Почему мы не подписали «Меморандум российских правозащитников»

14.12.2018

Реплика Совета Правозащитного центра «Мемориал»

На протяжении последнего года в СМИ и социальных сетях активно обсуждается возможность выхода или исключения России из Совета Европы.

Такое развитие событий неизбежно вызовет крайне тяжелые последствия для ситуации с правами человека в нашей стране.

Перед лицом этой угрозы группа российских правозащитников выпустила специальный Меморандум, к которому предложила присоединяться единомышленникам из других российских правозащитных НКО. Наши коллеги выражают свою тревогу и декларируют необходимость добиваться того, чтобы Россия оставалась в Совете Европы, поскольку Европейский суд по правам человека, важнейший институт Совета Европы, часто остается для граждан нашей страны единственной инстанцией, куда они могут обратиться для защиты своих прав. Опираясь на решения этого суда, российское гражданское общество пытается добиться и иногда добивается системных изменений в законодательстве и правоприменительной практике. В Меморандуме изложены конкретные предложения, с которыми подписавшие документ обращаются к Совету Европы. Они предлагают отчасти смягчить санкции ПАСЕ в отношении российской делегации, чтобы не давать повода руководству России «хлопать дверью».

Правозащитный центр «Мемориал» по ряду причин не счел возможным присоединиться к этому Меморандуму.

На наш взгляд, безусловно желательно и даже необходимо, чтобы Россия оставалась в Совете Европы. Основания для этого вполне точно сформулировал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 16 октября 2018 года: «Мы вступали в Совет Европы исходя из того, что он обеспечивает общеевропейское универсальное правовое и гуманитарное пространство».

Для Европы исключение России из Совета Европы было бы крайне нерациональным и недальновидным шагом. Для любой страны членство в этой международной организации — это, прежде всего, признание Конвенции о защите прав человека и основных свобод в качестве эталона. И только постоянный контроль за выполнением всеми странами требований этой Конвенции может обеспечить общеевропейское универсальное правовое и гуманитарное пространство. Исключать Россию из сферы такого контроля было бы неразумно. Такое развитие событий представляется крайне маловероятным еще и потому, что в соответствии с Уставом Совета Европы из-за неуплаты взносов может быть только приостановлено право участия в работе Комитета министров и Парламентской Ассамблеи. Но даже про приостановку участия России в работе Комитета министров до сих пор никто вопрос всерьез не ставил.

Мы надеемся, что и выход России по собственной инициативе из Совета Европы тоже не очень вероятен. Он нанесет ущерб прежде всего российским гражданам, лишив их важнейших инструментов защиты — Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Европейского суда по правам человека. Конечно, мы понимаем, что руководство нашей страны далеко не в первую очередь озабочено соблюдением прав россиян. Конечно, санкции в отношении российской делегации в ПАСЕ весьма раздражают Кремль, правительство и депутатов. Но мы полагаем, что российские власти достаточно прагматичны, чтобы не рвать связи, которые России не менее важны, чем Европе. А громогласные заявления разных российских политиков о возможном выходе адресованы исключительно внутрироссийской аудитории. Во всяком случае, постоянный представитель РФ при СЕ Иван Солтановский высказался 13 сентября 2018 года вполне отчетливо: «Вопрос выхода из Совета Европы на данный момент актуальным не является».

Но если есть серьезные опасения, что в руководстве нашей страны возьмут верх силы, делающие ставку на самоизоляцию России, и оно все же пойдет на этот вредный для граждан России шаг, то обращаться с призывами и увещеваниями надо не к Совету Европы, а к российскому руководству. Мы считаем неуместным — по крайней мере со стороны российских правозащитников — рекомендовать Совету Европы пойти на односторонние уступки при полном отсутствии изменений в позиции России. Подобное умиротворение злостного нарушителя международного права и собственных обязательств в области соблюдения прав человека неизбежно будет иметь разрушительные последствия для международных механизмов, призванных их поддерживать. А следовательно, в долгосрочной перспективе оно нанесет вред и нашей стране.