Расследование убийства Натальи Эстемировой: вопросы к следствию. Материалы пресс-конференции

08.07.2010

8 июля 2010 года в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция "Расследование убийства Натальи Эстемировой: вопросы к следствию".В пресс-конференции участвовали:Олег Орлов – председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал";Светлана Ганнушкина — член Совета ПЦ "Мемориал", председатель

8 июля 2010 года в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция "Расследование убийства Натальи Эстемировой: вопросы к следствию".

В пресс-конференции участвовали:

Олег Орлов – председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал";

Светлана Ганнушкина — член Совета ПЦ "Мемориал", председатель Комитета "Гражданское содействие", член Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека;
 
Александр Черкасов — член Совета ПЦ "Мемориал";

Татьяна Локшина – исследователь по России Human Rights Watch;

Роман Карпинский – адвокат, представляющий сторону потерпевших.

15 июля 2010 года исполнится год со дня похищения и убийства Натальи Эстемировой. Почти год длится расследование уголовного дела об убийстве Наташи. В последние несколько месяцев постепенно, из разных источников появляются сведения о ходе следствия.

Вначале Александр Черкасов пояснил причины, заставившие всех участников выступить на пресс-конференции:

«Стало ясно, что следствие в последние месяцы остановилось на единственной версии: Эстемирова убита боевиками из личной неприязни и с целью скомпрометировать руководство Чеченской Республики. На роль убийцы назначен боевик, - естественно сам уже убитый. Таким образом, во-первых, дело будет считаться раскрытым. Во-вторых, его не придётся выносить на суд, где предполагаемый убийца может возразить. В-третьих, будут опровергнуты все подозрения о причастности к  преступлению представителей государства.

Прочие версии, - прежде всего, связанные с делами, которыми занималась Наташа:  о похищениях людей, бессудных казнях, сожжении домов сотрудниками правоохранительных органов ЧР – остаются неисследованными».

Светлана Ганнушкина: "В первые месяцы было четкое ощущение, что следствие заинтересовано в раскрытии этого преступления". Следствие началось с допросов сотрудников "Мемориала". Первые допросы касались работы самой Эстемировой, тех дел, которые она вела последние дни жизни (похищения, публичная казнь). Были сделаны фотороботы двух свидетельниц похищения, но ни одна из них не найдена и не допрошена.

Однако к весне 2010 года вопросы членов следственной группы сосредоточились исключительно на публикациях «Мемориала» о боевиках. При этом в частных разговорах члены следственной группы высказывали сомнения в том, что это направление расследования может вывести на реальных убийц Наташи. Одновременно с этим  возникли непонятные препятствия к вступлению в дело адвоката, представляющего интересы потерпевшей по делу (сестры Наташи Эстемировой).

К концу апреля мы получили документ, датированный 31 марта. Из него мы узнали имя человека, которого следствие уже назвало виновным. Это участник незаконных вооружённых формирований Алхазур Башаев. По версии следствия, Башаев имел личную неприязнь к Эстемировой из-за её публикаций, и одновременно хотел её убийством скомпрометировать руководство Чеченской Республики. 13 ноября 2009 года Башаев был убит в ходе спецоперации.

Как стало известно Ганнушкиной, главной уликой против Башаева стал найденный правоохранительными органами и предъявленный следствию тайник, в котором находились: пистолет, из которого была убита Эстемирова, и поддельное удостоверение сотрудника МВД с фотографией А.Башаева.  «Не хватает ещё только загодя написанного чистосердечного признания в убийстве, которое боевик тоже хранил бы в этом своём схроне» - сказала Ганнушкина. Таким образом, «следствие пошло по тому пути, который оказался кому-то выгоден и крайне удобен».

Татьяна Локшина: "Правозащитное сообщество требует объективного, полноценного и прозрачного расследования этого дела". Отсутствие эффективного расследования заставляет правозащитников обратиться к российским властям с вопросом: «Сегодня, через год после этого убийства,  что было сделано? И что было сделано для отработки версии о возможной причастности республиканских властей, силовых структур к убийству нашей коллеги Натальи Эстемировой?» Она остановилась на деле о публичной бессудной казни Ризвана Альбекова в чеченском селе Ахкинчу-Борзой 7 июля 2009 г. ( http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/07/m166693.htm http://www.memo.ru/2009/07/21/2107092.htm)

9 июля об этом случае сообщила сайту «Кавказский узел» Наташа Эстемирова. В этом сообщении она была указана как источник информации. ( http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/156399)

Это сообщение вызвало негодование у руководства Чеченской Республики. Насколько известно, это дело так и осталось не расследованным. «Что было сделано следственной бригадой, расследующей убийство Эстемировой, для проверки версии о причастности убийц Р.Альбекова к убийству Эстемировой?» -  спрашивает Локшина.

Александр Черкасов заметил, что для доказательства чьей-то виновности необходимо не только продемонстрировать улики, не только доказать возможность совершения преступления этим человеком, но и выяснить его мотивы.

«Утечки информации» из следственной группы поясняют возможный мотив Алхазура Башаева из села Шалажи: Наташа Эстемирова весной 2009 года сообщала о его деяниях, что и породило у него личную неприязнь.  Но у нас возникает вопрос: как боевик мог узнать о том, что Наташа про него писала? Либо он или кто-то другой видел Наташу в селе Шалажи. Либо он или кто-то другой затем услышал, что Наташа об этом говорила, прочитал ею об этом написанное.

Действительно, следствием в компьютере у Наташи были обнаружены сообщения из «Хроники насилия», одно из них – про события в Шалажи и про Башаева. Однако как попала к ней эта информация?

«В результате опросов сотрудников «Мемориала» мне это удалось выяснить. Мне для этого пришлось говорить в том числе и с теми «мемориальцами», которых после убийства Наташи мы были вынуждены эвакуировать из Чечни, а затем вообще из России» - сообщил Черкасов – «Информация  из села Шалажи шла в Грозненский офис от знакомых одного из сотрудников «Мемориала» и от родственников другого нашего сотрудника. Наташа к этому отношения не имела». Необходимости у неё выезжать в Шалажи не было, и она туда не ездила.

В апреле-мае 2009 года дома у Наташи Эстемировой, как обычно, останавливались её коллеги-правозащитники из Москвы и Санкт-Петербурга. Они также не слышали от Наташи никаких рассказов о поездке в Шалажи, хотя она не держала свою работу от них в секрете.

Каким же образом оказались  у Эстемировой в компьютере эти сообщения? Очень просто: кроме всего прочего, она исполняла обязанности редактора, сводя воедино информацию от разных сотрудников.

Но, может быть, она эту информацию маркировала таким образом, что можно было установить ее авторство? Нет: в дальнейшем такие сообщения в Москве объединялись в единую «Хронику насилия», где отдельные сообщения никак не были подписаны. Эта «Хроника» затем размещалась на сайте «Мемориала», и рассылалась журналистам.

Никаких интервью Наташа о Башаеве не давала, статей не писала.

Таким образом, непонятно, как у Алхазура Башаева могли возникнут неприязнь к Наталье Эстемировой и мотив совершить её убийство.

Впрочем, те, кто исследовал содержимое жёсткого диска ее компьютера, не могли знать все эти подробности…

По словам Олега Орлова, ни одно из дел, которыми занималась Наталья Эстемирова в 2009 году, расследовано государством не было. «Между тем, я убеждён, что не возможно всерьёз говорить об отработке всех версий без того, чтобы подробно не исследовать эти дела, без установления лиц, виновных в тех преступлениях, о которых писала Наташа» - сказал Орлов. Уголовные дела по этим фактам возбуждаются, но их расследование саботируется.

Ярким примером тому стало «расследование» уголовного дела о похищении Апти Зайналова. Орлов подробно остановился на этом деле.

Наталья Эстемирова добилась возбуждения уголовного дела по этому факту. Однако в ходе его расследования должностные лица совершают подлоги, лгут, нарушают нормы УПК.  В результате судьба похищенного остаётся не известной, не установлен круг лиц, причастных к совершению преступления, хотя для всех очевидно, что это сотрудники правоохранительных органов ЧР.

Орлов привлёк внимание к угрозам, которые в настоящее время раздаются в адрес правозащитников, в том числе и сотрудников «Мемориала» в Чечне: « 3 июля в интервью телеканалу «Грозный» Рамзан Кадыров назвал людей, причастных к «Мемориалу», врагами народа, врагами закона, врагами государства.

В нынешней Чечне это публичное заявление Президента ЧР – прямая и явная угроза. Республиканские чиновники и сотрудники республиканских правоохранительных органов воспримут слова Рамзана Кадырова как указание действовать против «Мемориала» и его сотрудников. Кто-то из них может воспринять слова своего руководителя как объявление «мемориальцев» вне закона со всеми вытекающими последствиями.

В первой половине 2009 года должностные лица Чеченской Республики по нарастающей обрушивались с публичными нападками на правозащитников, в том числе и на мемориальцев». 15 июля 2009 года была убита Наташа Эстемирова.

Прошел год. Мы наблюдаем то же самое. Публичное объявление «врагами народа, врагами закона, врагами государства» может привести к новым трагическим событиям».

В связи с этим, Олег Орлов обратился к руководству России и зарубежных стран, к российской и иностранной общественности с просьбой "сделать все возможное, чтобы предотвратить дальнейшее развитие ситуации вокруг наших коллег в Чечне по самому трагическому сценарию".

Программа: Ведение дел в ЕСПЧ
Программа: Горячие точки

Наталья Эстемирова родилась 28 февраля 1958 года в городе Камышлов Свердловской области в русско-чеченской семье, окончила исторический факультет Грозненского университета, работала учительницей. Весной 1994 года у Наташи родилась дочь Лана.