Приговор по делу «Сети»: обыденность невозможного

11.02.2020

Семь человек осуждены военным судом в Пензе по сфабрикованному пыточному делу. Что это значит, и как мы до этого дошли?
 

10 февраля 2020 года был оглашён приговор по так называемому делу «Сети»: семерых молодых людей, сторонников анархистской и антифашистской идеологии, приговорили к срокам от шести до 18 лет лишения свободы за создание террористического сообщества или участие в нём, а также хранение оружия или боеприпасов.

Обвинение, а затем и приговор были построены на признательных показаниях, которые суд вообще-то должен был отвергнуть, — хотя бы потому, что получены они были под пытками. Некоторых фигурантов дела пытали после фактического задержания, но до его оформления, когда они временно «исчезали» из правового поля; пытки продолжались и далее, до получения показаний, соответствующих заранее сфабрикованной фабуле обвинения. «Сеть», очевидно, была создана на бумаге, по материалам «оперативного учёта» левых активистов, а потом малознакомых или вовсе незнакомых между собой людей заставили признаться в участии в одной «террористической организации».

Её «участников» не обвиняют в каких-то совершенных действиях, не предъявляют им конкретные планы, — лишь неопределенные намерения, то, что они «в неустановленном месте в неустановленное время при неустановленных следствием обстоятельствах, совместно с неустановленными лицами, руководствуясь анархической идеологией, планировали» нечто преступное. Утверждается, что «Сеть» имела устав и проводила съезды. «Съездами» следствие объявило разные открытые собрания, — в том числе и обычные встречи в компании, где присутствовал кто-либо из осуждённых, или случайно встретился с другим (ведь большинство членов «Сети» даже не были знакомы). Как показала экспертиза, «устав» анархической группы (что было бы смешно само по себе!) появился на компьютере после его изъятия, когда владелец был в СИЗО, и затем редактировался неустановленными лицами. На якобы обнаруженном скудном арсенале, на оружии и боеприпасах, отсутствуют отпечатки пальцев или иные биологически следы фигурантов дела, при этом следствие даже не пыталось установить обстоятельства приобретения этого оружия. Давление оказывали не только на обвиняемых, но и на свидетелей, — многие заявили об этом и отказались от первоначально данных показаний. Такая очевидно слабая «доказательная база» была подкреплена показаниями «секретных свидетелей».

Во время суда стало очевидно: объявленная террористической и запрещенная в России организация «Сеть» на самом деле не существовала.

Напомним, Правозащитный центр «Мемориал» признал фигурантов дела «Сети» политическими заключёнными (см. у нас на сайте досье пензенского и петербургских дел).

*****
Приговор по делу «Сети» уже называют «беспрецедентным», однако примеров такого рода за последние двадцать лет было более чем достаточно.

С самого начала «контртеррористической операции» на Северном Кавказе российские федеральные силовые структуры и спецслужбы широко применяли похищения, незаконные задержания и жестокие пытки, — и к подозреваемым в «террористических» преступлениях, и к людям, заведомо непричастным.

В последующие годы эта практика распространилась и на другие регионы России, и на другие категории дел, отнюдь не только на дела об «исламском терроризме».

Так, украинцы Николай Карпюк и Станислав Клых по сфабрикованному делу о якобы участии в событиях Первой чеченской войны тоже во всём сознались на следствии под чудовищными пытками. Обвинительное заключение представляло собой ненаучную фантастику. Но это не помешало приговорить их в 2016 году к 20 и 22 годам.

Пятнадцать человек, приговорённых в 2016 году к срокам до 13 лет за якобы подготовку теракта в московском кинотеатре «Киргизия», объединяло лишь то, что они, строители, будучи в большинстве друг с другом незнакомы, в разное время снимали койки в одном и том же хостеле. Пытками от них добились признания в участии в «террористической ячейке».

Осуждённые по этим делам были признаны «Мемориалом» политическими заключёнными. Список можно продолжать.

*****
В деле «Сети» о пытках и фабрикации было известно с самого начала, с зимы 2018 года. Общественная наблюдательная комиссия Санкт-Петербурга сумела зафиксировать следы пыток, о которых подследственные дали показания. Однако ни широкая огласка, ни обращения в правоохранительные органы не позволили предотвратить фабрикацию дела и обвинительный приговор. Дело, достойное сталинских времён, — по абсурдности и бездоказательности обвинения, по методам получения признаний, по тяжести приговора, — было оформлено следствием и судом не в тайне, не в глухом каземате, а, по сути, публично, при свете софитов.

Правозащитный центр «Мемориал», 11 февраля 2020 год

Read this statement in English

Программа: Поддержка политзеков

Пензенские антифашисты Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский обвиняются по ч. 1 ст.

Программа: Поддержка политзеков

Антифашисты из Санкт-Петербурга Юлий Бояршинов, Виктор Филинков и Игорь Шишкин обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.