Пострадавшая от домашнего насилия дагестанка попросила у ЕСПЧ 40 тыс. евро компенсации

19.07.2021

Юристы ответили на вопросы Суда

Юрист Правозащитного центра «Мемориал» Тамилла Иманова и юристы European Human Rights Advocacy Centre направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обзервации — ответы на вопросы Суда — по делу 27-летней жительницы Дагестана Гулли Казанбиевой, в течение нескольких лет, даже после развода, страдавшей от насилия со стороны мужа Абдурахмана Курбанова (жалоба № 3713/21). Юристы предоставили ЕСПЧ новые факты по делу и настаивают, что в деле нарушены статьи 2 (право на жизнь), 3 (запрещение пыток), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и 14 (запрещение дискриминации) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Они просят ЕСПЧ назначить Казанбиевой компенсацию морального вреда в размере 40 тыс. евро.

В 2014–2018 годах, когда Гулли Казанбиева была замужем за Абдурахманом Курбановым, он систематически избивал её и издевался над ней. И после развода, который женщине удалось получить в июле 2019 года, он продолжал её преследовать. 13 сентября 2019 года Курбанов, разрезав ножом москитную сетку, влез в окно дома родителей Гулли, где она тогда жила, и жестоко избил её. Женщина попала в больницу с многочисленными травмами и переломами.

Осенью 2020 года Курбанова приговорили к году и месяцу в колонии-поселении по событиям 13 сентября 2019 года. Из-под стражи он вышел уже в январе 2021 года. Казанбиева приговор обжаловать не стала, опасаясь за свою жизнь.

Сейчас в отношении Курбанова расследуется ещё одно дело — по избиениям в 2014–2018 годах. В течение этих лет мужчина систематически избивал и оскорблял жену, а в августе 2018 года, когда Гулли в очередной раз спасалась в доме у родителей, пытался поджечь дом.

Юристы «Мемориала» дважды пытались добиться для Казанбиевой госзащиты. На национальном уровне это не удалось. ЕСПЧ также отказал в применении срочных мер: юристы просили обязать власти РФ предоставить Казанбиевой госзащиту, запретить Курбанову приближаться к ней и к её дому.

Отвечая на вопросы ЕСПЧ по существу дела, юристы поддержали поданную ранее жалобу на нарушение четырёх статей Конвенции.

  • Хотя власти России утверждают, что Казанбиева должна была обжаловать бездействие полиции в 2014–2018 годах, это избыточное требование. До случая в сентябре 2019 года она дважды обращалась в полицию в связи с избиениями и попыткой Курбанова поджечь дом её родителей. Но правоохранительные органы отказывались принимать заявления. «Недостаточное число задокументированных обращений в полицию по поводу домашнего насилия… связано с системной российской проблемой — полиция почти не регистрирует подобные жалобы», — пишут юристы в обзервациях.
  • Власти не приняли никаких мер, чтобы предотвратить нападение 13 сентября 2019 года. Гулли с семьёй пыталась привлечь полицию, но к ним не прислушались, не оценили грозящую женщине опасность. Более того, полицейские убеждали их вообще не подавать никакие заявления.
  • Расследование нападения 13 сентября 2019 года было слишком медленным. Обвиняемому вменили более лёгкие преступления, чем он совершил. Отягчающих обстоятельств не установили, зато нашли смягчающие, правда, они не имели отношения к делу. Все предыдущие случаи насилия были проигнорированы при рассмотрении первого дела. Второе дело возбудили в феврале 2021 года после шести отказов. Не исключено, что его прекратят за истечением сроков давности.
  • После нападения 13 сентября 2019 года российские власти не сделали ничего, чтобы предотвратить возможное повторений событий. Курбанова освободили из-под стражи. Казанбиевой государство не предоставило никакой защиты, хотя она при помощи юристов запрашивала защиту дважды. Второе дело в отношении Курбанова расследуется медленно.
  • Летом 2019 года ЕСПЧ вынес первое постановление по делу о домашнем насилии в России («Володина против России») и установил, что национальное законодательство не даёт жертвам домашнего насилия реальной возможности защититься. С тех пор власти России не внесли никаких существенных изменений в законы. В национальном законодательстве даже не предусмотрены механизмы судебных защитных предписаний (охранных ордеров).
  • Казанбиева стала жертвой перекрёстной дискриминации: на Северном Кавказе мусульманка живёт не только под российским законом, но и под патриархальными традициями и религиозными нормами, позволяющими дискриминацию женщин.

Поделиться: