Суд над Оюбом Титиевым: день пятый

09.08.2018

«Менталитет чеченской полиции: женщин не останавливаем, стариков не штрафуем», - заявил допрошенный сегодня свидетель.

В начале адвокат Марина Дубровина ходатайствовала разрешить Оюбу Титиеву во время заседаний суда находиться не в металлической клетке, а сидеть рядом с адвокатами. Содержание Оюба в клетке не оправдано соображениями безопасности, унижает его достоинство, нарушает презумпцию невиновности – однако суд отклонил ходатайство как необоснованное.

В ходе заседания был допрошен Хусейн Хутаев, инспектор ДПС, участник второго задержания Оюба Титиева. Напомним, что Оюба Титиева задерживали дважды: в первый раз сотрудники полиции в зеленой камуфляжной форме с нашивками «ГБР» - по словам Оюба, именно они подбросили ему наркотики, а во второй раз мероприятия проводили сотрудники ДПС.

По словам свидетеля, об Оюбе Титиеве он на тот момент ничего не слышал, ориентировок на него или его машину в тот день не было. Хусейн Хутаев остановил машину Оюба потому, что у нее не были включены фары ближнего света, а при проверке документов выяснилось, что у Оюба просрочена страховка. При осмотре автомобиля другой сотрудник патруля, Гараев, заметил на половике рассыпанную траву и затем нашёл под передним сидением пакет с наркотиком, после чего вызвал следственно-оперативную группу.

Хутаев и другие сотрудники наряда были в полицейской форме и передвигались на белой «Ладе-Приоре». Автомобилей с надписями "ГБР" или "ГНР" он не видел, машин в камуфлированной расцветке в Курчалоевском РОВД нет.

Хутаев и его коллеги не досматривали машину Оюба и не составляли протокол досмотра. По словам Хутаева, он приехал на пост, остановил единственную машину – Оюба Титиева – и уехал, не дожидаясь конца работы следственно-оперативной группы.

В каком месте относительно машины в момент обнаружения наркотиков стояли Хутаев и Гараев, свидетель не помнит. Видеорегистратор в его машине есть, но он «мог сломаться». «Регистраторы нынче беспонтовые», - заявил свидетель.

* * *

Чтобы дать представление, в каком стиле проходит процесс, мы публикуем подробные записи, фактически — стенограмму заседания, сделанные сотрудником «Мемориала» в зале суда. Следующее заседание назначено на 15 августа 2018 г.

* * *

Мы снова в Шалинском суде.

Люди все те же - Кавказский узел, Новая газета, ДОШ, Мемориал, Human Rights Watch, Amnesty International, дипломаты. Ещё приехал сотрудник Норвежского Хельсинкского комитета.

Судебное заседание продолжается.

Дубровина заявляет ходатайство о том, чтобы Оюба во время заседаний не помещали в металлическую клетку. Это не оправдано соображениями безопасности, унижает его достоинство, нарушает презумпцию невиновности. Это также расценивается как нарушение статьи 3 Европейской конвенции. Дубровина просит, чтобы во время заседаний Оюбу позволяли сидеть рядом с адвокатами.

Судья удалилась в совещательную комнату на 10 минут.

Судья Зайнетдинова оглашает решение по ходатайству.

Ходатайство необоснованное, оно не подлежит удовлетворению, говорит судья.

Это разумные неизбежные ограничения, считает судья, и не является нарушением статьи 3 Конвенции.

Свидетель 1(25) Хутаев Хусейн, родился в Ставропольском крае, живёт в Ачхой-Мартане. Начальник ГАИ Курчалоевского района.

Начальником ГАИ стал месяц назад, ранее был инспектором по пропаганде.

Мост, около которого задержали Оюба, опасное место, там часто аварии случаются, мотоциклист разбился.

Останавливал Оюба Хутаев. Старшим в их группе был Алихан Гараев.

Машина Оюба ехала без ближнего света. Хутаев остановил его, попросил документы, у Оюба была просроченная страховка.

Гараев попросил открыть капот.

Потом багажник.

Хотели сверить VIN номер.

Но не получилось, так как установлено газовое оборудование.

Титиев стал искать страховку в бардачке.

Гараев заметил на половике и затем нашёл под передним сидением пакет.

Гараев вызвал следственную группу.

С ними было ещё два инспектора, они уехали за понятыми.

Через некоторое время приехала следственная группа.

Хутаев оформлял нарушения пдд, административные протоколы на Оюба.

Понятных привёз Данчаев.

Следователи увидели, что в пакете наркотики.

Машина Оюба на территории РОВД сейчас находится, обычно их туда доставляют.

Хутаева допрашивали в Курчалое и в следственном отделе. Была очная ставка с Титиевым.

У Оюба спрашивали, что это за пакет. Он отвечал, что это не его и он не знает, откуда это появилось.

Сперва Оюб был спокоен, потом начал нервничать, говорит Хутаев.

В протоколе Титиев отказался подписываться. Это его право.

На Оюба и его машину не было ориентировок в тот день.

Водительское удостоверение было общероссийского образца, техталон был.

Доверенность не спрашивал у Оюба.

В базе не проверял, есть ли у этой машины электронный полис. Это базы с собой не было. Если надо, может позвонить и пробить по базе. Если мелкие нарушения, как свет, то не пробивают. Если в нетрезвом состоянии, тогда пробивают обычно.

Оюб сказал, что у него есть действующая страховка. Все так говорят, отвечает Хутаев.

Документы не изымал никакие.

Заикин просит огласить и представить свидетелю на обозрение копию рапорта от 9 января, протоколы об административном правонарушении и ряд других документов.

На время составления материалов документы Оюба были у Хутаева. После отдал их Оюбу.

Откуда Оюб доставал документы, не помнит.

Больше эти документы не видел.

Все сотрудники наряда были в форменной одежде.

Данчаев был в форме ДПС.

"Начальство нам ничего не говорит, мы сами выбираем, где работать", - говорит свидетель. Только начальник РОВД может дать указания, но 9 января не давал.

Видеорегистратор в машине есть, но он мог сломаться. Регистраторы нынче беспонтовые, говорит свидетель.

Оюба больше никогда не видел.

На момент остановки не знал ничего о нем.

Оюба экипаж Хутаева задержал первым в тот день.

Когда приехала следственная группа, куда делся Оюб и его машина, свидетель не знает. Он уехал в РОВД сдавать документы.

Как покидает место остановки автомобиль и Оюб, Хутаев не видел.

Свидетель так ехидно и эмоционально отвечает, что даже протоколировать не выходит.

Протоколы были составлены на месте остановки, сразу за мостом.

Хутаев и его коллеги были на белой приоре.

СОГ (следственно-оперативная группа) приехала на УАЗе, стальной "буханке".

Машин с надписями "ГБР" или "ГНР" не видел.

"Нива" с номерами "008РА" и надписью "Курчалой ГБР" имеет ли отношение к Курчалоевскому РОВД? Свидетель не знает.

Если бы встретил такую машину, остановил бы её.

Перерыв на 5 минут по ходатайству Заикина, чтобы защита смогла согласовать следующие вопросы с Оюбом.

Заседание продолжается.

Автомобилей "Нива" с номерами "в008ра" и "р008ра" 95 регион в Курчалоевском РОВД нет, говорит свидетель.

Нивы есть, но они стальные.

Машин в камуфлированной расцветке нет. В других отделах видел, говорит Хутаев

Никто при Оюбе не обнаруживал оружие или кобуру.

Документов на ношение оружия Хутаев не видел.

Хутаев машину Оюба не досматривал, его коллеги также.

Хутаев рассказал про менталитет чеченской полиции: женщин не останавливаем, стариков не штрафуем.

Протокол досмотра группа Хутаева не составляла. СОГ это делала, говорит свидетель.

На момент прибытия СОГ были открыты багажник, капот, двери, бардачок. Автоинспекторы попросили Оюба это сделать.

Оюб сделал это добровольно, "физического замечания" ему не делали.

Хутаев говорит, что в тот день работали два экипажа автоинспекторов.

Хутаев приехал на пост, остановил единственную машину - Оюба - и уехал, не дожидаясь конца работы СОГ.

Дубровина обращает внимание, что между порядковыми номерами протоколов большая разница. Свидетель говорит, что они не по порядку.

Аналогичная ситуация с постановлениями, 573 и 581. Сейчас протоколы не по порядку, уверен свидетель.

Типография сплошную нумерацию ставит, говорит Дубровина.

Хутаев говорит, что Оюб ему якобы сказал, что нигде не работает. Дубровина сомневается, Оюб всегда говорил, где он работает.

Почему Оюб отказался подпись ставить, свидетель не сообщает.

Какими объективными данными Хутаев может подтвердить, что ближний свет не был включён? Свидетель: не по всем статьям КоАП нужны фото и видеодоказательства.

Когда Хутаев остановил машину, он стоял у водительской двери. На момент обнаружения вещества растительного происхождения на коврике Гараев и Хутаев, "если следовать логике, должны были находиться у правой двери", говорит свидетель.

В каком месте относительно машины в момент обнаружения наркотиков стояли Хутаев и Гараев, свидетель не помнит.

Если человек просит составить протокол досмотра, мы составляем. Если нет, то не составляем, говорит Хутаев.

На копии постановления о ближнем свете есть три подписи. Заикин спрашивает, кто ставил эти подписи. Две из них стоят у фамилии Титиева. Свидетель говорит, что Титиев от подписи отказался и кто ставил эти подписи, Хутаев не знает. Вторая и третья подпись похожи на подписи самого Хутаева в рапортах. Суд и прокурор говорят, что это подписи не у фамилии Титиева, а подписи для заверения копии.

Почему три подписи? Три человека заверяли копию, видимо, говорит судья.

Заверял сам Хутаев, уже будучи свидетелем по делу, отмечает Заикин.

Был ли допрошен 10 января по этому уголовному делу? Да.

Следователь все разъяснил при допросе, последствия и т.п.

Перерыв до 14:30.

Заседание продолжается.

Перерыв до 15 августа 10:00.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».