Суд в Москве приговорил уроженца Северной Осетии к шести годам общего режима за финансирование терроризма на 7 201 рубль

20.11.2020

Георгий Гуев вину отрицает и настаивает, что делал только небольшие переводы на благотворительность

Второй Западный окружной военный суд Москвы под председательством судьи Сергея Семенкова приговорил к шести годам колонии общего режима 28-летнего уроженца Северной Осетии Георгия Гуева. Его признали виновным в финансировании терроризма — он якобы перечислил 7 201 рубль на нужды запрещённой в России террористической организации «Исламское государство». Гуев вину отрицает и говорит, что периодически жертвовал маленькие суммы малоимущим мусульманам и на строительство колодцев в Африке. В суде его интересы представляют адвокаты Умалат Сайгитов и Сослан Батыров. Они намерены обжаловать приговор. 

20 ноября в прениях представитель обвинения запросил для Гуева восемь лет лишения свободы. По его мнению, вина Гуева доказана, в качестве довода он практически повторил содержание обвинительного заключения. 

Адвокат Умалат Сайгитов отметил в своём выступлении, что сторона обвинения не предоставила никаких доказательств вины его подзащитного: «В деле нет даже косвенных доказательств утверждений обвинения, что Гуев „исповедовал крайние, наиболее агрессивные формы ислама, призывающие к джихаду, и финансировал терроризм“». Он просил оправдать его подзащитного. 

Позиция адвоката 

  • Единственный свидетель обвинения Анна Папушина не была знакома с Гуевым и дала противоречивые показания

Папушина в 2015-16 годах работала бухгалтером в благотворительном фонде «Мухаджирун», зарегистрированном в Швеции. 

Она была трижды судима, сейчас проходит обвиняемой по делу об организации финансирования терроризма, находится под домашним арестом. По словам её супруга, в 2016 году Папушину принудительно лечили в психиатрическом стационаре, на момент допроса по делу Гуева она состояла на учёте у психиатра и нарколога, но следствие не устанавливало её адекватность при даче показаний. На суде Папушина отрицала, что состоит на учёте. 

Показания Папушиной основывались на предположениях. Так, она сделала «логический вывод», что Гуев знал о целях сбора, так как это очевидно из контента групп в мессенджерах Telegram и WhatsApp, где размещались реквизиты для сбора. Одновременно она утверждает, что сама об «истинных целях» сбора узнала только 7 декабря 2015 года (работать в фонде начала в августе). Гуев первые два перевода сделал до этой даты — 7 ноября и 4 декабря. Специалисты, исследовав группы, установили, что в них публикуется просветительская и благотворительная информация, там ничего нет о финансировании терроризма. 

На предварительном следствии Папушина сказала, что Гуева лично не знала, но они общались в группах — в суде сообщила, что фамилию Гуева впервые услышала в 2019 году, когда увидела новость о его задержании по телевидению. 

Папушина сообщила в суде, что все из более чем 100 тыс. человек, участвовавших в этих группах, знали о реальной цели сбора — финансировании терроризма. В то же время она признала, что, жертвуя деньги, люди указывали назначение платежа «закят» (выплата с доходов мусульманина в пользу нуждающихся) или «на колодцы в Африке».

  • Показания свидетелей защиты в пользу Гуева 

Знакомые Гуева Заурбек Цориев и Роман Гуриев на предварительном следствии утверждали, что он придерживался традиционного ислама, категорически отрицательно относился к экстремистским и террористическим организациям. 

  • Другие доказательства в пользу Гуева 

МВД и УФСБ Северной Осетии не располагают никакой информацией о связях Гуева с экстремистской и террористической деятельностью. 

Знакомые, соседи, одноклассники, родители дали Гуеву положительные характеристики. Глава муфтията Северной Осетии Хаджимурат Гацалов в характеристике указал, что Гуев придерживается традиционного ислама и действительно занимался благотворительностью. 

  • Несостоятельность доказательств обвинения 

Обвинение считает, что Гуев должен был проверить деятельность благотворительного фонда, прежде чем посылать туда деньги. Это утверждение адвокат считает абсурдным. Гуев переводил деньги на карту Сбербанка, куда поступали тысячи переводов. Проверить счёт стоило службе безопасности банка, Финмониторингу, ФСБ, но не Гуеву. По словам адвоката, в фонд «Мухаджирун» перечисляли деньги глава Чечни Рамзан Кадыров и бывший глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров, депутат Госдумы Бувайсар Сайтиев. Но им никто не вменяет это в вину. 

В последнем слове Гуев поблагодарил всех, кто его поддерживал, сказал, что не совершал того, что ему вменяют, и попросил суд вынести справедливое решение. 

Георгия Гуева задержали в Москве 16 мая сотрудники ФСБ и СКР. После ареста он содержался в СИЗО № 2 («Бутырка»). По словам Гуева, он никогда не поддерживал террористов, а только несколько раз перевёл деньги на благотворительность, всего не более 15 тыс. руб. Гуев окончил Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова в Москве. Последние два года работал экспертом строительной компании АО «Промстрой». До этого был сотрудником крупной аудиторской компании KPMG.