На процессе по делу Абдулмумина Гаджиева допросили очередных свидетелей

30.07.2021

Следующее заседание назначено на 5 августа

29 июля в Южном окружном военном суде допросили свидетелей обвинения по делу журналиста дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Гаджиева обвиняют в участии в деятельности террористической организации, организации её финансирования и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.205.5, ч.4 ст.205.1 и ч.2 ст.282.2 УК РФ). Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым. Его защищают три адвоката, в том числе Анна Сердюкова, работающая по соглашению с ПЦ «Мемориал».

Свидетель Абас Исаев, житель села Новосаситли Хасавюртовского района Дагестана, рассказал о строительстве школы хафизов в селе.

По версии следствия, строительством школы занимался житель села Исраил Ахмеднабиев (проповедник Абу Умар Саситлинский, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма; отрицает свою причастность к террористической деятельности; покинул Россию в 2014 году. — Прим. ПЦ «Мемориал»). Он получал на строительство крупные пожертвования, часть которых направлял на финансирование терроризма. Абдулмумин Гаджиев, как утверждает обвинение, своей журналистской деятельностью популяризировал работу Ахмеднабиева, что приводило к увеличению пожертвований.

Исаев рассказал в суде, что школу начали строить в середине 2009 года. Изначально он сомневался, что нужно строить такую большую школу, ведь это будет дорого, а небольшая подобная школа в селе уже есть. Однако в итоге сельчане решили, что в старой школе не хватает мест для всех желающих и нужно заведение побольше. Исаев уточнил, что идея построить школу принадлежала не лично Ахмеднабиеву, а стала общим решением сельчан.

Свидетель рассказал, что они начали строительство, не имея никакого финансирования. Но когда люди увидели, что стройка началась, то стали делать пожертвования. Исаев руководил проектом, Ахмеднабиев занимался информационным сопровождением, привлекая дополнительное финансирование: ездил по городам и сёлам, произносил проповеди в мечетях, в ходе которых агитировал давать деньги на строительство школы. Пожертвования делали не только деньгами, но и стройматериалами и даже продуктами питания для рабочих.

В конце 2009 года на объект приехал человек, назвавшийся Шамилем. Он сказал, что из проповедей Ахмеднабиева узнал о школе и решил пожертвовать большую сумму. В тот день он передал Исаеву 1 млн руб. Шамиль продолжал финансировать строительство; всего он пожертвовал 28 млн руб. Исаев передавал деньги на покупку стройматериалов и оплату работы строителей прорабу и Ахмеднабиеву. Они давали Исаеву полный отчёт по потраченным средствам.

В какой-то момент Исаев начал замечать по отчётам, что Ахмеднабиев относится к деньгам расточительно: например, платит строителям больше, чем обычно оплачивалась такая работа. Исаев считал это неправильным, из-за чего ближе к концу строительства школы, примерно в марте 2012 года, вышел из проекта. По оценке Исаева, строительство школы в целом обошлось примерно в 45 млн руб.

Прокурор поинтересовался, на какие средства Ахмеднабиев купил бронированный «Мерседес» и оплачивал вооружённую охрану в период строительства школы. Исаев сказал, что ему неизвестно, чтобы Ахмеднабиев тратил пожертвования на личные нужды. Машину, как Ахмеднабиев говорил Исаеву, ему дали во временное пользование, а охраняли его бесплатно. У свидетеля не было оснований усомниться в этих словах: в то время были случаи нападений на проповедников. Также Ахмеднабиев рассказывал свидетелю, что некие «лесные братья», зная, что тот получает крупные пожертвования, требовали деньги на «джихад» и угрожали ему убийством.

Когда школу построили, Ахмеднабиев стал её руководителем, но кто его избрал на эту должность, Исаев не знает. Прокурор пытался выяснить у свидетеля, учились ли в школе хафизов дети террористов. Свидетель ответил, что туда брали всех детей, которые хотели учиться, независимо от того, кем были их родители — полицейскими или боевиками. Однако в первую очередь принимали сирот, оставшихся без отцов. Исаев добавил, что ФСБ, прокуратура, санэпидемстанция, Роспотребнадзор, Минобразования проверяли школу чуть ли не каждые две недели, из-за столь частых проверок её даже пришлось на некоторое время закрыть. В 2016 году школу передали в ведение «Духовного управления мусульман Дагестана». Благодаря этому школа продолжает работать до сих пор. Ахмеднабиев был не против передачи школы официальному духовенству.

Исаев рассказал, что Ахмеднабиев никогда не поддерживал «Исламское государство» (ИГ, террористическая организация, запрещённая в России). Он сказал, что это похоже на наговор или ошибку следствия. Свидетель также убежден, что тот не входил ни в «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», ни в «Высший военный маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа» (обе организации признаны террористическими и запрещены). О связях других подсудимых с этими организациями он ничего не знает.

С Ризвановым и Тамбиевым он не знаком, Гаджиева видел однажды в мечети в Новосаситли примерно в 2009 году. Исаеву сказали, что это журналист. Про газету «Черновик» и Гаджиева в разговорах с ним Ахмеднабиев не упоминал.

Следующим допросили свидетеля обвинения Юнуса Алиева, который приходится отцом обвиняемому Кариму Алиеву (объявлен в розыск) и двоюродным дядей Абубакару Ризванову. Он рассказал, что у Ризванова и Карима Алиева была медиастудия, но что они там делали, он не знает. Ему не было известно, сколько зарабатывал его сын. Алиев сказал, что продолжает общаться с сыном и в апреле они с супругой ездили к нему в Стамбул.

Свидетель не знает ни Ахмеднабиева, ни Тамбиева. С Гаджиевым знаком не был, но читал о его задержании в газете. О Гаджиеве сын ему ничего не рассказывал. О причастности Гаджиева к ИГ свидетелю ничего не известно. Алиев сообщил, что его сын не поддерживал террористов и к ИГ не причастен.

Следующее судебное заседание по делу назначено на 14:00 5 августа.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года, после того как у него дома прошли обыски. 18 июня Гаджиева заключили под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.
  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено ещё одно дело — об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ).
Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: