Силовики в Москве незаконно удерживали в квартире уроженку КБР, требуя сведений о муже

01.10.2019

Стали известны подробности проникновения в квартиру Регины Мигировой

Уроженка Кабардино-Балкарии Регина Мигирова, в квартиру к которой утром 1 октября ворвались неизвестные в масках и которая после этого исчезла, обнаружилась живой и здоровой. Она пришла в Правозащитный центр «Мемориал» и рассказала подробности произошедшего. По её словам, вооружённые автоматами и пистолетами силовики незаконно удерживали её вместе с подругой, угрозами и давлением требуя сведений о муже. Они пытались выяснить, знакома ли она с другим уроженцем Кабардино-Балкарии Алимом Бегиевым, которого недавно задержали по обвинению в финансировании терроризма. При этом силовики оскорбляли Регину за то, что она приняла ислам, угрожали лишить свободы, применить насилие и даже изнасиловать. Всё это время подруга Регины была в нижнем белье — силовики не дали ей одеться. Самой Регине не давали лекарств и воды. Когда женщины в панике попытались выпрыгнуть с балкона второго этажа, стоявший на улице силовик с автоматом предупредил их, что в таком случае он будет стрелять на поражение. 

  • Что рассказала Регина Мигирова

  • Мигирова снимает квартиру вместе со своим мужем (брак оформлен по мусульманским канонам) Жахонгиром Мамасалиевым, который около двух недель назад уехал, не сказав, куда именно, но пообещав через некоторое время связаться с ней.
  • 1 октября около 4:40 сотрудники правоохранительных органов, взломав дверь, ворвались в её квартиру. При этом никто из них даже не попытался попросить её добровольно впустить их в квартиру — они без каких-либо объяснений сразу же принялись выламывать дверь.
  • Силовики — около 15–17 мужчин, и две женщины — были в масках, в чёрной униформе, двое — в камуфляже, вооружены автоматами и пистолетами, некоторые несли щиты. Силовики не представились и не предъявили никаких документов.
  • В квартире в это время были сама Регина и ее подруга Рано. Женщины очень испугались, не поняли, кто эти люди и что им нужно. В панике они даже попытались выпрыгнуть с балкона второго этажа, но на улице стоял человек с автоматом, который предупредил их, что в таком случае он будет стрелять на поражение.
  • Сломав дверь, силовики ворвались в квартиру, при этом они повалили Регину на пол и пробежали по её спине, а один из них — возможно, случайно — ударил её по затылку металлическим щитом.
  • Сотрудники силовых структур отняли у Регины телефон, планшет и паспорт, не позволили ей, несмотря на её просьбу, связаться с братом или пригласить адвоката.
  • Затем её по очереди допрашивали несколько человек, в том числе женщина, которая представилась следователем Альбиной. Силовики требовали, чтобы Регина сообщила, где находится её муж, интересовались, состоял ли Жахонгир в каких-либо религиозных или иных организациях, переводил ли кому-нибудь деньги. Регина отвечала, что он ни в каких организациях не состоял, деньги никому не переводил, в мечеть не ходил — по её словам, они ведут практически светский образ жизни. Она сообщила, что муж уехал около двух недель назад и где он сейчас — она не знает. Силовики спрашивали, знает ли она уроженца Кабардино-Балкарии Алима Бегиева, которого недавно задержали по обвинению в финансировании терроризма. Регина ответила отрицательно.
  • Затем силовики потребовали, чтобы Регина не меняла квартиру и номер телефона, ждала возвращения Жахонгира и сразу же сообщила им, когда он позвонит или придёт.
  • Всё это время силовики обращались с Региной крайне грубо, нецензурно выражались в её адрес, оскорбляли за то, что она приняла ислам, угрожали лишить свободы, применить насилие и даже изнасиловать. Регину и Рано всё это время держали под дулами автоматов, Рано была в нижнем белье — силовики не позволили ей одеться.
  • Регина рассказала силовикам, что у неё бывают приступы эпилепсии, но когда она почувствовала себя плохо, ей не позволили взять лекарства и даже выпить стакан воды, а также открыть окно, когда она пожаловалась на духоту. Принять лекарство и напиться ей позволили только через час и только под присмотром двух силовиков.
  • Силовики в присутствии понятых, которых они привезли с собой, обыскали квартиру, перевернув и раскидав вещи, но ничего не изъяли. Затем они дали Регине на подпись ряд документов, сказав, что это протокол обыска и подписка о неразглашении того, что с ней произошло, но не дали толком прочитать эти документы, не дали копию протокола и не позволили его сфотографировать — сказали, что не положено. Перед уходом ей сказали, что «закроют» её, если она куда-либо пожалуется.

Правозащитный центр «Мемориал» направил в органы прокуратуры письмо с требованием проверки законности действий силовиков.

По данным СМИ, уголовное дело по расследованию финансирования терроризма, по которому арестован Бегиев и ещё около трех десятков человек ведёт следователь Главного центрального управления СКР по Москве, оперативное сопровождение следственных мероприятий осуществляют бойцы Росгвардии.

  • Дополнение от 17 декабря 2019 года

В ответ на письмо ПЦ «Мемориал» из ГСУ СК России по г. Москве пришел ответ о том, что письмо было направлено для организации проверки  в Следственное управление  по Западному административному округу г. Москвы.  Ответ по существу оттуда мы не получили. Однако в связи с тем, что вскоре после этой публикации, Регина Мигирова перестала выходить на связь с ПЦ «Мемориал», продолжать правовую работу по защите её прав не представлялось возможным.

4 декабря 2019 года в ПЦ «Мемориал» поступило заявление от брата Регины Мигировой, Ярослава Мигирова. Напомним, что именно от него поступила первая информация о произошедшем, затем он привел свою сестру в ПЦ «Мемориал», прислал нам фотографии двери квартиры сестры (которую, по его словам,  снимали с петель после неудачной попытки её выбить), а позже сообщил о произошедшем интернет-изданию «Кавказский узел». Однако в своем заявлении от 04.12 Ярослав Мигиров опровергает сведения, представленные им и его сестрой в ПЦ «Мемориал». Ссылаясь на подругу своей сестры, Рано Итахунову, которая находилась вместе с ней в квартире, когда туда пришли с обыском силовики, теперь Я.Мигиров утверждает, что «силовики были к девушкам вежливы и обращались к ним строго на Вы, и с уважением, и не было никакой грубости с их стороны». Про свою сестру он пишет, что та – «наглая двуличная, нечестивая женщина, которая <…> ввела в заблуждение сотрудников Правозащитного центра «Мемориал». Ранее Я. Мигиров сообщал в ПЦ «Мемориал», что эта подруга его сестры решительно отказывалась от какого-либо  общения с правозащитниками. 

Мы публикуем обращение Ярослава Мигирова полностью.

Мы никак не можем его прокомментировать, поскольку по поводу причины его появления могут быть самые разные предположения.