«Мемориал» публикует последнее слово политзаключённого Айрата Дильмухаметова

18.01.2021

Башкирский публицист выступил на заседании Апелляционного военного суда 4 декабря 2020 года. Суд оставил приговор Дильмухаметову – девять лет строгого режима – без изменений.

9 лет строгого режима – уже пятый приговор башкирскому публицисту и оппозиционеру Айрату Дильмухаметову. Все пять приговоров связаны с его общественно-политической деятельностью, и наказания становятся с каждым разом всё суровее.

Сын известного башкирского учёного и общественного деятеля Ахнафа Дильмухаметова Айрат в начале своей карьеры был сторонником действующей власти – участвовал в создании, а позже возглавлял пресс-службу «Союза башкирской молодёжи», поддержанного правительством тогдашнего президента Башкортостана Муртазы Рахимова.

Но в 2003 году, после неудачной попытки избраться в региональный парламент, Дильмухаметов выпустил о Рахимове брошюру «У Раба в рабстве. Портрет первого президента» и перешёл в жёсткую оппозицию к власти.

Первый приговор – год условно – Дильмухаметов получил в 2006 году, за выступление на митинге против монетизации льгот годом ранее. В тексте выступления следствие и суд усмотрели публичные призывы к экстремизму. Через два года, в 2008 году, Дильмухаметов получил два года условно — из-за публикации в приложении к газете «Провинциальные вести» – за призывы к экстремизму и массовым беспорядкам. В 2011 году Дильмухаметов получил уже реальный срок – 6 лет колонии поселения, которые были позже сокращены Верховным судом Башкирии до 3-х лет — за публикации в газете «Майдан», где он был редактором — по обвинению в разжигании национальной ненависти, призывам к экстремизму и публичном оправдании терроризма. В 2015 году — три года строгого режима за статью «Ахыр заман» («Конец времён»). В ней правоохранительные органы усмотрели публичные призывы к терроризму.

«Мемориал» признавал Дильмухаметова политическим заключённым дважды —  в 2016 и 2019 годах, поскольку очевидно, что во всех случаях единственной причиной уголовного преследования была его последовательная легальная оппозиционная деятельность.

Последний на сегодня приговор стал результатом пяти уголовных дел, возбуждённых против Дильмухаметова одно за другим в течение полутора лет. В марте 2019 против него открыли дело по ч. 2 ст. 280.1 УК РФ (призывы к сепаратизму) за размещённый на YouTube видеоролик «Обращение кандидата в президенты Башкортостана Айрата Дильмухаметова к V Форуму свободной России». В апреле 2019 возбудили сразу два дела — по ч. 1 ст. 280 УК РФ (призывы к экстремизму) и ч. 2 ст. 205.2 (призывы к терроризму). Первое обвинение было связано с высказываниями Дильмухаметова по поводу конфликта местных жителей с рабочими из Чечни, а второе — с видеороликом на YouTube, в котором Дильмухаметов выступил в поддержку осуждённых по делу «Хизб ут-Тахрир», запрещённой в России в качестве террористической организации. Наконец, в декабре 2019 против Дильмухаметова возбудили ещё два дела — по ч. 2 ст. 280.1 (призывы к сепаратизму) за его выступление на радиостанции «Эхо Москвы» и по ч. 1 ст. 282.3 (сбор средств, заведомо предназначенных для экстремистского сообщества или организации) за призыв поддержать YouTube-канал Дильмухаметова— за всё время зрители перевели ему всего 66 тысяч рублей.

По всем уголовным делам Дильмухаметову в вину вменяются только его высказывания на митингах, в статьях или в видеороликах на YouTube, в которых нет никаких призывов к насилию.

В публикуемом нами последнем слове Дильмухаметов чётко и подробно препарирует обвинение и, в первую очередь, его основу – экспертные заключения, обосновывающие его вину. В течение двух часов он непрерывно говорит, и с каждой минутой его правота становится всё очевиднее. Эмоций в его выступлении совсем немного, в основном это методичное опровержение экспертных выводов, которые он называет «карательной лингвистикой» по аналогии с карательной психиатрией советского периода. Эти же эксперты — лингвист Хазимуллина и психолог Плеханова — участвовали в подготовке экспертных заключений и в предыдущих уголовных делах против Дильмухаметова. Он указывает, что экспертные заключения содержат орфографические ошибки — например, эксперт Хазимуллина вместо «чехословацкий» пишет «чехославацкий» — и неверные исторические отсылки. Но самое главное, говорит подсудимый, что выводы экспертов необоснованны и недостоверны по своей сути — это подтверждается рецензиями на экспертизы обвинения, проведёнными независимыми специалистами. Мы полагаем, что эти рецензии гораздо более убедительны, чем заключения экспертов Башкирского педагогического университета, у которых на постоянной основе заказывает экспертизы УФСБ по Республике Башкортостан.  .

Ещё на стадии следствия защита Дильмухаметова при содействии ПЦ «Мемориал» организовала рецензирование экспертных заключений почти по всем эпизодам обвинения независимыми специалистами. Рецензии полностью опровергли выводы экспертов Башкирского педуниверситета, что давало суду все шансы вынести справедливое решение.

Одну из этих рецензий —  на экспертное заключение по видеоролику на YouTube «Хизбы – террористы по разнарядке», в котором Дильмухаметов выступает в поддержку осуждённых по делам «Хизб ут-Тахрир», мы также публикуем. С ней можно знакомиться тут. В ролике Дильмухаметов не поддерживает «Хизб ут-Тахрир», более того, говорит, что вступать туда не нужно и призывает молодёжь держаться от неё подальше. Но вместе с тем Дильмухаметов считает преследование членов этой организации репрессивным и неправосудным, а наказания избыточно суровыми. Сходной позиции придерживается и «Мемориал».  

Качество экспертизы, проведённой по этому видеоролику психологом Плехановой и лингвистом Хазимуллиной, не выдерживает никакой критики. Ей вопиющие дефекты подробно рассматриваются в рецензии независимых специалистов —  лингвиста И. Жаркова и психолога В. Константиновой. С самим экспертным заключением, являющимся характерным примером качества экспертизы по делу, можно ознакомиться здесь.

Например, на поставленный следствием вопрос о том, на какую целевую аудиторию  направлена видеозапись, эксперт Плеханова отвечает: «Представленная видеозапись оказывает психологическое воздействие на целевую аудиторию, т. е. зрителей.». Целевая аудитория — мужчины и женщины с разным образовательным уровнем, в основном, исповедующие ислам и поддерживающие идеологию «Хизб ут-Тахрир»,  а также оппозиционно настроенные к власти. Получается, что Дильмухаметов этим роликом хочет донести свою точку зрения до оппозиционно настроенных мусульман, что вполне логично для оппозиционного политика-мусульманина.

Отвечая на вопрос следствия о том, какое психологическое воздействие оказывает видеозапись, лингвист Хазимуллина обнаружила в ней «признание идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», а психолог Плеханова заключила, что «данная видеозапись содержит в себе разнообразные приёмы манипуляции и суггестивного внушения на психику зрителей, поэтому и оказывает на них психологическое воздействие», при этом «видеосюжет формирует у зрителя установку на противостояние, как активное, так и пассивное, государственной системе, желание оказывать сопротивление и бороться с врагом, который не называется прямо, но подразумевается – это РФ и её законы».

При этом, в экспертизах обвинения часто встречаются обороты, свидетельствующие о том, что соответствующее содержание в ролике эксперты скорее почувствовали, чем действительно обнаружили.

Например, лингвист Хазимуллина пишет: «А. Дильмухаметов недоговаривает, утаивая и искажая информацию о конкретных методах, применяемых организацией «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» («Партия исламского освобождения») для «устранения» существующих правительств». Далее она пишет: «Явно спикер выражает побуждение, адресованное «членам» партии «Хизб ут-Тахрир», «заблудшим или одурманенным» «молодым ребятам», «не входить туда и не связываться» (с этой организацией). Однако в подтексте этого предостережения содержится скрытое побуждение (в форме разрешения допустимого действия), адресованное мусульманам, входить в партию «Хизб ут-Тахрир». То есть, в явном виде Дильмухаметов вроде бы ничего предосудительного не говорит, но в подтексте в это время совершает преступление.

Также Хазимуллина оценивает в экспертизе содержание комментариев, оставленных под исследуемым видероликом другими людьми. Какое отношение это имеет к содержанию ролика, совершенно неясно.

Выводы рецензий, подготовленных петербургскими экспертами Игорем Жарковым и Вероникой Константиновой, полностью дезавуируют выводы судебных экспертиз, положенных в основу обвинительного приговора. Так в публикуемой нами рецензии наэкспертизу видеоролика о преследовании «Хизб ут-Тахрир» специалисты указывают, что методики, применяемые экспертами обвинения, устарели, а некоторых из них просто не существует. Часть выводов, сделанных ими, являются недостоверными, часть являются необоснованными, а часть являются одновременно недостоверными и необоснованными. Также в ходе анализа эксперты выходили за рамки своих компетенций и опирались на собственные суждения, не соблюдая принцип проверяемости экспертных выводов. Другие пять основных принципов при производстве комплексной психолого-лингвистической экспертизы также были нарушены. Итоговый вывод рецензии: «представленное экспертное заключение «НЕ соответствует <...> реальному содержанию исследованной экспертами видеофонограммы».

Несмотря на очевидную состоятельность, все рецензии независимых специалистов, представленные защитой, были проигнорированы следствием, а затем и судами первой и второй инстанций, как были проигнорированы и подробные аргументы самого Дильмухаметова, которые он изложил в прениях, а затем в последнем слове. Приговор оставлен без изменений, защита обжалует это решение в кассации.

Обвинение, полностью базирующееся на несостоятельных экспертизах, а позже и обвинительный приговор, вынесенный на этих же основаниях — к сожалению, обычная практика для уголовных дел, связанных с публичными высказываниями. Помимо дела Дильмухаметова примерами подобных дел являются, в частности, дела Ивана Любшина, Сергея Лаврова, Айтахаджи Халимова, также признанных «Мемориалом» политзаключёнными.

Программа: Поддержка политзэков

Дильмухаметов Айрат Ахнафович родился 21 июня 1966 года, проживает в городе Уфе Республики Башкортостан, оппозиционный публицист, участник башкирского национального движения.

Поделиться: