Суд над Оюбом Титиевым: день 16

02.10.2018

Свидетель обвинения признался, что на предварительном следствии сообщал недостоверные сведения.

1 октября были допрошены два свидетеля обвинения. Оба — бывшие сотрудники ОМВД по Курчалоевскому району. Один из них признался, что на предварительном следствии дал недостоверные показания, чтобы не опровергать содержание оперативно-служебной документации, составленной его руководством. При этом оба заявляли, что ничего не знают о существовании в органах МВД групп быстрого реагирования и никогда не видели на территории ОМВД по Курчалоевскому району сотрудников с нашивками «ГБР».

1 октября в Шалинском городском суде состоялось очередное заседание по делу Оюба Титиева. Судья — Мадина Зайнетдинова. Защиту Титиева на заседании осуществлял адвокат Петр Заикин. Обвинение поддерживали прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и сотрудник республиканской прокуратуры Милана Байтаева.

Напомним, что руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев был задержан 9 января 2018 года в Чечне якобы в связи с тем, что полицейские обнаружили в его машине пакет с марихуаной. Против Титиева возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Титиев свою вину не признает. «Мемориал» утверждает, что уголовное дело против него фальсифицировано. Оюб признан политическим заключенным.

В ходе процесса были допрошены два свидетеля обвинения — Бислан Тасуев, понятой при осуществлении ряда следственных действий в деле Оюба, и Ибрагим Даудов, бывший сотрудник Курчалоевского ОМВД.

Для допроса Тасуева пригласили переводчика. Свидетель рассказал суду, что был сотрудником ППС ОМВД по Курчалоевскому району, но в 2017 года уволился, потому что «ему надоело».

Свидетель сообщил, что живет в селе Гелдаган (примерно в 2 км от села Курчалой). 9 января он приехал по своим делам в Курчалой. У магазина «Московская ярмарка» встретил друга Магомеда (имеется в виду допрошенный в суде 27 сентября свидетель обвинения Мак-Магомед Такалашов). Вскоре к ним подъехал автомобиль ДПС и находящийся в ней полицейский попросил их стать понятыми при осмотре автомобиля. Они согласились. Когда понятые оказались на месте происшествия, передние двери, капот и багажник стоявшего на обочине дороги автомобиля «Лада Калина» были уже открыты. Следователь представился, затем спросил у находящегося там Оюба Титиева, его ли это автомобиль. Тот ответил утвердительно. Понятые в это время стояли за спиной следователя. Тасуев не помнит, были ли чехлы на сиденьях, госномер автомобиля тоже не запомнил. По словам свидетеля, с того места, где он стоял, он не увидел в машине пакет. По просьбе следователя понятые наклонились и посмотрели под сиденье, где они увидели пакет. Следователь достал его и положил на сиденье автомобиля. Затем он указал понятым на измельченную травку, рассыпанную на переднем коврике автомобиля. Тасуев, опять же, не сразу ее заметил.

Следователь дал ему понюхать содержимое пакета, но свидетель не смог описать запах, который почувствовал. Эксперт присутствовал все это время на месте происшествия. Пакет оставался в руках у следователя, больше никто к нему не прикасался. Порезов и других повреждений на нем не было. Его завязали ниткой, запечатали белой бумагой с круглой синей печатью. Затем все расписались на нем и на протоколе, предварительно почитав его. Оюб, который все это время стоял рядом, отказался это сделать.

Следователь сказал понятым, что автомобиль нужно опечатать. Поэтому Таусев и Такалашов поехали в районный отдел полиции в автомобиле ДПС, за рулем которого находился полицейский, пригласивший их понятыми. При въезде в ОМВД документы у них не проверяли. Автомобиль опечатали во дворе отдела, и понятых отвели в дежурную часть.

Далее они присутствовали при отборе образцов срезов ногтей Оюба и смывов с его рук. Образцы положили в конверт и опечатали, понятые расписались на конвертах и протоколе. Конвертов было пять: два с ногтями, два со смывами, один с чистой ватой.

Образцы брал оперуполномоченный, Оюб дал на это свое согласие и не оказывал никакого сопротивления. Все это происходило в кабинете на втором этаже. Кроме понятых, Титиева и оперуполномоченного, там был еще сотрудник в гражданском. В это время никто не заходил в кабинет и не выходил оттуда. Во время допроса в суде Оюб спросил, что за люди сидели в кабинете на двух стульях у стены. Свидетель сказал, что никого, кроме тех, о ком он уже упомянул, там не было.

Права Тасуеву разъясняли на русском языке. Он сказал следователю, что ему будет удобно выполнять свою функцию при участии переводчика. Следователь обещал, но так и не предоставил его. Тем не менее, Тасуев все понимал, отвечал на русском языке и не сделал замечание следователю по этому поводу. На суде он заверил адвоката, что понимает его. Заикин попросил свидетеля прочитать одно предложение на русском языке. Он хотел убедиться, что свидетель действительно понимал, что происходило 9 января. Тасуев попробовал прочитать страницу, которую ему дал Оюб, и с трудом осилил три слова «Оюб», «Титиев», «обвинение». Затем для него принесли новую книгу — Гражданско-правовой кодекс. Оюб подчеркнул строчки, которые свидетелю надо прочесть. Тот прочитал, хотя и медленно. На вопрос, что там было написано, ответил: «Что-то про уголовное дело».

Качество работы переводчика вызывало много нареканий. И судья, и подсудимый поправляли некоторые переведенные ею фразы и просили быть более аккуратной. Сотрудник ПЦ «Мемориал», ведущий телеграм-канал, посвященный делу Оюба, отметил это в трансляции. Через пару минут после этого сообщения, прокурор Ахматов тоже попросил переводчицу быть точнее. Любопытна его мотивировка: «А то пишут, что судья и адвокат поправляют». То есть, если прокурора Курчалоевского района и интересовало качество проводимого допроса, то явно не в первую очередь. Больше его волновало, что по этому поводу пишут.

Судья ответила: «Пусть пишут, облегчают участь моему секретарю. Они для протокола делают огромное одолжение».

После того, как ушел свидетель, судья обратилась к представителям гособвинения с просьбой не реагировать на то, что пишут журналисты. «Они и про вас пишут!» — пожаловался прокурор. «Ну и что, это их хлеб, не будем реагировать на то, что они пишут», — сказала ответила судья.

Важно отметить, что, как выяснилось в суде, Тасуев за несколько месяцев перед этим уволился из полиции, а второй понятой, Такалашов, хоть и отрицал факт службы или стажировки в органах полиции, размещал в интернете фотографии, на которых он запечатлен не только в полицейской форме, но и с автоматом в руках.

Свидетель Ибрагим Даудов рассказал суду, что работал в ОМВД по Курчалевскому району с 2013 года, но в 2018 году он уволился и сейчас — безработный. Даудов не участвовал в мероприятиях, связанных с задержанием Оюба, поскольку 9 января нес службу в пешем патруле села Бачи-Юрт. После 10:00 начальство вызвало его на КПП ОМВД по Курчалоевкому району. Он не помнит, во сколько заступил на пост, но закончил в 11:00. Оюба в тот день на территории ОМВД не видел и не помнит, приходил ли адвокат Тельхигов.

Адвокат Заикин отметил значительные противоречия в его показаниях. На предварительном следствии свидетеля допрашивали дважды — 31 января и 2 февраля. На первом допросе он сказал, что весь день 9 января нес службу на КПП, а уже через три дня, на втором допросе, — что 9 января он вышел в составе пешего патруля в селе Бачи-Юрт и до 10 января был там.

Свидетель пояснил, что показания о Бачи-Юрте он дал на основании служебной книжки, в которую записал 9 января данные о патрулировании. Сведения о том, что затем его вызвали на КПП, он в служебной книжке не отметил. На вопрос адвоката, как же так получилось, последовал невразумительный ответ: «Когда я давал показания, я по документам так показания дал, я там в патруле был… Во втором случае я не так уже это читал…».

В итоге Даудов сказал, что верны его показания, которые он дал в зале суда.

Судья сказала гособвинителям, что надо было читать материалы, прежде чем передавать их в суд.

Следует отметить, что оба допрошенных свидетеля заявили суду, что ничего не знают о существовании в МВД групп быстрого реагирования и никогда не видели на территории ОМВД по Курчалоевскому району сотрудников с нашивками «ГБР». В связи с этим напомним, что Оюба Титиева задерживали дважды: первый раз задержали cотрудники полиции в зеленой камуфляжной форме с нашивками «ГБР». По словам Оюба, именно они подбросили ему наркотики.

Отрицая наличие в Курчалоевском ОМВД группы быстрого реагирования, свидетели-полицейские пытаются опровергнуть версию о том, что Оюба задерживали дважды — они настаивают, что было только одно задержание, проведенное сотрудниками ДПС.

При этом в открытом доступе в интернете некоторые из силовиков, в том числе из числа допрошенных в суде, на страницах в соцсетях размещали многочисленные фотографии и видео, где они сами или их коллеги одеты в зеленую форму с нашивками «ГБР». На кадрах они патрулируют улицы на автомобилях с такими же надписями.

Следующее заседание назначено на 8 октября, начало в 10:00.

«У нас сегодня был удивительный свидетель, который представлял ППС ОМВД по Курчалоевскому район, — прокомментировал допросы 16 дня процесса адвокат Петр Заикин. — Он абсолютно искренне в судебном заседании заявил, что дал недостоверные показания в связи с тем, что достоверные показания опровергали бы содержание оперативно-служебной документации, составленной его руководством. По служебной документации числилось, что он находился селе Бачи-Юрт, а фактически он нес службу на КПП [Курчалоевского ОМВД]. Изначально он дал недостоверные показания. Это наглядно демонстрирует, что некоторые сотрудники давали показания не из фактических обстоятельств дела, а так, как от них требовало руководство.
Что касается понятых, у нас была информация, что как минимум один из понятых является сотрудником полиции. Понятой, который допрашивался сегодня, сообщил, что в 2017 году он являлся действующим сотрудником патрульно-постовой службы. Это является явным подтверждением того, что у нас данное лицо могло быть заинтересовано. Сложно отказать в помощи своим бывшим коллегам. Я предполагаю, что искажение каких-то фактов, хотя бы частичное, может быть вполне реальным».

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».