Сочинца обвиняют в участии в рейде Шамиля Басаева на Дагестан, произошедшем 22 года назад

05.07.2021

Александр Пономаренко заявляет о пытках и отрицает свою вину

38-летнего Александра Пономаренко из Сочи обвиняют в том, что летом 1999 года он участвовал в нападении на Ботлихский район Дагестана в составе незаконных вооружённых формирований (НВФ) Шамиля Басаева и Хаттаба (ч. 2 ст. 209, ст. 279 и ст.317 УК РФ — участие в вооружённой группе, вооружённый мятеж и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). Его брат Иван Пономаренко, обратившийся в Правозащитный центр «Мемориал», утверждает, что дело сфальсифицировано. Он сообщил, что Александра пытали сотрудники ФСБ, требуя признаться в инкриминируемых ему деяниях. Пономаренко свою вину отрицает. Он и его родные утверждают, что он никогда не был в Дагестане и не имел отношения ни к каким вооружённым формированиям. Пономаренко содержится в ставропольском СИЗО-1.

  • Задержание

Александра Пономаренко задержали в 6 часов утра 29 апреля 2021 года в его квартире в Сочи (посёлок Якорная щель). Дверь силовикам, которые пришли в сопровождении местного участкового, открыла супруга Александра Кристина. Она рассказала ПЦ «Мемориал», что в квартире ещё были их двое малолетних детей и её мать. Силовики не представились, не предъявили документов, спросили только, где Александр, и прошли в комнату, в которой он спал. Сразу наставили на него пистолет и потребовали встать. Его вывели в коридор, домочадцев к нему больше не подпускали. Позже Александр рассказал адвокату, что там его заставили подписать документы, содержание которых ему неизвестно.

Затем его увезли. Супруге сказали, что Александра допросят в УФСБ по Краснодарскому краю, оттуда ей позвонят и всё сообщат в течение часа, а дальше его, скорее всего, «доставят в Адыгею».

По словам Кристины, она сразу позвонила брату Александра Ивану и рассказала ему о случившемся. Родственники начали звонить в различные инстанции — региональные и федеральные МВД, ФСБ, СК. Но выяснить судьбу Александра им не удавалось. В 17:00 Александр сам позвонил супруге и сказал, что его задержали и «обвиняют в совершённом в 1999 году преступлении, но он этого не делал». Он сказал, что адвоката ему предоставили и он находится в Главном следственном управлении СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу (ГСУ СК по СКФО) в Ессентуках.

Родные заключили соглашение с адвокатом Кириллом Дьяковым, он вступил в дело 1 мая. В тот же день по ходатайству старшего следователя ГСУ СК по СКФО С. Гончарова Ессентукский городской суд арестовал Пономаренко на два месяца — до 1 июля, а 27 июня арест продлили ещё на два месяца.

  • Официальная версия

По версии обвинения, в конце июня 1999 года Александр Пономаренко вступил в НВФ «Ногайский джамаат», которое возглавлял уроженец Ставропольского края Муслим Кельдимуратов. До конца июля эта группа под руководством Шамиля Басаева проходила подготовку по подрывному и снайперскому делу в учебном центре «Исламский институт "Кавказ"» рядом с селом Сержень-Юрт Шалинского района Чечни. В августе 1999 года различные вооружённые группировки, в том числе «Ногайский джамаат», объединились под руководством Басаева и Хаттаба и вторглись в Ботлихский район Дагестана — для создания там независимого от России исламского государства. Там Пономаренко якобы участвовал в вооружённых нападениях на российских военнослужащих. Мятеж был подавлен в конце августа, и Пономаренко покинул Дагестан. Его причастность подтверждается «показаниями свидетелей и материалами оперативно-розыскной деятельности сотрудников УФСБ России и ГУ МВД России по Ставропольскому краю».

Один из свидетелей, «Карпов», засекречен, второй — уроженец Ставропольского края Рустам Исмаилов — якобы опознал Пономаренко по фотографии. Свидетели рассказали на предварительном следствии, что они были в одной группировке в 1999 году и нападали в Дагестане на российских военнослужащих. Александр тогда якобы исповедовал радикальный ислам и называл себя Сулейманом. Однажды в разговоре он назвал своё настоящее имя, и они его запомнили.

  • Версия Пономаренко и его защиты

Сам Пономаренко утверждает, что на фотографии, по которой его опознавал Исмаилов и экспертизу которой ещё не провели, изображён не он, с Исмаиловым он не знаком и никогда не был в Дагестане. На этом настаивает и его брат Иван. Более того, Александр, как и вся его семья, исповедует христианство. Его двухгодовалую дочь крестили в мае.

Рустам Исмаилов, давший показания на Пономаренко, был осуждён в 2018 году на семь лет лишения свободы по аналогичному делу и отбывает срок наказания в исправительной колонии. Он заключил соглашение со следствием, его дело было выделено в отдельное производство. Исмаилова дал показания по делу Пономаренко за день до задержания Александра, 28 апреля, а «Карпов» — 27 апреля.

Второй адвокат Александра Нарине Айрапетян, которая вступила в дело в июне, утверждает, что показания обоих свидетелей легли в основу многих обвинительных приговоров людям, которым вменяли участие в вооружённом конфликте в Ботлихском районе в 1999 году. Она участвовала как минимум в четырёх уголовных делах, в которых Исмаилов был свидетелем обвинения. По мнению Айрапетян, следствие использует его для фабрикаций уголовных дел. Например, Исмаилов дал показания в деле жителя Ставропольского края Батырбека Юмартова, которого осудили в Дагестане за участие в тех же событиях. Во время очной ставки в октябре 2019 года Исмаилов передал Юмартову записку, в которой признался, что его вынудили дать показания против него, угрожая пытками. Тот передал её адвокату Айрапетян, представлявшей его интересы. Подлинность записки была подтверждена почерковедческой экспертизой.

  • Пытки

По словам адвоката Дьякова, 7 июня Пономаренко рассказал ему, что 4 июня его вывезли в УФСБ по Ставропольскому краю, надев на голову мешок, и пытали током. От него требовали подписать какие-то документы.

По факту пыток Дьяков написал заявления в региональные и федеральные прокуратуры и СК. Сейчас по ним проводится доследственная проверка.

  • Пытки и осуждение в 2005 году в Чечне

Как рассказал Иван, до 2006 года их семья — он сам, его старший брат Александр, сестра Ольга и их родители — жила в станице Петропавловская Грозненского района Чеченской Республики. После того, как в 1992 году их оставил отец, Александр помогал матери, чьей скромной учительской зарплаты едва хватало им на жизнь. Например, в 1999 году Александр, который только окончил 9-й класс, всё лето с другими жителями станицы подрабатывал на местных сельскохозяйственных полях. Бывшие односельчане могут это подтвердить.

В ноябре 2004 года вооружённые силовики в масках похитили из дома 17-летнего Ивана. К тому моменту в Чечне оставались только он и мать: Ольга уехала на учёбу в 1997 году и приезжала в станицу только на каникулы (лето 1999 года она провела с семьёй в Петропавловской), Александр уехал на заработки в Москву в 2003-м.

Две недели местонахождение Ивана было неизвестно. Всё это время его пытали, требовали «сообщить данные о неких боевиках». Затем, угрожая расправой, его заставили дать показания против брата, якобы тот в доме хранил оружие. Силовики привезли Ивана домой, сфотографировали на фоне оружия, которое сами положили у них во дворе, и составили акт об его изъятии. Александра задержали в Москве и передали силовикам из Чечни. Иван проходил по делу свидетелем. Александра пытали и требовали признаться в связях с боевиками. Он «согласился дать показания и написать явку с повинной» и сочинил события, которых никогда не было. Было следствие, но в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием события преступления — выдуманные Александром деяния было невозможно доказать. Грозненский районный суд оправдал его, включая и обвинение в хранении оружия, но приговор был обжалован прокуратурой. В 2005 году суд признал Александра виновным и приговорил к году лишения свободы условно за хранение оружия. По истечении этого срока он навсегда уехал из Чечни. В 2006 году Иван окончил школу, и они с матерью тоже покинули республику.

В 2013 году, когда Александр устраивался на работу для строительства олимпийских объектов, он прошёл проверку в УФСБ России по Краснодарскому краю на причастность к совершению экстремистских и террористических преступлений.

До задержания в 2021 году Александр работал таксистом в Сочи. Его жена, которая находится в неоплачиваемом декретном отпуске, осталась одна с двумя детьми.

Поделиться: