Свидетель по делу Абдулмумина Гаджиева заявил, что ничего не знает о причастности журналиста к деятельности запрещённых организаций

04.06.2021

Суд продолжает допрашивать свидетелей обвинения

3 июня Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону продолжил допрашивать свидетелей обвинения по делу редактора отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов этого дела — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Журналист обвиняется в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК) и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК). Вину подсудимые не признают. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым.

В суде был допрошен свидетель Гусейн Денгаев, который в 2012-2013 годах был заместителем директора по воспитательной части школы хафизов (хранители Корана, запоминающие его наизусть. — Прим. ПЦ «Мемориал») в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана. Денгаев также является двоюродным братом Исраила Ахмеднабиева (проповедник Абу Умар Саситлинский, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма; отрицает свою причастность к террористической деятельности; покинул Россию в 2014 году. — Прим. ПЦ «Мемориал»). 

Свидетель рассказал, что идея построить школу хафизов у Ахмеднабиева зародилась, когда они вместе учились в университете «Аль-Фатх аль-Ислами» в Дамаске (Сирия). Ахмеднабиев в последующем стал основателем школы и её директором. 

По версии обвинения, в этой школе детям, «в том числе детям членов незаконных вооружённых формирований (НВФ), насаждали» радикальную религиозную идеологию, обучали их, что шариат имеет приоритет над федеральным законодательством и что вести светский образ жизни недопустимо. 

По словам Денгаева, школу начали строить в 2009 или 2010 году, а открылась она в начале 2012 года. Помимо обучения Корану, в школе преподавали общеобразовательные предметы, например, математику или русский язык. В школу принимали всех желающих. Было примерно двести учеников, преподаватели в основном были жителями Новосаситли. Денгаев был знаком с родителями учеников, среди них не было преступников, террористов и участников НВФ. Денгаев отметил, что школа работает до сих пор, но находится в ведении Муфтията Дагестана.

Свидетель отметил, что точно не знает, на какие средства строилась школа, но «рассказывали, что на пожертвования благотворителей». Вначале финансовыми вопросами занимался Ахмеднабиев, а когда он уехал в Дамаск для продолжения учёбы в магистратуре, то получением и распределением денег на строительство занимался житель Новосаситли Абас Исаев (также проходит свидетелем по делу). Откуда он получал деньги и перед кем отчитывался за их расходование, Денгаев не знает.

Говоря об Ахмеднабиеве, свидетель рассказал, что знаком с ним с детства. В последний раз они виделись в 2014 году в Турции, когда открывали там школу для русскоязычных детей. Он продолжает общаться с ним по WhatsApp. Сейчас информацию о деятельности Ахмеднабиева Денгаев получает из соцсетей— судя по публикациям, он находится где-то в Африке, роет там колодцы, строит мечети и школы для местного населения. Денгаев добавил, что знает Ахмеднабиева только с положительной стороны и считает его порядочным и ответственным человеком. Он отверг причастность Ахмеднабиева к террористам и отметил, что тот был противником запрещённой в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ), и называл их хавариджами, то есть теми, кто проливает кровь мусульман.

Затем свидетель рассказал, что ему известно о подсудимых. 

С Гаджиевым он познакомился в 2013 году на собрании, организованном «Ассоциацией учёных Ахлю-Сунна в Дагестане». Больше с ним не виделся, но несколько раз по переписке консультировался с ним на тему исламских финансов. Денгаев не слышал, чтобы Ахмеднабиев говорил о Гаджиеве. О причастности Гаджиева к фонду «Ансар» свидетелю ничего не известно.

С Ризвановым он познакомился в 2011 году, когда вернулся из Дамаска. Ризванов с Каримом Алиевым и другими людьми периодически приезжал в школу хафизов. Он знает Ризванова только с положительной стороны, считает его отзывчивым человеком. Денгаев предположил, что Ризванов мог быть знаком с Гаджиевым, так как оба жили в Махачкале, активно интересовались религией и бывали на религиозных собраниях и конференциях. 

Свидетель сказал, что ничего не знает о фонде «Амана» и о его учредителях. Также он не знаком с Тамбиевым и ничего не слышал о нём ни от Гаджиева, ни от Ризванова. Денгаев не знает, знаком ли Ахмеднабиев с Тамбиевым, также ему ничего не известно о связях всех подсудимых с ИГ и другими запрещёнными организациями. 

Судья неожиданно прервал допрос свидетеля, объявив технический перерыв, а затем отложил заседание на 11 июня на 10:00. 

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года после того, как у него дома прошли обыски. Спустя четыре дня Гаджиеву была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив при этом его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками. Впоследствии Тамбиев отказался от этих показаний. 
  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбудили уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ).
Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: