Похищенного в апреле жителя Чечни три недели незаконно удерживают в отделе полиции

19.05.2021

Правозащитный центр «Мемориал» обратился по делу Акрамана Татаева в республиканские прокуратуру, СК и МВД

23 апреля неизвестные сотрудники силовых структур похитили в городе Аргун 26-летнего Акрамана Татаева. С тех пор родным не предоставили никакой официальной информации о его местонахождении и вменяемом ему обвинении. По информации, которую им удалось получить по своим каналам, Татаева там пытают, он сильно потерял в весе и находится на грани суицида. Об этом «Мемориалу» сообщила мать Акрамана Марем Саламова. Она просит помочь «спасти сына», за чью жизнь она боится. «Мемориал» обратился в республиканские МВД, Следственный комитет и прокуратуру с требованием провести проверку по этому делу, если изложенные Саламовой факты подтвердятся, прекратить незаконные действия в отношении Татаева и привлечь к уголовной ответственности виновных.

Утром 23 апреля житель села Комсомольское (Бердыкель, городской округ Аргуна) Акраман Татаев поехал в районную больницу вместе с беременной супругой Сумаей. Примерно в 11:00 часов она вышла из больницы во двор и позвонила Акраману, который должен был её ждать у выхода. Он ответил, что он «в машине и скоро выйдет». Сумая удивилась, так как они приехали на общественном транспорте. Из чёрного автомобиля «Форд», стоявшего около больницы, вышел мужчина и окликнул Сумаю. Когда она не отреагировала (подумала, что он просто пытается с ней заговорить), он подбежал к ней.

Из той же машины вышел Акраман и стал кричать, чтобы не трогали его беременную супругу. Вслед за ним вышел ещё один мужчина. Оба неизвестных были в гражданской одежде. Они грубо потребовали, чтобы Акраман сел обратно в машину. Шокированная Сумая начала спрашивать у того, кто к ней подбежал, что им нужно. Он потребовал, чтобы она «не поднимала панику и села с ними в автомобиль». Сумая заплакала. Мужчины потребовали, чтобы Акраман её успокоил. Он подошёл, попросил жену не волноваться и взял у неё телефон. Мужчины подошли и хотели его забрать. Сумая возразила, что у неё там личные фотографии, например без хиджаба или совместные с супругом, и у них нет такого права.

Один из мужчин схватил её за руку и потащил к машине, второй уже сидел за рулем. Акраман начал выходить из себя, требовал не трогать Сумаю, в ответ сыпались угрозы и оскорбления. В гневе Акраман разбил телефон, который был у него в руках. На это неизвестный радостно воскликнул: «Вот это ты очень хорошо сделал!».

Сумая звала на помощь, требовала, чтобы мужчины сказали, кто они и показали документы. Акраман начал терять сознание (с ним такое ранее уже случалось). На шум стали собираться люди, из больницы вышли медработники. Один из мужчин крикнул последним: «Усыпите эту женщину!». Сумая загородила мужа, которому становилось хуже, пытаясь его защитить. Через некоторое время к Сумае направились две медсестры и попытались сделать ей укол. Она отбивалась и требовала её не трогать. Только после указания двоих в гражданском медсёстры оставили женщину в покое.

Видя, что ситуация выходит из-под контроля и людей собирается всё больше, двое мужчин отбросили Сумаю в сторону, ударили Акрамана по голове, закинули на заднее сидение автомобиля и увезли. Уезжая, они крикнули Сумае: «Вот теперь попытайся помочь своему любимому мужу!».

Очевидцы отвезли Сумаю домой. Её свекровь, Марем Саламова, сразу же обратилась к местному участковому и тот сообщил, что Акраман находится в отделе МВД по Аргуну — якобы он оказал сопротивление полицейским, разбил телефон, который у него хотели взять, а значит, ему есть что скрывать. Родители Акрамана поехали в отдел полиции. К ним вышел оперуполномоченный по имени Адам. Он высказал им недовольство по поводу Сумаи. По его мнению, ей надо научиться вести себя, а Татаевым — «успокоить её». Полицейским не понравилось, что она попросила двоих неизвестных представиться и спросила, на каком основании они хотят забрать её супруга. Силовик признал, что Акраман у них, но ничего больше сообщать не стал.

Родители почти каждый день ходили к отделу полиции. Передачи у них принимали, но никакой информации им не предоставляли и больше никто к ним не выходил.

29 апреля отец Акрамана Руслан Татаев позвонил участковому и потребовал освободить сына или хотя бы сообщили, в чём его обвиняют. Участковый в ответ только спросил, где находится его невестка — в тот день родители Сумаи забрали её к себе в Дагестан.

Примерно в 23:00 к Татаевым приехали трое сотрудников аргунской полиции за Сумаей и младшим братом Акрамана, Шамилем. Силовики увезли его и нескольких друзей Акрамана в отдел. Их отпустили вечером следующего дня, насилие к ним не применяли. В коридоре отдела Шамиль случайно увидел брата. Он еле передвигался, на лице были следы побоев — гематома под глазом и рассечение губы.

30 апреля Сумая поехал в отдел полиции. Её встретил заместитель начальника отдела Юсупа Байсултанова Умар Джабраилов. Сначала её привели к двум мужчинам в гражданском, которые похитили Акрамана. Один из них сфотографировал Сумаю и записал её паспортные данные, затем её привели к другому заместителю Байсултанова и начальнику уголовного розыска отдела Ашрудди Буруеву. Он и Джабраилов допросили Сумаю, спрашивали об её отношениях с супругом, чем тот интересуется, вели себя корректно. Буруев показал ей фотографию двух мужчин в камуфлированной одежде, которую якобы нашли в телефоне Акрамана. Он утверждал, что они сотрудники правоохранительных органов. Акрамана ей не показали, обещали, что сделают это в следующий раз, а к празднику Ураза Байрам (13 мая) и вовсе обещали его освободить, заверили, что пока ему ничего не вменяют.

Примерно 5–6 мая родные неофициально получили информацию, что Акрамана на несколько дней переводили в ИВС, а затем вернули в отдел.

Второй раз Сумая поехала в отдел полиции 12 мая. Её принял Буруев. Он сказал, что Акраман сам всё усложняет, так как «не сознается, откуда у него фотографии силовиков в телефоне». Сумая умоляла, чтобы ей показали супруга, говорила, что приехала из Дагестана в надежде увидеть его, хотя врач ей прописал постельный режим из-за угрозы выкидыша. Сумаю отвели в кабинет к Джабраилову. На этот раз он вёл себя очень грубо, кричал на женщину, оскорблял её, ругался матом.

Когда её вернули в кабинет Буруева, Акраман был там. Сумая не узнала супруга — он был истощён, бледен, испуган, не реагировал на просьбы жены поговорить с ней. «Я даже засомневалась, живой ли он, реален ли или я сошла с ума», — рассказывала свекрови об этой встрече Сумая. В кабинет пришёл Джабраилов, стал кричать на Акрамана. По его словам, обоих супругов стоило расстрелять. Он оскорблял Сумаю и Акрамана, показывал фотографии (снимки страниц силовиков в Instagram, сделанные с экрана гаджета). Якобы их тоже нашли на мобильнике Акрамана. Полицейские требовали сообщить, кто ему их прислал. Сумая уверена, что никто Акраману эти фотографии не присылал, так как у неё был доступ ко всем его мессенджерам.

Она попросила Акрамана рассказать правду, даже если она будет стоить ему свободы. Супруг заверил её, что никто ему никаких фотографий не посылал, но он иногда просматривал разные каналы в Telegram, заходил по ссылкам и эти изображения могли автоматически загрузиться в папку «Файлы». Это легко проверить при желании.

Акрамана так и не освободили, официально обвинение ему не предъявлено, он не арестован. Родные его никуда с письменным заявлением не обращались. Они боятся этим ему навредить, ещё больше разозлить похитителей. Они надеялись, что Акрамана отпустят, так как уверены, что он не нарушал закона, что это недоразумение или «обычная в Чечне профилактика перед праздником». Заявление в «Мемориал» — жест отчаяния: родные боятся за жизнь Акрамана. По словам родных, у них есть достоверная информация, что его пытают, он уже несколько раз терял сознание, приходил в себя в панике, так как не помнил, где он и что с ним происходит. Говорил, что ему лучше покончить жизнь самоубийством, чтобы всё закончилось.

Поделиться: