Суд по делу Абдулмумина Гаджиева приступил к допросу свидетелей обвинения

24.05.2021

Полицейский, который проводил по делу оперативно-розыскные мероприятия, на большинство вопросов защиты отвечал, что «не помнит» или «не знает»

20 мая в Южном окружном военном суде допросили свидетеля Салмана Ибрагимова, который проводил оперативно-розыскные мероприяти (ОРМ) по делу журналиста дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Их обвиняют в участии деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК РФ), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК РФ) и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ). Вину они не признают.  Правозащитный центр (ПЦ)  «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым.

Допрошенный посредством видеоконференцсвязи оперативный уполномоченный Управления уголовного розыска МВД России по Дагестану Салман Ибрагимов рассказал, что он с 2017 года с сотрудниками управления ФСБ по Дагестану проводил ОРМ по делам о финансировании терроризма. Они якобы установили, что Исраил Ахмеднабиев (дагестанский проповедник Абу Умар Саситлинский, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма; категорически отрицает свою причастность к террористической деятельности; покинул Россию в 2014 году, — прим. ПЦ «Мемориал»), создал благотворительные фонды «Ансар», «Амана», и «Мухаджирун», но благотворительностью занимался для прикрытия своей преступной деятельности — часть собранных денег использовалась для финансирования терроризма.

По словам Ибрагимова, они установили, что Карим Алиев был учредителем фонда «Ансар», а Абубакар Ризванов — его заместителем. Этот фонд поддерживали Абдулмумин Гаджиев и Ровшан Алиев. Фонд «Амана» учредили Кемал Тамбиев и Магомедбасир Гасанов, а «Мухаджирун» Ахмеднабиев создал в Турции с неким гражданином США Халидом Ясином. «Засекреченные свидетели» сообщили следствию, что все подсудимые знали об истинных целях Ахмеднабиева.

Свидетель пояснил, что на различных ресурсах в интернете от этих фондов выкладывались номера банковских карт, счетов и электронных кошельков, куда люди жертвовали деньги. Подсудимые обналичивали их в России и Турции используя карты и счета третьих лиц, чьи имена он «не может сообщить, так как они — засекреченные свидетели по делу».

Также они установили других членов преступной группы — участники незаконных вооруженных формирований (НВФ) в Сирии Мансура Даутова, Рабиджона Вахобова, Рафика Шабанова, Саида Абдулазизова, Рафета Магомедова, которые были ещё сотрудниками фонда «Мухаджирун».

Гаджиев, продолжил свидетель, в своих статьях о фонде «Ансар» создавал Ахмеднабиеву образ благодетеля, чтобы привлечь больше людей к его незаконной деятельности. Они встречались дважды. Исмаилов не помнит когда именно и кто был инициатором этих встреч, которые устраивались для «вербовки Гаджиева». Ему неизвестно, мог ли журналист без ведома руководства «Черновика» брать интервью у Ахмеднабиева и публиковать их в газете. Он не помнит, в каких именно публикациях Гаджиев упоминал Ахмеднабиева или фонд «Ансар».

Отвечая на вопросы адвокатов и их подзащитных, свидетель сказал, что не помнит видел ли он учредительные документы фонда «Амана», когда именно и где Тамбиев встречался с Ахмеднабиевым, переводились ли последнему деньги из фонда «Амана», кто обладал правом подписи платежных документов при перечислении денег, запрашивало ли следствие в ходе ОРМ отчёты из Минюста о благотворительной деятельности фонда, ему неизвестно бывал ли Тамбиев в Махачкале, у них нет детализации звонков или аудиозаписей разговоров между Тамбиевым и Ахмеднабиевым.

Ибрагимов работал по делу  с 2017 года, он занимался только установлением очевидцев и свидетелей (они все засекречены) преступной деятельности подсудимых. Ему неизвестно проводились ли до этого другие мероприятия — прослушка, наблюдение, внедрение. Он не помнит, обращался ли он к своим коллегам из МВД и ФСБ за информацией об Ахмеднабиеве и не знает, работали ли они по нему до 2017 года. Засекреченные свидетели рассказали следствию, что подсудимым было известно об истинных целях Ахмеднабиева.

У него нет письменных доказательств, что Халид Ясин является учредителем фонда «Мухаджирун», а фонд «Амана» был создан по инициативе Ахмеднабиева и он им руководил.

Свидетель не вспомнил кто именно обналичивал деньги с карты Карима Алиева, кто и кому из участников НВФ их передал, были ли прямые перечисления террористам со счёта фонда «Ансар», но «знал», что они использовались на нужды террористов в Сирии. Он не смог назвать имена террористов или хотя бы названия террористических групп, которые якобы финансировали подсудимые.

Свидетель проверял законность деятельности Ахмеднабиева с 2012 года по 2014 год. Да, признал он, запрещенные в России террористические организации «Исламское государство» (ИГ) и Джебхат ан-Нусра не были тогда ещё признаны в России таковыми — именно их якобы и финансировали подсудимые. Тем не менее эти организации воевали в Сирии и поддерживать их, чем занимался Ахмеднабиев, было преступлением. Более того, по его словам, Ахмеднабиев ещё с 2009 года помогал запрещённой в России террористической организации «Имарата Кавказ». Он не смог пояснить, как именно он это делал, и как он из неё перешёл в ИГ.

Ибрагимов также заметил, что в школе-хафизов в селе Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана, строительство которой финансировал Ахмеднабиев, учились дети лиц, находящихся в федеральном розыске, а также осужденных по террористическим статьям — как минимум трое. Он не знает, ходили ли он в общеобразовательную школу и сколько всего детей училось в школе хафизов. Защита пояснила, что — более двухсот детей.

Интересы Гаджиева в суде представляли адвокаты Анна Сердюкова, которая работает по соглашению с ПЦ  «Мемориал», Ашот Норвардян и Арсен Шабанов, Ризванова — Лиана Амирджанова, а Тамбиева —  Руслан Нагиев и Ольга Малюкова.

Следующее заседание суда назначено на 27 мая в 10 часов.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года, после того как у него дома прошли обыски. 18 июня Гаджиева заключили под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый  по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.

  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2).

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: