Суд в КБР приговорил черкесского общественного деятеля Мартина Кочесокова к условному сроку

04.03.2021

Член Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов считает, что на процессе обвинение развалилось, но оправдать Кочесокова суд не мог — у него был политический заказ.

Урванский районный суд Кабардино-Балкарской Республики признал 31-летнего главу черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова виновным в приобретении и хранении 263 граммов марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК) и приговорил к лишению свободы на три года условно с ограничением свободы на один год. Прокуратура запрашивала для него четыре года условно с испытательным сроком в три года. Общественник утверждает, что невиновен, наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, угрожая физической расправой над ним и его родными. Коллеги и друзья связывают задержание Мартина с его общественной деятельностью. В суде обвинение развалилось. Правозащитный центр «Мемориал» признал Кочесокова незаконно преследуемым по политическим мотивам.

Поддержать Мартина Кочесокова 2 марта приехало более 80-ти человек: родственники, друзья, общественники, правозащитники.

Судья Джабраил Кудабердоков пришёл к выводу, что вина Кочесокова доказана. Смягчающими обстоятельствами признал положительные характеристики по месту жительства.

Суд не нашёл оснований сомневаться в достоверности показаний свидетелей обвинения — оперуполномоченного ЦПЭ МВД по КБР Мурата Гонова, сотрудников регионального СОБР «Татуева». «Карданова», «Догузаева» (данные последних троих засекречены). «Их показания последовательны, соответствуют обстоятельствам дела и не содержат существенных противоречий, кроме показаний Гонова, что на Кочесокова не надевали наручники во время задержания», — указал суд.

Суд не поставил под сомнение показания Гонова о том, что местные жители в силу менталитета отказываются быть понятыми в подобных делах (связанных с наркотиками) и только поэтому он «обзвонил несколько лиц с твердой гражданской позицией»», чтобы пригласить их на роль понятых.

(Защита Кочесокова указывала в суде, что понятые Валерий Мкртумян и Анатолий Выблов находятся в зависимости от сотрудников ЦПЭ. Они состоят на учёте в Республиканском психоневрологическом диспансере и привлекались к ответственности за хранение наркотиков. Более того, они давали в суде путаные показания, на уточняющие вопросы часто отвечали, что не помнят. — прим. ПЦ «Мемориал»).

По оценке суда, защита не опровергла показания Гонова о том, что он не был знаком с Выбловым и не имел на него влияния. Это указывает на его случайный выбор.

(Адвокат обвиняемого Людмила Кочесокова заявляла на процессе, что сотрудники ЦПЭ ранее привлекали Выблова в качестве понятого и он знаком с Мкртумяном. — прим. ПЦ «Мемориал»).

«Тот факт, что у Гонова оказался номер телефона Мкртумяна, не указывает на то, что сотрудники ЦПЭ привлекали ранее его и Выблова ранее в качестве понятых в других уголовных делах. Судимость понятых по наркотическим статьям не ставит их в зависимость от полицейских и не ограничивает в правах, в том числе в праве на участие в деле в качестве понятого. Из заключения эксперта судебно-психиатрической экспертизы следует, что Выблов и Мкртумян являются вменяемыми, и с учетом обстоятельств дела оснований для иного вывода у суда не имеется», — сказал судья.

Он отметил, что показания понятых, которые они давали на предварительном следствии и в суде, не противоречат друг другу, показаниям других свидетелей и обстоятельствам участия понятых в осмотре места задержания Кочесокова 7 июня 2019 года, как на то указывала защита.

Также суд пришёл к выводу, что до задержания Кочесоков не был знаком с понятыми, а значит, у них не было оснований его оговорить.

(На процессе защита неоднократно указывала, что понятые могли оговорить обвиняемого не из-за личной неприязни к нему, а потому, что они зависят от полицейских, выполняющих политический заказ. — прим. ПЦ «Мемориал»).

Несоответствие времени оформления протоколов допроса некоторых свидетелей, в частности оперуполномоченного оперативного отдела СИЗО-1 Ислама Таова и понятых, со временем их прибытия в Лескенский отдел полиции суд не посчитал существенным нарушением.

(Это несоответствие указывает на факт фальсификации протоколов допросов свидетелей, а значит, на необходимость исключения их из допустимых доказательств. — прим. ПЦ «Мемориал»).

Тем не менее, суд отметил, что следователь ОМВД России по Лескенскому району Адам Каров на допросе «не смог дать внятного разъяснения» этому расхождению и не имел права заводить свидетелей в отдел, минуя КПП. Этим он нарушил внутриведомственные приказы об осуществлении пропускного режима на территории отдела полиции.

(Таким образом, судья взял на веру утверждение следователя, что он зачем-то проводил свидетелей для допроса в отдел полиции тайком. — прим. ПЦ «Мемориал»).

Суд посчитал обоснованным решение следствия не возбуждать уголовное дело в отношении Гонова, инспекторов ДПС Кантемира Урусова и Р. Бесчокова о фальсификации материалов на Кочесокова и применении силовиками недозволенных методов.

Суд признал протокол явки с повинной Кочесокова, оформленный 17 июня 2019 года, недопустимым доказательством, потому что он оформлен с нарушениями закона. К тому моменту Кочесоков уже был задержан и дал признательные показания, никакой необходимости в оформлении явки с повинной не было.

(Кочесоков заявлял в суде, что невиновен, признательные показания подписал под давлением сотрудников ЦПЭ МВД по КБР, которые угрожали ему физической расправой, а явку с повинной написал под диктовку и подписал под давлением. — прим. ПЦ «Мемориал»).

«Я думаю, что оглашенный приговор не является решением судьи Кудабердокова, — комментирует член Совета ПЦ „Мемориал“ Олег Орлов. — Недаром его оглашение откладывалось. И уголовное преследование Мартина Кочесокова носило политический характер, и вынесенный приговор является политическим решением. Наша организация следила за процессом и публиковала подробные отчёты о заседаниях. Практически на каждом из них вскрывались факты, указывающие на фальсификацию обвинения. На одном из заседаний выяснилось, что, в нарушение правил, полицейские заставили Кочесокова взять в руки пакет с наркотиками - чтобы на нём остались его отпечатки! Или оглашенные в суде несовпадения дат и времени допросов свидетелей обвинения в отделе полиции и времени их реального посещения этого отдела, зафиксированного в журнале регистрации. Это же прямо указывает на фальсификацию протоколов допросов! На заседаниях судья активно участвовал в обсуждении этих фактов, задавал наводящие вопросы, неоднократно выражал недоумение поведением и позицией сотрудников полиции. Но при вынесении приговора все эти факты не получили должной оценки. Почему? По моему мнению, ответ очевиден — выполнение политического заказа. Впрочем, уже то, что прокуратура запросила условный срок, свидетельствует о том, что дело „шито белыми нитками“. Обвинение развалилось, а оправдать нельзя. Что делать? Дать условный срок».

  • Мартина Кочесокова задержали 7 июня на федеральной трассе «Кавказ» (между сёлами Хатуей и Анзорей Лескенского района), когда он ехал на машине. По версии МВД, полицейские обнаружили у него пакет с 263 граммами марихуаны. 9 июня Лескенский райсуд арестовал общественника на два месяца. 25 июня Верховный суд КБР изменил эту меру пресечения на домашний арест, а через два месяца — на подписку о невыезде. 17 августа 2020 года в Урванском райсуде началось рассмотрение дела.
Программа: Поддержка политзеков

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович родился 16 ноября 1988 года, житель Нальчика, учредитель и глава черкесской общественной организации «Хабзэ

Поделиться: