Суд над Оюбом Титиевым: дни 14 и 15

29.09.2018

Понятой с «игрушечным» автоматом.

27 сентября после допроса двух сотрудников ОМВД РФ по Курчалоевскому району ЧР по ходатайству защиты Титиева процесс открыли для публики и журналистов. Свидетель Такалашов, который был понятым в деле Оюба, заявил, что не имеет отношения к полиции, хотя он фотографировался в полицейской форме и с автоматом. В суде он объяснил, что делал это исключительно чтобы впечатлить девушку, да и автомат у него был игрушечный.

27 сентября в Шалинском городском суде состоялось 14-ое заседание по делу Оюба Титиева. Судья — Мадина Зайнетдинова. Защиту Титиева на заседании осуществляли адвокаты Петр Заикин и Марина Дубровина. Обвинение поддерживают прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и сотрудник республиканской прокуратуры Милана Байтаева.

Напомним, что руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев был задержан 9 января 2018 года в Чечне якобы в связи с тем, что полицейские обнаружили в его машине пакет с марихуаной. Против Титиева возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Титиев свою вину не признает. «Мемориал» утверждает, что уголовное дело против него фальсифицировано. Оюб признан политическим заключенным.

В ходе процесса, который продолжился в закрытом режиме, были допрошены два свидетеля обвинения — Муса Агуев, начальник тыла Курчалоевского ОМВД, и Эми Магомадов, оперуполномоченный Курчалоевского ОМВД.

Магомадов возил Оюба в день его задержания в Республиканский наркологический диспансер на наркологическую экспертизу. Со слов адвокатов, свидетели ничего важного по существу дела не рассказали. Они ссылались на то, что не помнят события того дня, так как это было давно.

Затем по ходатайству защиты судья открыла процесс.

После перерыва был допрошен еще один свидетель обвинения — Мак-Магомед Такалашов, 1998 г.р. По его словам, он впервые увидел Оюба утром 9 января, когда его пригласили для участия в следственных действия в качестве понятого.

Он стоял у магазина с другом, когда к ним подъехал полицейский на автомобиле ДПС. Полицейский попросил их стать понятыми, они согласились. Документов, удостоверяющих личность, у Такалашова с собой не было, но никто и не просил их предоставить. Следователь записал в протокол паспортные данные Такалашова с его слов. Свои данные он помнит наизусть.

Как следователь устанавливал личность Титиева, понятой вспомнить не смог.

Такалашов сообщил суду, что, когда понятые подошли к месту происшествия, правые двери, капот и багажник автомобили уже были открыты, следователь проводил осмотр. Он попросил понятых подойти и посмотреть. Свидетель не помнит положение кресел, но вспомнил, что на них были чехлы — следователь их откинул. Затем следователь достал из машины черный пакет и раскрыл его — в нем было зеленое вещество. Такалашов не смог вспомнить, как был завязан пакет. Следователь завязал его ниткой, заклеил биркой и положил в другой черный пакет. Такалашов, следователь и второй понятой расписались в протоколе осмотра места происшествия и на бирке. Титиев отказался это сделать. Свидетель не помнит, расписывался ли еще кто-нибудь.

По словам свидетеля, на переднем коврике в автомобиле тоже обнаружили зеленое вещество. Его пересыпали в конверт и опечатали. Он поставил подпись на конверте, была ли на нем бирка, он не помнит. Также Такалашов не мог вспомнить, взвешивали ли обнаруженное вещество, изымались ли документы или травматическое оружие у Титиева.

Такалашов также сообщил суду, что следователь попросил понятых присутствовать при запечатывании изъятой машины Титиева. Они прибыли в Курчалоевкий ОМВД на автомобиле ДПС, в которой кроме них был только водитель-полицейский. Такалашова беспрепятственно пропустили в отдел полиции, несмотря на то, что документов у него с собой не было.

Из машины Оюба при нем ничего не брали. Видеорегистраторов он на ней не видел — ни во время осмотра, ни во время опечатывания.

Не помнит свидетель и то, расписывался ли он где-либо после опечатывания автомобиля, присутствовал ли Оюб при опечатывании, были ли рядом другие автомобили.

Затем, сообщил суду Такалашов, оперуполномоченный и следователь попросили понятых присутствовать при взятии смывов с ладоней и срезов ногтей Титиева. Они согласились. Когда они вошли в кабинет, Титиев уже был там. Свидетель видел, как оперуполномоченный срезал ногти и положили их в конверт, который опечатали бирками. Понятой расписался на конверте, сзади. На бирке не расписывался. Никто из кабинета не выходил, когда брали образцы, в том числе оперуполномоченный. Не видел, чтобы в кабинет заходил начальник уголовного розыска, вообще никто не заходил. Такалашов наблюдал все действия, когда конверты опечатывали. Не помнит, сколько при этом присутствовало полицейских, даже примерно, поскольку «память плохая». Однако потом после вопросов адвокатов свидетель вспомнил, что в кабинете находились пять сотрудников полиции.

Такалашов сообщил суду, что родственников и знакомых в Курчалоевском ОМВД у него нет. У него юридическое образование, но в полиции он не служил, стажировку там не проходил.

Адвокат Заикин поинтересовался, снимался ли Такалашов на фото в форме полицейского с автоматом в руках.

Свидетель ответил утвердительно. Он рассказал, что такую форму можно купить. Он ходил в ней иногда, хотел произвести впечатление на девушку. При этом нашивок МВД или другого силового ведомства на форме не было. Относительно автомата свидетель заявил, что он был игрушечный.

На дополнительные вопросы адвокатов свидетель сообщил, что 9 января он на своей Toyota Camry приехал за шаурмой к магазину, где его встретил полицейский и попросил быть понятым. При этом у него с собой не было никаких документов, в том числе водительского удостоверения.

Адвокат выразил подозрение, что из-за отсутствия документов Такалашов мог оказаться в тот день в зависимости от сотрудников ДПС.

Вопрос адвоката, на кого была оформлена Toyota, судья сняла.

28 сентября продолжился допрос свидетелей обвинения. Судебное заседание проходило в открытом режиме в том же составе, что и накануне.

Был допрошен Ризван Сулейманов, заместитель начальника следственного управления МВД по Грозному.

Именно ему наркоман Амади Басханов рассказал, что якобы дважды видел Оюба курящим анашу в Грозном в 2017 году.

В январе 2018 года свидетель был оперуполномоченным отдела угрозыска УМВД по Грозному. Он сообщил суду, что 9 января случайно встретил Басханова у магазина в Заводском районе Грозного. Басханов рассказал ему, что в тот день случайно увидел в мобильном телефоне у пассажира маршрутки фотографию Оюба, узнал, что того задержали, и вспомнил, что видел его на улице курящим и от него шел запах наркотика.

В тот же день Сулейманов опять же случайно встретил у старого рынка в Грозном троих оперативников из Курчалоевского ОМВД, которые приехали в город проводить оперативно-розыскные мероприятия по делу Оюба, и сообщил им информацию, полученную от Басханова.

Свидетель заявил, что в дружеских отношениях с Басхановым он не состоит, хотя тот в своих показаниях называл его «другом Ризваном».

Затем Сулейманов, отвечая на вопросы адвокатов, неожиданно сообщил суду, что о задержании Титиева узнал, вероятно, за день, а то и за два до встречи с Басхановым из телевизионых новостей.

Мы должны отметить серьезные противоречия в показаниях Сулейманова. Вначале он сам указал дату встречи с Басхановым — 9 января, то есть в день задержания Оюба. Это же ранее сообщил суду и свидетель Басханов. Но затем Сулейманов заявил, что якобы узнал о задержании Титиева за два дня до этой встречи. Как можно было узнать о задержании Титиева за два дня до того, как это произошло — остается только гадать.

В ходе допроса Ризвана Сулейманова адвокатам удалось узнать от него имена тех оперативников из Курчалоевского ОМВД, с которыми тот «случайно встретился» после задержания Титиева. Один — Сурхо Эльмурзаев, про второго известно только имя — Хамзат. Про третьего оперативника пока ничего не известно.

Адвокаты подали ходатайство о вызове этих оперативников в суд. Суд направит запрос в ОМВД, чтобы установить этих сотрудников и вызвать их на допрос.

Также 28 сентября суд планировал допросить Бислана Тасуева — второго понятого, который 9 января присутствовал при обнаружении подозрительного пакета в машине Оюба. Свидетель явился и захотел воспользоваться помощью переводчика. После первых вопросов и ответов стало понятно, что приглашенный переводчик некачественно выполняет свою работу, переводит очень приблизительно. Суд во время перерыва пытался найти другого переводчика, но усилия не увенчались успехом. Допрос свидетеля перенесли на следующее заседание — 1 октября.

После этого судебные заседания пройдут 8 и 9 октября.

«Хочешь добиться положительного результата — подумай, где процессуальные оппоненты могут лениться. При поиске понятого, конечно, - комментирует адвокат Петр Заикин. - Какой самый подходящий понятой, с точки зрения непорядочного полицейского? Тот, который от него будет зависеть. В данном случае понятой Такалашов сообщил, что он управлял транспортным средством накануне происшествия и при этом водительских прав у него нет. Понятно, что в таком случае он мог иметь серьезные проблемы с законом. Следовательно, он зависит от сотрудников и вынужден действовать в их интересах. По некоторым очень важным моментам он сообщил недостоверную информации, где-то сообщил правду, а когда совсем не хотел отвечать, ссылался, что не помнит. Есть важные моменты, которые до прений нецелесообразно озвучивать. К тому же второй понятой еще не допрошен, а оппоненты могут действовать не очень порядочно в процессуальном плане. Все самое интересное будет в прениях».

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».