Нашла коса на кассацию

14.03.2019

Пересмотреть приговоры «троек» сегодня невозможно

В декабре 1932 года был арестован, а через два месяца, в феврале 1933-го, расстрелян по приказу «тройки» 45-летний инженер-строитель Павел Заботин. Он до сих пор не реабилитирован, хотя людей, которых расстреляли по приказу «тройки», давно массово реабилитировали как жертв политических репрессий. Его внук Георгий Шахет в течение двух лет при поддержке Правозащитного центра «Мемориал» и «Команды 29» пытался получить доступ к архиву, где хранятся материалы дела его деда. Однако суды разных инстанций отказывали ему, ссылаясь на то, что Заботин не входит в число реабилитированных, а значит, по закону, доступ к его делу запрещен. 12 марта в Мосгорсуде состоялось заседание суда, и вдруг выяснилось: если прокуратура сказала, что оснований для реабилитации нет, то и суд не видит оснований для этого. То есть сегодня никакой возможности пересмотреть ошибки прошлого — приговоры, которые выносили «тройки» — нет.

Заботина, работающего заведующим стройсектором Ленинского нарпита, обвинили в том, что он представил фиктивные счета на сумму свыше 11 тыс. руб. (примерно 45 тыс. современных российских рублей), вместе с другими похитил 20 тыс. кирпичей и 20 ящиков стекла общей стоимостью 22 400 руб. 

У Правозащитного центра «Мемориал», к которому обратился за помощью Шахет, было только две возможности обжаловать приговор, который был вынесен в 1933 году в отношении Заботина. Обратиться в прокуратуру и подать кассационную жалобу в Мосгорсуд. Через прокуратуру можно реабилитировать человека, если он подвергся политической репрессии. В кассационном порядке приговор обжалуется, если не было политической репрессии или судили по совокупности преступлений (например, одно было политической направленности, а второе — нет). 

  • В октябре 2018 года прокуратура, рассмотрев ходатайство юриста ПЦ «Мемориал» Марины Агальцовой о реабилитации Заботина, отказала. Прокуратура заявила, что кража стекла и кирпичей — это общеуголовное преступление.
  • 10 декабря юрист обжаловала отказ прокуратуры в Таганском суде. Она настаивала: налицо казнь по политическим мотивам — человека расстреляли за СТЕКЛО! Однако Таганский суд сказал, что не может вмешиваться в решение прокуратуры и что защита должна обжаловать приговор в кассационном порядке. 
  • Тогда юрист обжаловала приговор Заботину в Мосгорсуде в кассационном порядке. Мосгорсуд подтвердил: налицо политическая репрессия. Суд заявил, что на этом основании дальше не будет рассматривать дело, и юристу нужно идти в прокуратуру. 
  • 12 марта в Мосгорсуде Агальцова обжаловала решение Таганского суда от 10 декабря. Она говорила Мосгорсуду: прокуратура отказывается реабилитировать, говоря, что здесь нет политической репрессии и что юристы должны обжаловать приговор Заботину в кассационном порядке. Мы сходили в кассационном порядке к вам же — в Мосгорсуд, и вы же нам сказали, что здесь налицо политическая репрессия, поэтому в кассационном порядке нельзя обжаловать, надо идти в прокуратуру… В итоге Мосгорсуд поддержал решение Таганского суда. Он сказал, что не имеет права влезать в дискреционные полномочия прокуратуры. Таким образом, решение Таганского суда вступило в силу. Оно будет обжаловано.

Выходит, что в 1933-м году человека осудили тайно — без суда и следствия, без возможности посмотреть документы, участвовать в заседании, без адвоката и даже без права обжаловать приговор. В теории закон о реабилитации жертв политических репрессий дает две возможности для того, чтобы сегодня суд вынес справедливое решение — рассмотрел публично то, что выносилось тайно, и исправил или не исправил ту историческую ошибку, которая была. Но на практике этот закон не работает. По крайней мере, в нашем случае.

Юристы «Мемориала» и «Команды 29» намерены обратиться с иском по делу Заботина в Конституционный суд. 

***

Для тех, кто столкнулся с такой же проблемой, Правозащитный центр «Мемориал» подготовил инструкцию «Как получить информацию о нереабилитированных жертвах советских репрессий». Мы готовы помочь всем, кто хочет узнать правду о судьбе близких.

Читать подробнее о деле Заботина на сайте «Новой газеты»
Читать о деле Заботина в блоге Марины Агальцовой

фото Влад ДОКШИН, «Новая газета»