«Мемориал» ответил на вопросы ЕСПЧ по делу о внесудебной казни в Ингушетии в 2014 году

17.06.2018

Справедливость сегодня стала для Лейлы Куриевой, чьего сына Максима силовики убили во время обыска в селе Плиево в 2014 года, чуть ближе.

Юристы «Мемориала» направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обзервации по ее делу — ответы на вопросы Суда.

19 ноября 2017 года ЕСПЧ коммуницировал жалобу Лейлы, поданную в мае того же года. Самый главный вопрос, который задал суд, — было ли убийство сына Куриевой необходимым и оправданным и провело ли государство эффективное расследование этого события?

В своих обзервациях Правительство России так и не смогло определиться с версией гибели Максима — то ли от взрыва пояса шахида, то ли в результате ответного огня. При этом напомним, что версия российских следователей, которые отказали в возбуждении уголовного дела по факту смерти сына заявительницы, состояла в том, что Максим оказал вооруженное сопротивление и поэтому сотрудники безопасности вынуждены были защищаться. Но выстрелили зачем-то в висок.

В этом деле доказательства Правительства, которые были им раскрыты по просьбе ЕСПЧ, были полны противоречий — из них не было понятно ни где находился Максим во время убийства, ни как в него стреляли, ни уж тем более кто стрелял. Поэтому юристы «Мемориала» в обзервациях настаивали, что государство нарушило ст. 2 Конвенции (право на жизнь) как в материальном, так и в процессуальном аспекте.

В ЕСПЧ интересы Куриевой представляют юристы Правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова и Дарья Бахарева, а также юристы Европейского центра защиты прав человека (European Human Rights Advocacy Center, EHRAC) Джоанна Сойер (Joanne Sawyer) и Джессика Гаврон (Jessica Gavron). На национальном уровне Куриеву представлял адвокат Магомед Гагиев, работающий по договору с ПЦ «Мемориал».