Суд над Оюбом Титиевым: день 27-ой

12.12.2018

11 декабря в Шалинском городском суде Чечни продолжился судебный процесс в отношении Оюба Титиева.

Дело рассматривается под председательством судьи Мадины Зайнетдиновой. Защиту Титиева на заседании осуществляли адвокаты Петр Заикин и Марина Дубровина. Обвинение поддерживают прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и сотрудник республиканской прокуратуры Милана Байтаева.

* * *
Напомним, что руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев был задержан 9 января 2018 года в Чечне якобы в связи с тем, что полицейские обнаружили в его машине пакет с марихуаной. Против Титиева возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Он свою вину не признает. «Мемориал» утверждает, что уголовное дело против него фальсифицировано. Оюб признан политическим заключенным.

* * *
11 декабря продолжили оглашение материалов уголовного дела в отношении Оюба Титиева.

Первым зачитали уведомление о задержании Оюба Титиева, которое якобы 9 января следователь Нурид Саламов направил супруге Оюба, Хеде Тарамовой.

По словам подсудимого, его супруга не получала этот документ.

Снова же адвокаты заметили, что подпись начальника ОМВД по Курчалоевскому району Рустама Агуева на рапорте о «получении информации по делу Оюба от источника» отличается от тех, что на других документах.

Титиев отметил, что в протокол допроса от 9 января не включили его слова, что наркотики не имеют к нему никакого отношения, там упомянуто только, что он отказался давать показания, воспользовавшись статьей 51 Конституции.

Далее прокурор Ахматов сообщил, что старший инспектор ОГИБДД ОМВД по Курчалоевскому району Алихан Гараев пытался получить распечатку телефонных звонков от 9 января 2018 года. Напомним, что Гараев был старшим в группе, которая «задерживала» Оюба во второй раз. Во время его допроса в суде в качестве свидетеля обвинения адвокат Илья Новиков попросил Гараева предоставить распечатку телефонных звонков с его номера от 9 января — чтобы убедиться в правдивости его показаний, Гараев согласился. Однако, сообщил прокурор Ахматов, ему это не удалось — в компании сказали, что данные хранятся только полгода.

Адвокат Дубровина отметила, что, по ее опыту, можно получить и более старые данные. Судья подчеркнула, что предоставить суду распечатку было добровольным решением свидетеля Гараева — и она не видит необходимости запрашивать данные, если ему не удалось их получить.

Напомним, что протоколы допросов свидетелей, которых допрашивали в суде, стороны решили не оглашать.

Прокурор Ахматов предложил оглашать только материалы, к которым у защиты есть замечания. Адвокат Дубровина ответила, что такой вариант возможен только если гособвинение не будет ссылаться на неоглашенные материалы в прениях. В итоге решили зачитать все.

Прокурор Байтаева огласила постановления о проведении экспертиз вещества, которое изъяли из автомобиля Оюба, и результаты этих экспертиз — заключения экспертов. Они пришли к выводу, что это наркотическое вещество — каннабис (марихуана).

Следующие оглашенные документы касались срезов ногтей и смывов с ладоней Оюба — постановление о назначении экспертизы, направление на экспертизу, протоколы ознакомления Оюба и его защитника с постановлением, заключение эксперта, протоколы ознакомления Оюба и его защитника с заключением.

На срезах ногтей следов наркотиков экспертиза не выявила. На смывах с ладоней — следы есть. Оюб не раз во время следствия и в суде подробно рассказывал, как его выводили из кабинета, когда брали образцы. В это время, считают Оюб и его адвокаты, и были подменены образцы — вместо чистых смывов Оюба в конверты положили чужие смывы со следами наркотика. Также возможно, что на образцы смывов Оюба нанесли наркотик.

По ходатайству защиты решили истребовать вещдоки. Стороны приступили к осмотру конвертов из-под образцов. Адвокаты заявили, что на одном из них видны разводы желтого цвета. Получается, что тампоны были еще влажные, когда их клали в конверты.

На некоторых конвертах заверительные надписи не заходят на клапан, то есть их могли сделать до того, как конверты были запечатаны.

Затем огласили материалы по судебно-психиатрической экспертизе. Снова выявляются «проблемы» с подписями на документах — на листах 160 и 167 разные подписи начальника Курчалоевской полиции Рустама Агуева; на листе 179 одну подпись поставил адвокат Петр Заикин, вторую уже поставил кто-то другой за него.

Огласили ходатайство Оюба Титиева от 11 января, в котором он просит следователя Саламова допросить его дополнительно в качестве обвиняемого. Ходатайство он удовлетворил, но сам допрашивать не стал — это сделал следователь Ханахок, и только 28 января. Саламов ни на устные, ни на письменные просьбы Оюба фактически не отреагировал.

Последними исследовали постановление о назначении биологической судебной экспертизы волос с головы Оюба от 13 января и заключение эксперта от 19 января.

10 января силовики инсценировали начало пыток — посадили Оюба на стул, сковали руки наручниками за спиной и замотали рот скотчем. Таким образом они пытались добиться от него признательных показаний. Когда скотч срывали, то на нем остались волосы с головы Оюба.

Эксперты пришли к такому выводу: «… признаки сходства не исключают возможность происхождения волос-улик, снятых с поверхности липкой ленты, с головы гр-на Титиева О.С.»

Следующее заседание назначено на 17 декабря.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».