Руководителя благотворительного фонда «Одно тело» и его сестру обвиняют в финансировании терроризма

21.10.2019

По версии следствия, Аскербий и Лианна Хамуковы под видом помощи малоимущим собирали деньги для Абу Умара Саситлинского и «Исламского государства». Хамуковы вину отрицают. 

Жителей Кабардино-Балкарии, брата и сестру Аскербия и Лианну Хамуковых, 25 и 30 лет, обвиняют в том, что они под видом благотворительной деятельности занимались финансированием терроризма — через фонд «Одно тело» собирали деньги, которые затем отправляли в структуры «Исламского государства». Всего, по версии следствия, с 2015 года они перевели шесть млн рублей. Хамуковых задержали 7 октября. Аскербия отправили в Москву и арестовали. Лианна в ночь на 8 октября под конвоем родила ребёнка, затем Нальчикский суд отправил её под домашний арест. За три дня Лианну дважды допросили без адвоката, требовали отказаться от ребёнка и принимать таблетки для прекращения лактации. По словам адвоката Магомеда Абубакарова, обвиняемые вину отрицают — фонд Хамуковых помогал малоимущим продуктами и одеждой.

Задержание Хамуковых

7 октября в 6 утра дом Хамуковых в Баксане обыскали — всего в мероприятии участвовали более 20 вооружённых силовиков в масках. Также прибыл следователь из Москвы Никита Ратников — его имя отец Хамуковых Мухамед, обратившийся в Правозащитный центр «Мемориал», узнал позже. Силовики показали постановление на обыск, понятых привезли с собой.

Мухамед был в это время на работе. Как только соседи сообщили ему о происходящем, он приехал домой. 

Всех жильцов вывели на улицу. На руки Аскербия сразу надели наручники. Детей заставили отдать соседям. Его жена Арина присутствовала при обыске. Мухамед написал в заявлении, что женщину использовали в качестве живого щита. В результате изъяли несколько телефонов, брошюру «Крепость мусульманина», которая, как им сказали, запрещена. 

Около 11:00 обыск закончился. Аскербия с женой увезли в УФСБ по КБР в Нальчик, развели по разным кабинетам. Вечером здесь Арина увидела свою золовку — сестру Аскербия Лианну Хамукову. По словам Мухамеда, дом Лианны тоже обыскали в то утро, а её саму, находящуюся на последнем месяце беременности, привезли в УФСБ. 

Арину допросили только вечером. Задавали вопросы о деятельности фонда «Одно тело». В частности, интересовались, откуда они получали финансирование, переводили ли деньги в Сирию и кто занимался переводами. 

У Арины дома оставался пятимесячный ребёнок. Она просила отпустить её к нему, но ей даже не позволяли позвонить близким. Адвокат при допросе не присутствовал. 

В это время Мухамед искал своих родных. Он нанял адвоката Мадину Кипову, они занимались поисками вместе. Не найдя детей и невестку, Мухамед обратился в Следственный комитет.

Арину отпустили только около 22:30. Она тут же позвонила свёкру. Тот приехал к УФСБ и забрал её. На следующий день Арина написала заявление в ПЦ «Мемориал». 

8 октября утром Мадина Кипова приехала в УФСБ — её не допустили к подзащитным. 

Роды под конвоем

Около восьми вечера 7 октября у Лианны в УФСБ начались схватки, ей вызвали скорую, отвезли в роддом в сопровождении конвоя. Лианна родила «с осложнениями», отмечает Мухамед. Во время родов женщина-конвоир находилась в палате, мужчины — за дверями. Лианне не позволяли позвонить близким. 

До 10 октября она оставалась в больнице из-за плохого состояния. Мухамед рассказал, что в перинатальном центре на женщину оказывали давление, чтобы она отказалась от ребёнка — мол, всё равно тебя посадят, ребёнку будет плохо вместе с тобой. Хамукова не согласилась. 

За эти несколько дней, по словам адвоката Магомеда Абубакарова, которого Мухамед нанял вместо Киповой, Лианну допросили в качестве подозреваемой, предъявили обвинение и допросили в качестве обвиняемой. 

Лианна вину не признала. На допросах она, в частности, рассказала, что её брат, лично занимавшийся всеми финансовыми вопросами в фонде, делал переводы Абу Умару Саситлинскому, а в 2014 году помогал участникам НВФ продуктами и медикаментами. 

«Пользуясь состоянием Хамуковой, следователи вынудили её подписать протоколы допросов, в которых многие сведения не соответствуют действительности», — прокомментировал Абубакаров.

Домашний арест

10 октября Лианну с младенцем привезли в Нальчикский городской суд, где рассматривалось ходатайство следствия о заключении её под стражу. 

Заседание длилось примерно с 20:00 до полпервого ночи. Дважды делали перерыв, чтобы Лианна могла покормить ребёнка — он оставался в машине вместе с женщиной-конвоиром.

Ходатайствуя об аресте, следователь указывал, что Хамукова обвиняется в особо тяжком преступлении, место производства следствия — Москва, где у женщины нет постоянного жилья, а кроме того, что она сможет скрыться, оказывать давление на свидетелей и сокрыть вещественные доказательства. 

На заседании выступили отец и мать Лианны. Они сказали суду, что женщину можно поместить под домашний арест в их доме в Баксане. Сама Хамукова пообещала, что не нарушит условия домашнего ареста.

В пятом часу утра суд вышел из совещательной комнаты. Московскому следователю Ратникову отказали — Хамукову отправили под домашний арест,

Аскербий свою вину не признаёт. Останкинский суд Москвы заключил его под стражу. Адвокат Рамзан Узуев обжаловал арест. Аскербий написал заявление с просьбой допросить его дополнительно, с участием адвоката. 

Официальная версия

Дело по ч. 4 ст. 205.1 УК РФ (организация финансирования терроризма) расследует Главное следственное управление СК РФ по Москве при участии ФСБ. По версии следствия, с февраля 2015 года Хамуковы через интернет собирали средства для финансирования международной террористической организации «Исламское государство», запрещённой в России. Через группу в telegram Хамуковы «под видом благотворительности» собрали более шести млн рублей, «которые переводились за рубеж для совершения преступлений террористической направленности в Сирийской Арабской Республике». Деятельность осуществлялась на территории КБР, КЧР, Ингушетии, Татарстана, Москвы и Санкт-Петербурга, Краснодарского и Ставропольского краев, а также Тюменской области. 

«Руководствуясь религиозными мотивами установления в России т. н. «Всемирного Халифата», Хамуковы «организовали финансирование террористической деятельности путем сбора денежных средств под видом благотворительности через интернет-ресурсы, — указано в материалах дела. — Собранные... денежные средства Хамуковы направляют в адрес лиц, обоснованно подозреваемых в терроризме, а также из близкого окружения лиц, обоснованно подозреваемых в терроризме, а также из близкого окружения основателя исламских фондом „Мухаджирун“ и „Ансар“ гражданина РФ Ахмеднабиева Исраила Сайгидахмедовича (кличка „Абу Умар Саситлинский“). Ахмеднабиев И.С. создал террористическое сообщество и организовал финансирование терроризма».

Помимо данных о переводах на карты, принадлежащие Хамуковым, в деле есть показания некой Марии Бекошвили, 1986 г.р., которая жертвовала деньги фонду «Одно тело». Её обвиняют в финансировании терроризма по другому делу. Бекошвили заключила соглашение со следствием и затем на допросе сообщила, что Хамуковы финансируют «Исламское государство». 
 

«Свидетельница рассказала, что переводила им 200 и 500 рублей. При этом не сказала, как и куда уходили собранные средства, хотя и назвала Аскербия и Лианну лицами, финансирующими террористическую деятельность, — говорит Абубакаров. — Но никаких обоснований для этого нет. Это лжесвидетель, который под давлением или ради снисхождения по собственному уголовному делу пошла на сговор с сотрудниками ФСБ».

В материалах дела перечислены «контрагенты» Хамуковых — родственники и близкие люди фигурантов уголовных дел по статьям 205.1 (содействие террористической деятельности), 205.5 (организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации) и 208 (организация незаконного вооружённого формирования или участие в нём). 

«Да, в материалах есть информация о том, что на счета Хамуковых присылали деньги, но нет никаких данных о том, что они эти деньги куда-то переводили, — рассказывает Абубакаров. — К тому же, они не могли контролировать, от кого к ним приходят переводы, перевести может любой. И в этом состав преступления по ч.4 ст.205.1 не заключается».

В протоколах допросов есть сведения о семейных связях Хамуковых с членами НВФ. 

  • Брат Хамуковых Ислам, 1990 г. р., был убит в ходе спецоперации в январе 2014 года. 
  • Первым мужем Лианны был участник НВФ Астемир Бехрамов, 1989 г. р. Убит в мае 2014 года. 
  • Второй муж Лианны — Руслан Амшуков, отбывший срок по делу о нападении на Нальчик в 2005 году. 

«Хамуковы утверждают, что на допросах не говорили о семейных связях, — комментирует Абубакаров. — К тому же, причём здесь убитые в 2014 году брат и муж, если их обвиняют в другом преступлении? Вероятно, эти данные привели, чтобы создать Хамуковым определённый образ. Доказательств финансирования нет — вот и приходится выкручиваться». 

«Мой сын Аскербий занимается благотворительной деятельностью, а моя дочь Лианна помогает ему в этом, — написал Мухамед Хамуков в своём заявлении в ПЦ «Мемориал». — Они помогают малоимущим людям, многодетным семьям, то есть всем нуждающимся. Обвинение, что они якобы организовали финансирование террористической организации, — это наглая ложь и клевета. Я знаю своих детей, да, они мусульмане, но они никогда не придерживались радикальных взглядов, не разделяли мусульман и христиан, они просто помогали нуждающимся людям». Мухамед считает, что дело в отношении его детей фабрикуется.

Фотографии — скриншоты из видео ФСБ