Суд в Москве допросил свидетелей по делу Георгия Гуева, обвиняемого в финансировании терроризма

07.08.2020

Также на заседании начали исследовать доказательства защиты

Второй Западный окружной военный суд Москвы в составе трёх судей (председательствующий — Сергей Семенков) 5 и 6 августа допросил двух свидетелей по уголовному делу 28-летнего уроженца Северной Осетии Георгия Гуева, обвиняемого в финансировании терроризма — он якобы перечислил 7 201 рублей на нужды «Исламского Государства» (ИГ; организация признана террористической и запрещена в России). Гуев вину отрицает. Суд также исследовал переписку Гуева с другом в Telegram и перешёл к материалам защиты.

Допрос Анны Папушиной, бухгалтера благотворительного фонда «Мухаджирун» 

Анна Папушина, 1986 г.р., проходит обвиняемой по ч.4 ст. 205.1. УК (организация финансирования терроризма), находится под домашним арестом в родном городе Полярный в Мурманской области. Была трижды судима, в том числе за хранение наркотиков. Утверждает, что эти судимости с неё сняты. Заключила ли она соглашение со следствием, отвечать отказалась. 

Папушина рассказала, что в 2015-16 годах работала бухгалтером в благотворительном фонде «Мухаджирун», зарегистрированном в Швеции. С организаторами она познакомилась в соцсетях. По их просьбе она открыла в России счета на своё имя, чтобы собирать на них пожертвования для помощи нуждающимся. Деньги она отправляла своим работодателям. Платили ей 300 евро в месяц. 

На самом деле, по словам Папушиной, организаторы создали «законспирированную сеть» для финансирования «воинов джихада». В различных пабликах в соцсетях они писали, что собирают деньги только для помощи нуждающимся мусульманам в Сирии и странах Африки, но также отправляли деньги боевикам в Сирии. 

«Информацию о финансировании джихада» публиковали в группах в соцсетях и мессенджерах, где эти деньги собирались, и на сайте фонда «Мухаджирун». Когда и в какой форме её публиковали, Папушина указать не смогла. Адвокат заметил, что странно говорить о конспирации, если информацию публикуют на сайте. 

Папушина утверждает, что с самого начала догадывалась об истинных целях организаторов фондов, но предпочитала верить, что они занимаются исключительно благотворительностью. Сомнения её рассеялись окончательно в ноябре или декабре 2015 года, когда она увидела в интернете ролик о проповеднике Абу Умаре Саситлинском (уроженец Дагестана Исраил Ахмеднабиев, с 2013 года живёт в эмиграции; в России на него заведено несколько уголовных дел: правоохранительные органы считают, что он через сеть благотворительных фондов, в том числе «Живое сердце» (ранее — «Мухаджирун»), финансирует ИГ), где рассказывалось, что он занимается финансированием джихада. Ролик этот ей отправили сами организаторы фонда. 

Сначала они вводили её в заблуждение, говоря, что Саситлинского преследуют в России по политическим мотивам, он сведущ в религиозных делах и известный проповедник. Потом пытались склонить её принять ислам, а потом уже напрямую говорили, что часть денег отправляют для поддержки джихадистов. 

Напрямую с Гуевым Папушина не общалась, они состояли в одних группах в мессенджерах. 

Гуев трижды перечислял ей деньги — один раз 3 тыс. руб. и два раза по 2 тыс.руб. То, что это переводы именно от Гуева, Папушина знала потому, что в онлайн-банке отслеживала, кто ей отправляет деньги. Она «для своей безопасности» выписывала данные тех, кто делал переводы. На суде ей возразили, что в онлайн-банке фамилия не высвечивается, только имя и отчество. Произнеся нескольких нечленораздельных звуков, она сообщила, что на самом деле прочитала о Гуеве в интернете, когда его задержали, и поняла, что это тот самым человек, который сделал три перевода. 

Тех, кто состоял в группе и жертвовал деньги, было много, возможно, 1000, и в общей сложности ей перечислили более 6 млн. руб., рассказала свидетельница. Но запомнила она почему-то только Гуева.

Папушина считает, что Гуев должен был знать, на что пойдут эти деньги — это было очевидно из контента групп, в которых они состояли. Хотя прямых призывов участвовать в войне или финансировать терроризм там не было, но говорили про ИГ и Сирию, обсуждали исламские вопросы и проповеди Саситлинского. 

На неудобные вопросы защиты Папушина реагировала остро, называла их провокацией и иногда отказывалась отвечать, если об этом не просил суд. 

По ходатайству прокурора были оглашены некоторые материалы уголовного дела, в том числе показания Папушиной, данные ею на предварительном следствии, и скрины переписок Гуева с его другом Алиханом Хоранти в Telegram. 

Переписки о помощи имамам в Осетии 

В протоколе осмотра переписок сообщается, что, «возможно, диалог ведётся в зашифрованном виде и, возможно, речь идёт о вербовке лиц, принявших ислам, и финансировании группы лиц (имамы, муфтии)». 

В переписке Гуев и Хоранти радуются, что кто-то из знакомых принял ислам, обсуждают его. Также говорят, что нужно финансово помогать имамам, «некоторые из которых вынуждены работать на АЗС и в такси, чтобы прокормить семью». 

По просьбе судьи Гуев рассказал об этом разговоре подробнее: «Я знаю имамов и муфтиев из Осетии, со многими из них общаюсь. Они представляют особую ценность, многие из них занимаются образовательной деятельностью, но у них очень низкие доходы. Ребята из Москвы решили им финансово помочь, чтобы им не приходилось подрабатывать водителями такси и т.д.». 

Адвокат отметил, что в этой переписке нет ничего, что хотя бы отдалённо касалось финансирования терроризма. Кроме того, Гуеву не вменяют вербовку, а радость от того, что кто-то принял ислам, в любом случае ею не является. 

Судья расспросил Гуева о его доходах. Его смутило, что сумма по операциям на его счетах превышает его зарплату. Гуев рассказал, что все его доходы легальны и все транзакции на его счетах были проанализированы следствием.

Допрос Ильнары Султанмурадовой

6 августа допросили свидетеля Ильнару Султанмурадову, в мае 2019 года осуждённую по ч.1.1 ст.205.1 УК РФ (содействие терроризму в форме финансирования). Сейчас она отбывает наказание в колонии общего режима. 

Султанмурадова заявила, что не знает Гуева и никогда о нём не слышала. По словам свидетельницы, её подруга Ирина Соколова попросила дать ей попользоваться своей банковской картой. Якобы она состояла в группе в каком-то мессенджере, которая финансово помогает нуждающимся детям. Ильнара открыла счёт на имя своей матери, карту отдала Ирине. 

По информации следствия, на эту карту Гуев перечислил 200 руб. 

Доказательства защиты 

Суд приступил к исследованию доказательств защиты. Адвокат Умалат Сайгитов огласил акт исследования сайта и каналов в мессенджерах фонда «Мухаджирун». На них нет никаких публикаций о террористах или с призывами их финансировать. 

Он огласил положительные характеристики Гуева от его знакомых, соседей, одноклассников и их родителей, учителей, коллег, главы муфтията Северной Осетии Хаджимурата Гацалова. Гацалов указал, что Гуев придерживается традиционного ислама и действительно занимался благотворительностью.

Также адвокат огласил ответы на его запросы в МВД и УФСБ по Северной Осетии, в которых сообщается, что ведомства не располагают никакой информацией о связях Гуева с экстремистской и террористической деятельностью.

Суд удовлетворил ходатайство адвоката о допросе в суде свидетелей защиты — супруга Анной Папушиной Семёна Папушина, знакомых Гуева Заурбека Цореева и Романа Гереева. 

Следующее заседание состоится 17 августа в 15:00 часов. 

  • Георгия Гуева задержали в Москве 16 мая сотрудники ФСБ и СКР. По версии следствия, он перевёл на банковские карты организаторов финансирования терроризма 7 201 руб. 
  • Гуев арестован, содержится в СИЗО № 2 («Бутырка»).
  • Он утверждает, что никогда не поддерживал террористов, а только несколько раз перевёл деньги на благотворительность, всего не более 15 тыс. руб. 
  • Гуев окончил Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова в Москве. Последние два года работал экспертом строительной компании АО «Промстрой». До этого был сотрудником крупной аудиторской компании KPMG.
Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Гуев Георгий Русланович родился 13 декабря 1992 года. Житель Москвы. Мусульманин, уроженец мусульманского села Северной Осетии, принял ислам в 17 лет.

Поделиться: