Свидетель по делу Абдулмумина Гаджиева заявил, что не давал против него показаний

08.10.2021

Он рассказал в суде, что подписал уже готовые протоколы допросов под угрозой пыток и фальсификации уголовного дела против него и его супруги

В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону допросили свидетеля обвинения по делу журналиста дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Гаджиева обвиняют в участии в деятельности террористической организации, организации её финансирования и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.205.5, ч.4 ст.205.1 и ч.2 ст.282.2 УК РФ). Подсудимые свою вину отрицают. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым. Его защищает адвокат Анна Сердюкова, которая работает по соглашению с ПЦ «Мемориал».

На заседании суда 7 октября был допрошен свидетель обвинения Мурат Кусигаджиев. Он проходит по другому уголовному делу по обвинению в участии в террористической организации и находится под стражей. По версии следствия, он решил вступить в ряды террористической организации «Исламское государство» (ИГ; запрещена в России) после просмотра роликов дагестанского проповедника Исраила Ахмеднабиева*. В заседании участвовал также адвокат Кусигаджиева Сергей Лабинцев.

Свидетель заявил, что не знаком ни с кем из подсудимых, видел только публикации о Гаджиеве и его уголовном преследовании в социальных сетях. Он слушал проповеди Ахмеднабиева, которого знает как Абу Умара Саситлинского. Кусигаджиев собирался жениться, поэтому смотрел лекции проповедника о правах и обязанностей супругов-мусульман. Другие темы его не интересовали. По словам свидетеля, он слушал проповеди в разных источниках. О газете «Черновик» он узнал только после задержания Гаджиева, эту тему активно обсуждали в обществе.

Судья удовлетворил ходатайство прокурора об оглашении протоколов допросов Кусигаджиева на предварительном следствии по его уголовному делу — имелись существенные противоречия.

Огласили три протокола допроса Кусигаджиева — два от 19 мая 2020 года в статусе свидетеля и подозреваемого, третий — от 20 мая в качестве обвиняемого. В них говорилось, что примерно с 2013 года Кусигаджиев начал смотреть в YouTube видеоролики Ахмеднабиева, читал также статьи в «Черновике». Из-за этой информации он захотел жить в государстве, где действуют законы шариата, и начал размышлять о его создании. В итоге Кусигаджиев проникся идеями ИГ, которая в то время активно действовала в Сирии. В частности, ему нравилось, что такое государство обеспечивает своих жителей и не надо работать, можно иметь четырёх жен и наложниц. Он начал близко общаться с жителем дагестанского села Бабаюрт Мажитханом Мисирхановым, который тоже интересовался ИГ.

С 2015 или 2016 года они с Мисирхановым стали обмениваться ссылками на каналы в мессенджере Telegram, освещающие деятельность ИГ. Он изучил идеологию ИГ, поддерживал её, следил за боевыми операциями террористов. Свидетель решил, что обязан их поддержать делом — выехать в Сирию, участвовать в боевых действиях, создать на Северном Кавказе боевые группы для поддержки ИГ и установления там шариата. По его мнению, там, где нет шариата, ущемляются права мусульман. Об этом подробно и ясно в своих статьях говорит Абдулмумин Гаджиев.

Кусигаджиев не хотел выезжать в Сирию. Он решил остаться в Дагестане и пропагандировать идеи ИГ там. Познакомился с людьми, которые разделяли его убеждения. Они встречались в своих домах и в центральной мечети села Бабаюрт. Обсуждали методы дестабилизации деятельности органов власти в России и установления шариата на Северном Кавказе. Они понимали, что насильственно это сделать не получится, для этого нужно обучать молодое поколение «чистому исламу», которого придерживался Мухаммад ибн аль-Ваххаб (арабский теолог и основатель религиозного и политического ваххабитского движения, — прим. ПЦ «Мемориал»). О нём в своих лекциях рассказывал Ахмеднабиев, о существовании которого Кусигаджиев узнал из публикаций Гаджиева в «Черновике».

Кусигаджиев отказался от оглашённых показаний. Он их не давал, на следствии его не допрашивали. По его словам, 19 мая силовики пришли к нему домой с обыском, вывезли его якобы для допроса в Центр по противодействию экстремизму в Кизляре, где его ранее пытали. Там ему сказали, что он должен подписать всё, что от него потребуют, угрожали пытками. Силовики сказали, что, даже если он выдержит пытки и не подпишет, ему и его супруге подбросят оружие. Кусигаджиев был вынужден согласиться и выполнить их требования. После этого его отвезли в Следственный комитет в Махачкале. Тогда был карантин из-за коронавируса, и Кусигаджиева не впустили в здание, потому что у него была высокая температура. В беседке рядом со зданием СК, где он провёл несколько часов с сотрудниками ФСБ и ЦПЭ, его заставили подписать документы, которые принёс следователь. После этого прибыл адвокат Абасов, который тоже подписал протоколы допросов.

Свидетель рассказал, что не обращался в прокуратуру по этому поводу, так как это обычная практика в Дагестане и такие дела там не рассматриваются. По его мнению, Абасов был в курсе всего происходящего — он подписал протоколы допросов, на которых не присутствовал.

На следующий день на конвойном автомобиле Кусигаджиева привезли из ИВС к отделу МВД по Бабаюртовскому району. Его сфотографировали у отдела, затем отвезли к домам Хизри Хизриева и Мажитхана Мисирханова (тоже обвиняются в участии в террористической деятельности) и сфотографировали там. Его сопровождали сотрудники ФСБ и ЦПЭ, которые всё время напоминали о своих угрозах. Ещё несколько часов Кусигаджиева держали в спецавтомобиле, куда вскоре принесли протокол допроса в качестве обвиняемого. Он его подписал под давлением.

Адвокат Лабинцев обратил внимание суда на то, что протоколы допросов Кусигаджиева в качестве свидетеля и подозреваемого идентичны. Протокол допроса в качестве обвиняемого — сокращенная версия предыдущих двух. В них указано, что допросы проводились в кабинетах следователей, но свидетель утверждает, что не был в СК, а протоколы подписывал на улице. По мнению адвоката, из этого следует, что Кусигаджиева фактически не допрашивали и эти протоколы не могут считаться допустимыми доказательствами.

Следующее заседание суда назначено на 10 часов 14 октября.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года, после того как у него дома прошли обыски. 18 июня Гаджиева заключили под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.
     
  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ).

Исраил Ахмеднабиев (также известен как Абу Умар Саситлинский) — проповедник из Дагестана, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма. Ахмеднабиев отрицает свою причастность к террористической деятельности. Он покинул Россию в 2014 году.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: