Внутренних дел Ингушетии, сообщил, что многих подсудимых знает с положительной стороны. По словам Муравёва, узнав о смерти Магомеда Далиева, он приехал в Сунженский ОВД, опросил Марем Далиеву. Женщина передвигалась самостоятельно, на теле или лице никаких следов побоев не было. Далиева не сообщала ему, что ее доставляли в ЦПЭ, подобных поручений в связи с ограблением банка он лично не давал.

На суде также были допрошены посредством видеоконференцсвязи сотрудники полиции, которые раньше работали на территории Ингушетии. Следующее заседание состоится 20 июня.

Программа: Горячие точки

Жители Республики Ингушетия (РИ) неоднократно жаловались на незаконные действия сотрудников Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД РФ по РИ. Сотрудников ЦПЭ они обвиняли в применении пыток к подозреваемым в ходе допросов.