ПЦ «Мемориал» продолжает публиковать тюремные заметки фигуранта дела «Нового величия» Вячеслава Крюкова

12.11.2018

Мы публикуем поступившие к нам записи Вячеслава Крюкова, в которых он рассказывает о своей жизни в тюремной больнице после прекращения голодовки, и их постраничную расшифровку

С утра, не успел я проснуться, повели брать в очередной раз кровь на анализы. В этот раз возникли какие-то затруднения. Мало того, что было больнее, чем раньше, так еще и 3 раза медсестра вводила мне иглы в руки и не могла попасть в вены. Только потом, вызвав работника поквалифицированней, хоть и с некоторыми затруднениями, но у меня смогли наконец взять кровь. Как мне показалось, она была аж черная.

У меня всю жизнь была плохая переносимость медицины в психологическом плане. До этого времени я никогда не попадал в больницу и вообще боялся сильно заболеть. У меня вызывают отвращение уже сами разговоры о крови, о деятельности и структуре внутренних органов, о болезнях и всей больничной теме. Как же это всё надоело! Эти уколы, капельницы, анализы, таблетки и врачи. В последнее время даже в снах нет покоя, уже там снятся эти бесконечные процедуры или исколотые дырками от капельниц руки. Я не враг себе, но я вынужден идти через все эти страдания и боль.

30.10.2018

Уважаемые сограждане!

28 октября по всей стране и даже за рубежом прошли марши под лозунгом «За наших и ваших детей» в поддержку незаконно обвиняемых и содержащихся под стражей фигурантов дела «Нового величия». От всей души хотел бы поблагодарить всех тех, кто знал об этой акции и решил выйти на улицы своего города, чтобы выразить свой протест против творящегося в отношении нас, молодых людей, произвола. Я рад, что такие безумные по своему содержанию уголовные дела, как наше, не остаются без внимания общественности. И пусть в этот раз людей вышло не так много, как хотелось бы, чтобы власть имущие нас услышали и приняли меры для восстановления справедливости. Но я прошу не отчаиваться, потому что это только начало и необходимо продолжать добиваться прекращения этого провокационного дела и освобождения из-под стражи невинных. Тогда все увидят, что граждане России не готовы терпеть происходящего беззакония и их мнение имеет определяющее значение. Сдаваться теперь никак нельзя. Большое спасибо тем, что не забывает об этом и помогает нам!

Крюков Вячеслав Владиславович

01.11.2018

Когда я только был перевезен в СИЗО-1, я впервые столкнулся с врачебным безразличием уже на входе. Оно проявилось в вопросе «зачем я приехал, ведь тут сидят тяжело больные люди». Как будто я приехал по своей инициативе, как будто я напрашивался. В тот день я даже не знал, куда меня везут, и никто не говорил мне об этом, всё было так неожиданно. Первые две недели я вообще находился в реанимации. Тут я начал более подробно знакомиться с врачебным пофигизмом, как на личном опыте, так и на примерах других серьезно больных людей. Они об отношении врачей говорят: «им всё равно на нас». Вернее, там вместо «всё равно» немного другое слово. Но его вряд ли пропустит цензура. Например, бывает, когда человеку станет ночью по своей болезни плохо и если он не начнет действительно умирать, максимум, что ему сделают – поставят обезболивающий укол до утра. А то и вообще, если не поднимут сильного шума, никто не  придет не помощь больного. На взгляд большинства сотрудников тюрьмы и больницы, «бесправные зэки» - вообще не люди, поэтому и заслуживают такое отношение, да и платят к тому же, видимо, мало. Чтобы что-то делать. Но всё же есть как среди врачей, так и среди ментов (о них потом отдельно) есть люди на самом деле довольно порядочные, честные и добросовестные. Почет, хвала и уважение таким. Жаль, что их мало и буквально можно пересчитать по пальцам. Увы, подавляющее большинство выполняет свой долг не по зову сердца, а ради каких-то выгод.

С равнодушием, доходящим до абсурда, сталкиваются практически все содержащиеся тут арестанты. Не все будут заявлять о нарушениях открыто – и это нормально, так как не приветствуется в тюрьмах решение вопросов с помощью официальных и открытых жалоб. Спросите у любого, как его тут лечат, и, если вы заслуживаете доверие, то услышите много занятных историй врачевания.

Вывод, к которому я пришел, пугает. Чем меньше человек будет отстаивать свои права и чем меньше у него поддержки с воли, тем в более глубокую дыру его засунут, не будут уделять должного внимания и вообще забудут о его существовании.  

03.11.2018

На утренней проверке было тесно, собралась целая делегация врачей и людей в форме. Пообщались еще раз с неврологом по поводу спины и наконец-то решили этот вопрос. Через пару часов вызвали на рентген. Поднялся на этаж выше и ждал своей очереди. В той небольшой области для ожиданий было два пластиковых окна и всего лишь одна внешняя решетка. Смотрел в окошко, а там буквально через метр располагалась во всей своей красе воля: гражданские здания, машины, детские площадки, высокие деревья и пожелтевшие листья. Прекрасные виды жизненно необходимой свободы, чистое голубое небо и цветущая золотая осень… смотришь на всё это и не хочется жить от происходящей несправедливости. Я не смог дальше наслаждаться образами настоящей, человеческой жизни и отошел от окна. Это небольшое событие ввело меня в состояние глубокой меланхолии, подавленности и абсолютного равнодушия.

***

Напомним, 11 сентября Вячеслав Крюков, вместе с ещё одним фигурантом дела Русланом Костыленковым, объявил голодовку после заседания Дорогомиловского районного суда, на котором фигурантов дела «Нового величия» оставили под стражей до 13 декабря. 5 октября его госпитализировали в больницу московского СИЗО-1 «Матросская тишина». 12 октября Крюков принял решение прекратить голодовку.

Фигуранты дела «Нового величия» были взяты под стражу 16 марта решением Дорогомиловского районного суда Москвы. Их обвиняют по ст. 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества). По версии следствия, члены этого малочисленного и малоизвестного оппозиционного движения собирались участвовать в «народных восстаниях, революционных действиях, в столкновениях с представителями действующего в России режима».

16 августа — 18-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик — перевели из СИЗО под домашний арест. Под стражей остаются четверо фигурантов дела.

В основу обвинения легли показания человека, которого в материалах дела называют Александром Константиновым. Именно он, представляясь другим участникам «Нового величия» Русланом Д., устраивал их регулярные встречи и написал устав организации. Константинов остался в статусе свидетеля. Генпрокуратура отрицает, что дело «Нового величия» — результат провокации.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Вячеслава Крюкова и других фигурантов дела «Нового величия» — Анну Павликову, Марию Дубовик, Руслана Костыленкова, Максима Рощина, Петра Карамзина, Павла Ребровского, Дмитрия Полетаева, Сергея Гаврилова и Рустама Рустамова — политзаключёнными.

Программа: Поддержка политзеков

Анна Павликова, Мария Дубовик, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Пётр Карамзин, Павел Ребровский, Дмитрий Полетаев, Серг

Программа: Поддержка политзеков

Крюков Вячеслав Владиславович родился 30 мая 1998 года, москвич, студент II курса юрфака Российского государственного университета правосудия.

Поделиться: