Суд над Оюбом Титиевым: день 11

14.09.2018

Свидетель обвинения — наркоман со стажем.

Был допрошен свидетель, ранее привлекавшийся за незаконный оборот наркотиков. В ходе предварительного следствия он не смог опознать Оюба Титиева, которого якобы видел курящим анашу, из-за чего позже пришлось «переделывать» результаты опознания и переквалифицировать следователя в свидетеля.

13 сентября в Шалинском городском суде состоялось 11-ое заседание по делу Оюба Титиева. Судья — Мадина Зайнетдинова. Титиева защищают адвокаты Петр Заикин, Илья Новиков и Марина Дубровина.
Обвинение поддерживают: прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и сотрудник республиканской прокуратуры Милана Байтаева.

Напомним, что руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев был задержан 9 января 2018 года в Чечне якобы в связи с тем, что при досмотре его машины полицейские обнаружили пакет с марихуаной. Против него возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Титиев свою вину не признает. «Мемориал» утверждает, что уголовное дело против него фальсифицировано,. Мы признали Оюба политическим заключенным.

13 сентября продолжался допрос свидетелей обвинения.

Наиболее интересным был допрос одного из ключевых свидетелей по делу — Амади Басханова (на фото), 1982 г.р.

Басханов — единственный, кто якобы видел, как Оюб курил анашу в центре Грозного средь бела дня.

Басханова допрашивали около трех с половиной часов. Прокурор Байтаева дважды заявляла, что защита якобы затягивает рассмотрение дела, так внимательно и дотошно допрашивая свидетеля. «Каждый раз, когда я слышу от гособвинения, которое представило нам 50 свидетелей, заведомо ничего не знающих о деле, что защита затягивает судебное следствие путем постановки дополнительных вопросов, у меня это вызывает глубокий протест», — ответил ей адвокат Новиков.

Свидетель попросил переводчика, хотя все показания на предварительном следствии давал на русском языке. Впрочем, и в ходе этого заседания на многие вопросы он отвечал без перевода, на русском.

В зале суда Басханов вел себя как человек, находящийся под воздействием сильнодействующих препаратов, говорил развязно, эмоционально, размахивал руками, тер лицо и голову, у него были расширены зрачки. Защитники ходатайствовали, чтобы свидетеля проверили, не находится ли он в состоянии наркотического опьянения. Однако судья отказала, поскольку не увидела оснований для проверки — «может, у него манера общения такая». Сам Басханов заявил, что «давно не был вмазанный, насвай* употреблял в последний раз 7 декабря прошлого года, а потом завязал». Между тем в какой-то момент допроса свидетель произнес на чеченском языке, обращаясь к переводчице: «Скажите им, чтобы меня отпустили, мне очень плохо. Я весь вспотел, я сейчас упаду!». Это вызвало большое оживление среди присутствующих в зале суда чеченцев, но переводчица переводить на русский эти слова не стала. В перерыве заседания Басханов первым делом отправился в туалет, затем сидел во дворе суда на лавочке, было видно, как его трясло. Затем он неожиданно быстро пришел в себя и достаточно бодро продолжил давать показания.

Басханова дважды — в 2015 и 2016 годах — привлекали в Чеченской Республике к уголовной ответственности по ст. 228 УК РФ (незаконный оборот наркотиков), при этом он ни разу он не получил наказания, связанного с реальным лишением свободы. Адвокат Заикин отметил, что это не характерно для Чечни, где обычно за подобные преступления дают не меньше четырех лет. «По версии защиты, Басханов — негласный сотрудник правоохранительных органов, — сказал адвокат Новиков. — Его привлекли для оговора Титиева в обмен на освобождение от ответственности и поблажки по его делу».

По утверждению Басханова, 9 января, около 6 часов вечера, он ехал в маршрутке. На экране телефона одного из пассажиров он случайно увидел фотографию Оюба Титиева и узнал, что того задержали за хранение наркотиков. Он сразу же вспомнил, что ранее дважды видел этого человека в центре Грозного, тот курил и при этом распространялся запах анаши. В тот же вечер (9 января) Басханов якобы случайно встретился со знакомым сотрудником полиции Заводского района Грозного Ризваном и рассказал ему, что видел Титиева курящим анашу.

История отношений Басханова и Ризвана, со слов свидетеля, примечательна: «Он мой друг, мы подружились, когда он задерживал меня за коноплю». При этом дома у своего «друга» Басханов никогда не был, а номер своего телефона Басханов якобы дал ему только на встрече 9 января, когда полицейский сказал, что его будут приглашать на допрос. И действительно, уже на следующий день Басханова допросили в Курчалоевском РОВД.

Больше никому из своих знакомых Басханов про Титиева ничего не говорил.

В ходе допроса вскрылась масса противоречий в показаниях Басханова. Например, рассказывая о встрече с Ризваном 9 января, он вначале сообщил, что случайно столкнулся с ним у магазина, но потом изложил иную версию: Ризван ехал на машине, но, увидев идущего по улице Басханова, остановился, вышел из автомобиля и заговорил с ним.

Кроме того, в суде Басханов вначале сообщил, что 9 и 10 января еще не знал о роде деятельности Оюба и видел только одну его фотографию в телефоне у пассажира маршрутки. А на допросе в ходе предварительного следствия 10 января он называл Оюба правозащитником и упоминал про ряд материалов из интернета, которые к тому моменту сам видел.

Когда защитники Титиева обратили внимание Басханова на это противоречие, тот начал путаться и заявил, что информацию о Титиеве он все же смотрел на телефонах друзей и знакомых (у него самого кнопочный телефон, так называемый «фонарик», не позволяющий выходить в интернет), но ни одного из них назвать не смог. Как он физически успел это сделать, свидетель не пояснил: по его же словам, после вечерней встречи с Ризваном он поздно вернулся домой (все это происходило в Грозном), на следующий день проснулся «в обеденное время», а допрос в Курчалоевском РОВД начался около часа дня.

Впоследствии Басханов был в Курчалоевском РОВД еще два-три раза — и каждый раз проходил туда без паспорта (якобы забыл его в машине у друга). При допросах и опознании следователь тоже ни разу не проверил его паспорт.

С опознанием отдельная история. Напомним, что опознание Оюба этим свидетелем стало серьезным провалом следствия — Басханов не смог опознать Титиева среди нескольких показанных ему людей. Об этом составили протокол, который подписали Басханов, понятые и следователь. Позже, осознав, что произошел досадный провал, следственная группа решила «переиграть» неугодные для них результаты опознания. Было заявлено, что некомпетентный следователь, проводивший опознание, по недоразумению неправильно оформил протокол.

В ходе допроса в суде Басханов заявил, что на самом деле он Титиева опознал, но не знал, что именно подписывает. На вопрос Новикова, почему он не прочитал протокол, внятно ответить не смог.

По версии защиты, в то время, когда Басханова допрашивали и он «опознавал» Титиева, фактически он был задержан и перемещался под контролем сотрудников Курчалоевского РОВД.

Где же и когда Басханов видел курящего Оюба Титиева? Басханов утверждает, что дважды, в ноябре и начале декабря 2017 года, случайно видел в центре Грозного незнакомого ему человека, который курил, и при этом чувствовался запах анаши. А потом, опять же случайно, увидев его фотографию в чужом мобильном телефоне, узнал, что этот человек по имени Оюб Титиев задержан за хранение наркотиков. Однако судя по материалам уголовного дела, с 19 октября по 14 декабря 2017 года Басханов находился в федеральном розыске. Сам он утверждает, что, будучи под надзором как условно осужденный, был обязан регулярно отмечался в органах УФСИН. Однако в тот период он не делал этого, поскольку был в отъезде — в Кисловодске и Пятигорске. В связи с этим его и объявили в розыск.

У адвокатов возник вопрос — как в таком случае он умудрился в ноябре и начале декабря два раза увидеть Оюба Титиева в центре Грозного? Свидетель не смог ответить ничего внятного.

Прощаясь со свидетелем, судья с улыбкой попросила его на этот раз не забыть в суде свой паспорт.

В пользу того, что у Басханова есть определенные договоренности с властями и правоохранительными органами, говорит и то, что свидетель дважды давал комментарий на республиканском телевидении в «разоблачительных» передачах про Оюба и «Мемориал».

На эьлм же заседания допросили Руслана Усаева, 1969 г.р., помощника начальника Курчалоевского ОМВД, начальника отделения по работе с личным составом. Согласно его показаниям, 9 января он был «ответственным от руководства», ему должны были сообщать о происшествиях. В тот день старший оперативный дежурный Ходчукаев позвонил ему и сообщил, что остановили машину для проверки, поскольку у нее не был включен ближний свет. Ходчукаев сообщил также, что направил на место следственно-оперативную группу. На вопросы адвокатов, почему появилась необходимость отправлять группу, Усаев «вспомнил», что ему сообщали и об обнаружении «подозрительного пакета». Сам он на место не выезжал, так как нарушение было несерьезным, и он не связал происходящее с возможным совершением преступления по наркотической статье. Иные обстоятельства Усаеву неизвестны, он ими не интересовался.

Усаев заявил, что группы быстрого реагирования (ГБР) в структуре Курчалоевского РОВД нет. Более того, нет ее и в структуре МВД по ЧР. Автомобили с буквами «ГБР» в отделе не видел.

Напомним, что Оюба Титиева задержывали дважды: первый раз задержали cотрудники полиции в зеленой камуфляжной форме с нашивками «ГБР». По словам Оюба, именно они подбросили ему наркотики.

Отрицая наличие в Курчалоевском РОВД группы быстрого реагирования, свидетели-полицейские пытаются опровергнуть версию о том, что Оюба задерживали дважды - они настаивают, что было только одно задержание, проведенное сотрудниками ДПС. При этом в открытом доступе в интернете некоторые из силовиков, в том числе из числа допрошенных в суде, на страницах в соцсетях размещали многочисленные фотографии и видео, где они сами или их коллеги одеты в зеленую форму с нашивками «ГБР». На кадрах они патрулируют улицы на автомобилях с такими же надписями.

Еще один свидетель — Дени Татаев, 1994 г.р., — был стажером в Курчалоевском РОВД с 13 ноября 2017 г. по 31 января 2018 г. Потом его уволили в связи с сокращениями.

9 января Татаев вместе с полицейскими Хутаевым, Гараевым и Данчаевым на дороге Курчалой-Майртуп инсценировали задержание Титиева с соблюденим норм закона.

На заседании Татаев сообщил, что участия в досмотре машины и осмотре места происшествия не принимал, просто стоял рядом.

По указанию Гараева он отвез Титиева на его машине в Курчалоевское РОВД. Оюб сидел на пассажирском сидении. При этом у Татаева при себе водительских прав не было. «Если бы меня остановили сотрудники ГИБДД, оштрафовали бы», — сказал бывший стажер. Машину он поставил на территории РОВД, ключи отдал Оюбу, которого затем передал члену следственно-оперативной группы. Сохранность вещественного доказательства, машины, его не беспокоила. «Мне сказали доставить — я доставил. Раз сказали доставить, значит, была причина», — свидетель всячески подчеркивал свою неосведомленность о произошедшем с Оюбом.
На настоящий момент уже допрошены 56 свидетелей обвинения.

Следующее заседание назначено на 10:00 20 сентября.

* Насвай — вид некурительного табачного изделия. Основными составляющими насвая являются табак и гашеная известь. В состав продукта входят растительное масло и другие компоненты. Торговля насваем в России запрещена.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».