Преследование Оюба Титиева. Хроника

06.07.2018

Краткое изложение основных событий. Доступна также английская версия.

Преследование Оюба Титиева. Хроника

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живет в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель представительства Правозащитного центра «Мемориал» в Чеченской Республике. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение и хранение наркотических средств, совершенное в крупном размере). Находится под стражей с 9 января 2018 года. Адвокаты Титиева — Петр Иванович Заикин, Илья Сергеевич Новиков и Марина Алексеевна Дубровина.

Оюб Титев работает в «Мемориале» и Комитете «Гражданское содействие» с 2000 года, занимался документацией нарушений прав человека и реализацией гуманитарных проектов: помощью школам в горных районах Чечни, защитой мусульман от дискриминации в пенитенциарной системе и т. д.

Титиев — мусульманин, соблюдающий предписания ислама, и приверженец здорового образа жизни (до прихода в «Мемориал» он был школьным учителем физкультуры и детским тренером по борьбе). Он не курит, не употребляет спиртного.

После убийства ведущей сотрудницы «Мемориала» в Чечне, Натальи Эстемировой, «Мемориал» на несколько месяцев приостановил свою деятельность из соображений безопасности. Титиев упорно отстаивал необходимость продолжения работы, несмотря на высокие риски, он возглавил грозненское представительство «Мемориала».

С лета 2017 года Титиев много работал по делу о 27 жителях республики, предположительно бессудно расстрелянных местными силовиками (перепроверял информацию, опрашивал родственников), и его деятельность вызывала ярость у республиканских властей.

В конце декабря 2017 г. на официальном сайте Парламента Чеченской Республики и СМИ было опубликовано сделанное 25 декабря 2017 г. заявлениеПредседателя Парламента Чеченской Республики Магомеда Даудова, в котором он связал санкции США в отношении главы ЧР Рамзана Кадырова и блокировку его аккаунтов в социальных сетях с деятельностью правозащитников, и открыто призвал к их преследованию.

9 января Титиев был задержан по пути на работу.

Задерживали его дважды. В первый раз, около 9:05, его остановили полицейские в форме Группы быстрого реагирования (ГБР), когда он ехал из дома в селе Курчалой в село Майртуп за другом — вместе они планировали поехать в Грозный. Силовики «обнаружили» в машине Титиева пакет с веществом, похожим на наркотики (которое, очевидно, сами туда и подложили), и доставили Оюба на его же машине в Курчалоевское РОВД. Там Титиев пожаловался на незаконность задержания. Ему ответили: «Хочешь по закону — будет по закону». И после этого было инсценировано «законное задержание».

Подробно об этих задержаниях Титиев рассказал на суде по избранию меры пресечения и в объяснениях сотруднику Следственного Комитета РФ.

Коллеги Титиева довольно скоро узнали, где он находится. Произошло это благодаря стечению обстоятельств: когда Оюб не приехал к другу в назначенное время, тот подождал его, а потом поехал ему на встречу и увидел, что Титиева остановили силовики. Позднее он получил неофициальное подтверждение, что Оюба держат в Курчалоевском РОВД.

Адвокат ПЦ «Мемориал» Султан Тельхигов немедленно выехал туда. Ему говорили, что Титиева у них нет, и не пускали в отдел. Лишь после того, как чеченским властям позвонили Уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Николаевна Москалькова и председатель президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Александрович Федотов, было получено официальное подтверждение, что Титиев находится в Курчалоевском РОВД.

Адвоката Тельхигова допустили к Титиеву около 19 часов — спустя шесть часов после того, как он явился в отдел для представления интересов задержанного.
За это время с Титиевым в отсутствие адвоката, что является грубейшим нарушением закона, проводили следственные действия, в том числе получали образцы смывов с рук и срезов ногтей для сравнительного исследования, а также пытались угрозами добиться признательных показаний.

В 18:55 в отношении Титиева было возбуждено уголовное дело№ 11801960008000001 по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в крупном размере).

10 января силовики ворвались в дом Титиева в Курчалое, где в тот день были только женщины. Пришедшие вели себя грубо, требовали привести брата Оюба Якуба и сына Оюба Бекхана, угрожали. Жена и дети Титиева уехали из Чечни.

10 января Титиеву предъявили обвинение. По делу работал следователь СО ОМВД России по Курчалоевскому району Н. Д. Саламов. Сначала МВД по ЧР сообщало, что в машине Титиева «обнаружено» 180 гр. марихуаны. В предъявленном обвинении была указана цифра 206,9 гр. Речь идет о крупном размере вещества. Санкция за такое преступление — от 4 до 10 лет лишения свободы.

11 января в Шалинском городском суде Оюбу Титиеву была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца — до 9 марта. Заседание было закрытым.

Титиев заявил, что наркотики ему подбросили полицейские. Изложение хода судебного заседания.

11 января Титиев написал, а 12 января адвокат Петр Заикин подал в СУ СК РФ по ЧР заявление с требованием привлечь к ответственностисотрудников полиции, подбросивших Оюбу наркотики.

12 января Заикин обжаловал постановление Шалинского городского суда об аресте Титиева.

Титиев написал заявление на имя президента России В. Путина, главы Следственного Комитета РФ А. Бастрыкина и директора ФСБ А. Бортникова. В заявлении Титиев отметил, что сотрудники Курчалоевского РОВД подбросили в его машину наркотики, в результате чего против него было сфабриковано уголовное дело. Свою вину он не признает. «Хочу довести до Вас, если я каким-нибудь образом признаю себя виновным в инкриминируемом мне деянии, это будет означать, что меня заставили признать себя виновным путем физического воздействия или шантажом», — указал правозащитник.

Заикин подал ходатайство следователю Саламову о выемке видеозаписей с камер наружного наблюдения в Курчалеовском РОВД.

14 января ПЦ «Мемориал» обратился к автовладельцам Чечни. Коллеги Титиева просили предоставить записи с видеорегистраторов на тех машинах, которые утром 9 января проезжали про дороге Курчалой-Майртуп.

15 января за адвокатом Заикиным демонстративно следили в Чечне.

В ночь на 17 января в Назрани (Ингушетия) подожгли офис ПЦ «Мемориал».

Вечером того же дня в новостях на канале ЧГТРК «Грозный» вышел сюжет с выступлением главы Чечни Рамзана Кадырова. Он назвал независимых правозащитников «врагами народа», которые занимаются «стукачеством» и дискредитируют свой народ. Кадыров заявил о том, что им нет места Чечне и их работа в республике не пойдет. Не упоминая фамилию Титиева, Кадыров позиционировал его как «собственного наркомана» ООН и Государственного департамента США.

Адвокат Заикин подал ходатайство замминистра внутренних дел РФ, начальнику следственного департамента МВД России А. В. Романову с просьбой передать предварительное расследование дела Титиева в вышестоящий орган — Следственный департамент МВД РФ.

18 января Титиев дал объяснения следователю Гудермесского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по ЧР Ибрагимову И. Х. Объяснения были взяты в связи с заявлением Титиева, которое он подал 12 января с просьбой привлечь к ответственности полицейских, подбросивших ему наркотики.

19 января в рамках уголовного дела Титиева полиция обыскала офис «Мемориала» в Грозном. На балконе были обнаружены и изъяты две лежавшие на полу неприкуренные сигареты, по виду освобожденные от табака и вновь заполненные чем-то, а также пепельница, сделанная из банки энергетика. Такой пепельницы на балконе никогда не было, сотрудники офиса не курят — курить на балкон выходили только журналисты, посещавшие офис в предыдущие дни. Очевидно, эти предметы были подброшены перед обыском.

За адвокатом Заикиным продолжали демонстративно следить.

В ночь на 23 января в Махачкале (Дагестан) неизвестные подожгли автомобиль представительства ПЦ «Мемориал» в Дагестане. 20 января на этой машине ездил в Курчалой из Махачкалы для участия в следственных действиях по делу Титиева адвокат ПЦ «Мемориал» в Дагестане.

23 января на мобильный телефон представительства ПЦ «Мемориал» в Махачкале пришли СМС-сообщения с требованием закрыть офис, иначе его сожгут вместе с сотрудниками. За смсками последовал звонок, человек сказал примерно то же самое, что было написано в сообщениях.

24 января, накануне заседания Верховного суда ЧР по обжалованию ареста, Титиев остался без адвокатской защиты.

25 января Верховный суд ЧР отклонил апелляцию на арест Титиева.

Заседание должно было начаться в 11:00, но было отложено до 17:00 из-за того, что в суд не доставили обвиняемого. Также не явился адвокат Тельхигов. Заикин сообщил, что в последний раз связывался с ним накануне, защитник направлялся на следственные действия, после чего пропал.

В 17:00 Титиева доставили в суд. Защита просила отменить арест или заменить его на более легкую меру пресечения — подписку о невыезде. Судья Хасмагомед Мадаев отклонил апелляцию защитников Титиева.

26 января было проведено опознание Титиева неким свидетелем, который якобы видел его при каких-то важных для обвинения обстоятельствах. Свидетель не смог опознать Титиева среди группы показанных ему людей.

27 января следователя, не сумевшего обеспечить нужный фальсификаторам результат, и понятых, присутствовавших при опознании, перевели в статус свидетелей.
Были проведены очные ставки Титиева с уже бывшими следователем и понятыми. Теперь те утверждали, что «на самом-то деле», вопреки протоколу и их подписям в нем, свидетель опознал Оюба.

Уголовное дело принял к производству начальник СО ОМВД РФ по Курчалоевскому району ЧР А. Н. Ханахок.

Титиев отказался от услуг адвоката Султана Тельхигова.

28 января в дело Титиева вступил адвокат Илья Сергеевич Новиков.

Провели очную ставку Титиева с тем самым свидетелем, который ранее не смог его опознать. Свидетель начал утверждать, что опознал его.

30 января, спустя три недели после задержания, к Титиеву наконец допустили стоматолога. У Оюба были сточены два зуба и удалены еще восемь — в день задержания, 9 января, он планировал пойти ко врачу ставить протезы. Без протезов он не мог есть твердую и горячую пищу.

31 января «Мемориал» объявил кампанию солидарности с Оюбом Титиевым. Правозащитники призвали писать письма поддержки Оюбу на адрес СИЗО-1 Грозного, где он содержится. А также обратиться к Президенту РФ с просьбой освободить Титиева.

1 февраля Правозащитный Совет России и десятки общественных деятелей, политиков, деятелей искусства обратились к генпрокурору Юрию Чайке, министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву и председателю СК РФ Александру Бастрыкину с просьбой перевести расследование дела Титиева на более высокий уровень — федеральный или по крайней мере в СКФО.

Уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Москалькова призвала передать расследование дела Титиева на федеральный уровень. Аналогичное мнение высказал председатель президентского Совета по правам человека Михаил Федотов.

6 февраля адвокат Заикин подал в Шалинский городской суд жалобу на бездействие следователей, которые не дали ответа на ходатайство от 12 января о выемке видеозаписей с камер Курчалоевского РОВД.

7 февраля стало известно, что уголовное дело Титиева решением заместителя прокурора ЧР изъято из полиции и передано в следственное управление СК РФ по Чеченской Республике.

8 февраля Европейский парламент принял резолюцию по делу Оюба Титиева, призвав немедленно освободить его.

13 февраля «Мемориал» признал Титиева политическим заключенным.

16 февраля следователи Гудермесского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по ЧР, которые проводят проверку по жалобе Оюба Титиева на незаконные действия сотрудников полиции, сообщили адвокату Петру Заикину, что они не смогли получить записи с камер видеонаблюдения, установленных на входе в здание ОМВД РФ по Курчалоевскому району и внутри него. По словам следователя, все эти камеры 9 января, в день задержания Оюба, не работали.

21 февраля адвокат Заикин узнал, что в возбуждении дела по заявлению Оюба Титиева о преступлении полицейских, подбросивших ему наркотики, отказано. Оказалось, что следователь Гудермесского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по ЧР вынес постановление еще 15 февраля, но скрыл это решение от Титиева и его адвокатов. Только 26 февраля адвокат смог добиться получения копии постановления. Следователь не пытался проверить доводы Титиева, а сослался на объяснения тех полицейских, которые, по заявлению Оюба, совершили против него преступление.

Кроме того, следователь недвусмысленно высказался по другому уголовному делу — против Оюба: «Вина Титиева в совершении инкриминируемого ему преступления (хранение наркотиков. — прим. ПЦ) подтверждена пояснениями свидетелей и другими материалами уголовного дела». Следователь нарушил законодательство и Конституцию РФ, которые допускают признание челвоека виновным только по приговору суда.

В марте стало известно, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено руководителем Гудермесского МСО СУ СК РФ по ЧР, и постановление об отмене датировано 16 февраля — на следующий день после вынесения постановления об отказе в возбуждении дела.

6 марта, несмотря на письменные заявления кандидатов в президенты Российской Федерации Григория Явлинского и Ксении Собчак о личном поручительстве за Титиева, Старопромысловский районный суд Грозного отказался изменить ему меру пресечения и по ходатайству следствия продлил срок его содержания под стражей на два месяца, до 9 мая.

19 марта апелляция адвокатов Титиева на продление срока ареста была отклонена.

25 апреля в Москве состоялась пресс-конференция о фабрикации уголовного дела Оюба Титиева. На тот же день было назначено заседание суда по избранию меры пресечения. Ни один из адвокатов не был уведомлен об этом. Марина Дубровина, оказавшаяся на тот момент в Грозном, узнала о заседании случайно утром того же дня. Защитник ходатайствова о переносе заседания, но получила отказ. Арест Оюба продлили до 9 июня.

3 мая в Верховном суде ЧР должна была рассматривать апелляция адвокатов на продление ареста. Оюба не привезли в зал суда. Он общался с участниками процесса по видео-конференц-связи. Заседание перенесли на 4 мая, чтобы в Грозный успел приехать третий адвокат Оюба Илья Новиков. 4 мая в суде были все три адвоката, также в зал доставили Оюба. Заикин сообщил, что поручителями за Оюба согласились быть правозащитница Светлана Алексеевна Ганнушкина и Герой России, космонавт Сергей Иванович Нефедов. Несмотря на заявления уважаемых поручителей, судья Эльман Адилсултанов оставил решение суда первой инстанции без изменений.

Вечером того же дня следователь объявил об окончании следственных действий.

8 мая Оюб и его адвокаты начали знакомиться с материалами дела.

12 мая Оюб был удостоен премии Московской Хельсинкской группы за мужество, проявленное в защите прав человека. Награду по его поручению получал Олег Орлов.

14 мая  60 известных россиян - деятели искусства и науки, журналисты, представители духовенства - обратились к президенту Путину в связи с делом Оюба Титиева. Всего под текстом 60 подписей.

15 мая были опубликовано обращение Ланы Эстемировой, дочери убитой в 2009 году правозащитницы Наташи Эстемировой: «Мы не смогли спасти маму — мы можем спасти Оюба и «Мемориал»." Лана призвала подписать петицию в защиту Оюба.

16 мая было обнародовано письмо президенту Международной федерации футбольных ассоциаций (FIFA) от имени 14 известных неправительственных организаций. 18 мая FIFA направила ответ на это письмо.

16 мая в ходе ознакомления Оюба Титиева и его адвокатов с материалами дела и осмотре приобщенных к нему вещественных доказательств, выяснилось, что ряд предметов, бывших у Оюба Титиева при его задержании 9 января, были похищены. Титиев направил сообщение о совершении преступления в органы МВД.

24 мая Старопромысловский районный суд г. Грозного рассматривал жалобу адвоката Зикина на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции, которые, согласно заявлению Оюба Титиева, подбросили ему пакет с наркотиками. Суд признал это решение следователя законным, «не заметив», ни процессуальных нарушений в ходе проведения проверки, ни явной её неполноты.

31 мая Старопромысловский районный суд Грозного продлил срок содержания Оюба Титиева ещё на два месяца до 9 мая.

1 июня завершено ознакомление Оюба Титиева и его адвокатов с материалами уголовного дела. По результатам ознакомления Титиев и его адвокаты заявили ряд ходатайств

Все эти ходатайства были отклонены.

13 июня в зале «Мемориала» состоялась премьера спектакля Театра.doc "Оюб", который затрагивал, помимо дела Оюба Титиева, ряд других острых тем. После завершения спектакля в «Мемориал» прибыли сотрудники полиции и, утверждая, что получили сигнал о заложенном в здании взрывном устройстве, произвели эвакуацию. Бомбу они не обнаружили.

Накануне открытия Чемпионата мира по футболу в России 36 депутатов Европейского парламента обратились к президенту ФИФА Джанни Инфантино с открытым письмом по ситуации с правами человека в Чечне. Депутаты призвали ФИФА воздействовать на власти России, добиваясь немедленного и безусловного освобождения Оюба Титиева.

20 июня 2018 г. Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) в своем научно-консультационном заключении пришел к выводу, что процессуальная проверка Следственного управления СК РФ по ЧР по заявлению Оюба Титиева о подбросе ему наркотиков была проведена с нарушениями законодательства, неполно и неэффективно, в ее ходе намеренно не проверялись обстоятельства, установление которых неизбежно вело к выводу о фальсификации дела, а постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные по результатам проверки, являются необоснованными. СПЧ направил это заключение в Генеральную прокуратуру РФ для рассмотрения и принятия мер прокурорского реагирования. Генеральная прокуратура РФ поручила прокурору Чеченской Республики проверку обстоятельств расследования дела Оюба Титиева.

26 июня Верховный суд ЧР отклонил апелляционные жалобы адвокатов О. Титиева на отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению о подбросе ему наркотиков сотрудниками полиции и обжалованию продления его ареста. Суд проигнорировал доводы научно-консультационного заключения СПЧ при президенте РФ и отказался приобщить документ к материалам дела.

27 июня заявление в защиту Оюба Титиева сделала Европейская служба внешних связей. Организация напомнила, что в число международных обязательств России входит защита правозащитников и Европейский Союз ожидает, что власти России закроют дело в отношении Титиева и освободят его из-под стражи.

5 июля Верховный суд ЧР рассмотрел ходатайство адвоката Ильи Новикова о рассмотрении дела  Оюба Титиева за пределами Чечни. Адвокат обосновывал ходатайство тем, что из-за давления, которое представители исполнительной власти Чечни уже оказали на суд, решение по делу Оюба будет неправосудным. Новиков указал на то, что Рамзан Кадыров неоднократно делал публичные высказывания о виновности обвиняемого Титиева и о негативной оценки его личности.
Суд отказал в переносе рассмотрения дела за пределы Чечни. Кроме того, по ходатайству прокурора суд постановил продлить содержание Оюба Титиева под стражей до 25 июля.

Адвокат  Новиков  подал в Верховный суд России ходатайство об изменении территориальной подсудности дела дела  Оюба Титиева рассмотрении его за пределами Чечни. 

9 июля в Шалинском городском суде в закрытом режиме прошло предварительное слушание по уголовному делу по обвинению  Оюба Титиева в хранении наркотиков.  Адвокаты Титиева заявили отвод составу суда, который был отклонен. Суд постановил продлить меру пресечения в отношении Оюба Титиева на шесть месяцев – до 22 декабря 2018 года.

10 июля юристы ПЦ «Мемориал» направили в Европейский суд по правам человека жалобу Оюба Титиева на нарушение  статей  5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 18  (запрет политически мотивированного уголовного преследования) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

17 июля Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович обратилась к  Генеральному прокурору России с просьбой принять решительные меры для обеспечения соблюдения прав Оюба Титиева, в том числе путём его скорейшего освобождения из-под стражи.

19 июля в Шалинском городском суде началось рассмотрение уголовного делу по обвинению  Оюба Титиева в хранении наркотиков по существу. 

С 19 июля по 28 августа состоялось 9 заседаний, в ходе которых были допрошены 51 свидетель обвинения, в основном это полицейские ОМВД РФ по Курчалоевскому району ЧР. Только несколько из них принимали непосредственное участие в задержании Оюба Титиева и фабрикации уголовного дела против него. В их показаниях обнаруживаются явные нестыковки. Например, они сообщают разную информацию о понятых, присутствующих при осмотре машины Титиева на месте его задержания. В ходе судебных заседаний так и не удалось установить, кто именно нашел и доставил понятых на место событий.

Не удалось также установить, куда делись вещи Оюба (мобильные телефоны, планшет, травматический пистолет и др), а самое главное — его документы, которые были при нем вплоть до момента первого задержания. Однако выяснилось, что в ходе второго, официального, задержания никто из полицейских его паспорт не видел. Становится неясным, как полицейские в таком случае установили личность задержанного. Вероятнее всего, что паспорт Титиева остался в отделе полиции еще при первом задержании, а на место инсценировки второго задержания Оюба привезли уже без документов. Телефоны, планшет и травматический пистолет вообще бесследно исчезли. Полицейский, первым «увидевший» через приоткрытую дверь и спину Оюба рассыпанные на полу машины наркотики, не смог объяснить, как он мог это сделать. Эти и многие другие несостыковки в официальной версии теперь явственно проявляются в ходе суда.

Остальные свидетели на большинство вопросов отвечали «не знаю», «не видел», «не помню», «спросите у начальства». При этом почти все опрошенные свидетели утверждали, что им ничего не известно о существовании в органах полиции Чеченской Республики «групп быстрого реагирования» (ГБР), что ни они, ни их сослуживцы никогда не носили форму с нашивками «ГБР», что они никогда не видели полицейских машин с надписями «ГБР». Только один из них признал, что у него есть такая форма, но он носит ее только дома (?!), а на службе носил её однажды – в 2017 году по прямому указанию начальства. При этом в Интернете, в открытом доступе, имеются страницы некоторых из силовиков, в том числе из числа допрошенных в суде, которые пестрят фотографиями, где они сами или их коллеги одеты в зеленую форму с нашивками «ГБР». На фотографиях они патрулируют улицы на автомобилях с такими же надписями.

Отрицая наличие в Курчалоевском отделе полиции «групп быстрого реагирования», свидетели пытаются опровергнуть версию первоначального задержания Оюба. Именно сотрудники полиции в форме с нашивками «ГБР» задержали Оюба Титиева в первый раз.
Напомним, что Оюба Титиева задерживали дважды: в первый раз сотрудники полиции в зеленой камуфляжной форме с нашивками «ГБР» — по словам Оюба, именно они подбросили ему наркотики.

22 августа 2018 года Рамзан Кадыров выступил перед сотрудниками МВД Чечни и заявил, что правозащитникам будет закрыт въезд на «его территорию» как только завершится суд над Оюбом Титиевым и «пусть его осуждает все мировое сообщество»! По его мнению, на этот процесс приезжает вся продажная шантрапа со всего мира, со всей страны. В ходе этого выступления, он в очередной раз назвал Оюба Титиева наркоманом, а правозащитников прировнял к террористам и экстремистам.

6 и 13 сентября в Шалинском городском суде продолжилось рассмотрение уголовного дела по обвинению Оюба Титиева в хранении наркотиков. 6 сентября в ходе судебного заседания  были допрошены два свидетеля: Лиля Юсупова, исполнительный директор НКО «Созидание», раньше возглавлявшая представительство ПЦ «Мемориал» в г. Гудермес, и соседТитиева  Асланбек Габаев.  Несмотря на то, что они были вызваны обвинением, оба характеризовали Оюба Титиева исключительно положительно. После заседания суда Оюбу  было передано письмо о том, что он стал одним из трех номинантов на получение престижной международной премии Вацлава Гавела «за гражданское мужество и выдающиеся достижения в области прав человека».

13 сентября допросили еще троих свидетелей обвинения, в том числе и Амади Басханова, чьи показания были особенно «интересны». Напомним, что Басханов, который ранее привлекался за незаконный оборот наркотиков, единственный, кто якобы видел Оюба курящим наркотик в центре Грозного средь бела дня. В ходе предварительного следствия «свидетель» не смог опознать Оюба Титиева, из-за чего позже следствию пришлось  в нарушение закона «переделывать» результаты опознания.

В ходе допроса Басханова, который длился около трех с половиной часов, вскрылась масса противоречий в его показаниях. К тому же, он вел себя как человек, находящийся под воздействием сильнодействующих препаратов, жаловался, что ему плохо, говорил развязно, эмоционально, размахивал руками, тер лицо и голову, у него были расширены зрачки.

По версии защиты, у Басханова есть определенные договоренности с властями и правоохранительными органами. Это предположение подтверждается тем фактом, что  свидетель дважды давал комментарий на республиканском телевидении в «разоблачительных» передачах про Оюба и «Мемориал».

(Подробно см. по ссылкам: 1-е заседание ; 2-е ; 3-е4-е5-е6-е7-е8-е9-е; 10-е; 11-е)

Хроника преследования в переводе на английский

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».