«Мемориал» оспаривает в Европейском суде позицию правительства России по убийству братьев Гасангусеновых

06.12.2018

4 декабря 2018 года юрист Правозащитного центра «Мемориал» Дарья Бахарева направила в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обзервации по жалобе Муртазаали Гасангусенова, отца убитых в Дагестане пастухов Наби и Гасангусейна.

Обзервации — ответы заявителя на вопросы ЕСПЧ по жалобе с учетом ответов (меморандума), которые ранее правительство страны-ответчика дало на те же вопросы.

Напомним, братья Гасангусейн, 1997 г.р., и Наби Гасангусеновы, 1999 г.р., были убиты в ночь с 23 на 24 августа 2016 года в селе Гоор-Хендах Шамильского района Дагестана. По первоначальной официальной версии, они обстреляли силовиков и были убиты ответным огнем. Родные и односельчане Гасангусеновых говорили, что это ложь, братья были мирными пастухами.

«Мемориальские» юристы выявили многочисленные противоречия и «белые пятна» в официальной версии, а затем и в расследовании событий. Сначала, 24 августа 2016 года, было возбуждено уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа и о незаконном приобретении оружия (статьи 317 и 222 УК РФ), при этом братья Гасангусеновы там были как бы ни при чем — они не получили никакого процессуального статуса, а следовательно, и представители их отца, Муртазаали Гасангусенова, не могли получить доступ к материалам расследования.

Муртазаали с помощью адвокатов обжаловал в судах бездействие следствия по расследованию убийства его сыновей. 15 ноября 2017 года было возбуждено уголовное дело именно по факту убийства братьев — по статьям 105 и 222 УК РФ, а дело по статье 317 закрыли. Согласно новой официальной версии, никакого обстрела силовиков ночь с 23 на 24 августа вообще не было, а братьев застрелили некие неизвестные люди.

Для родственников убитых, для их односельчан, для очень многих жителей Дагестана абсолютно очевидно, что это преступление совершили силовики. Но следствие по понятным причинам не торопится серьезно исследовать эту версию.

6 апреля 2018 года было возбуждено уголовное дело о служебном подлоге и халатности (статьи 292 и 293 УК РФ) против бывшего начальника полиции Шамильского района Алиева. Не имея на то достаточных оснований, в августе 2016 года он сделал вывод, что братья Гасангусеновы входят в незаконную вооруженную группу и что они напали на силовиков. В своем рапорте он сообщил, что братья были убиты в ходе проводимых в Шамильском районе оперативно-розыскных мероприятий. Согласно же нынешней официальной версии, тогда в том районе никто никаких спецопераций не проводил. Возникает закономерный вопрос — с какой целью начальник полиции сообщал официальным инстанциям ложную информацию?

Подборка материалов по делу убитых братьев размещена тут.

На национальном уровне интересы отца убитых представляли адвокаты Мурад Магомедов и Шамиль Магомедов, работающие по соглашению с ПЦ «Мемориал», теперь делом занимаются юристы Комитета против пыток.

13 ноября 2017 года в ЕСПЧ поступила жалоба от имени Муртазаали Гасангусенова. Ее ведут юридический директор программы «Защита прав человека с использованием международных механизмов» ПЦ «Мемориал» Кирилл Коротеев и юрист организации Дарья Бахарева.

Жалоба подана по статьям 2 (право на жизнь) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ коммуницировал жалобу (задал сторонам вопросы о ней) очень скоро — 4 июня 2018 года, спустя примерно семь месяцев после подачи. В коммуникации Суд задал сторонам следующие вопросы:

1. Были ли братья Гасангусеновы убиты силовиками, и если да, было ли применение «летальной силы» строго необходимым?

2. Было ли расследование убийства эффективным?

3. Были ли в распоряжении заявителя эффективные средства правовой защиты?

Правительство отправило ответ в ЕСПЧ 4 октября 2018 года. К нему были приложены все материалы уголовного дела по убийству Гасангусеновых, как того и требовал Суд.

В меморандуме представители РФ утверждают, что расследование преступления продолжается, оно эффективное, а претензии заявителя необоснованные. При этом правительство не подкрепляет свои утверждения никакими фактами, тогда как Гасангусенов и его юристы свои выводы детально обосновывают. Вместо ответов на вопросы ЕСПЧ Правительство РФ заявило о явной неприемлемости жалобы.

В своих ответах ЕСПЧ заявитель настаивает, что его сыновей убили именно представители государства, силовики. Тому есть несколько подтверждений. Один из полицейских заранее знал, что Гасангусеновы были у себя на пастбище накануне убийства, незадолго до этого он посещал их там. Силовики из ФСБ, республиканского ЦПЭ и МВД по СКФО проводили 23—24 августа в том районе мероприятия в связи с деятельностью «Шамильской незаконной вооруженной группы», это подтверждается официальными документами. Убийцы братьев пытались замести следы — тела Наби и Гасангусейна передвигали с места убийства (на земле были заметны следы) и оставили лежать на земле на всю ночь, на них надели чужие куртки, подбросили рюкзак с боеприпасами и надели им на шеи автоматы.

Ну и, наконец, «ликвидация членов НВФ» была выгодна и.о. начальника полиции района — вскоре после убийства пастухов он получил повышение.

Применение «летальной силы» к Гасангусеновым не было необходимым, ведь они не оказывали никакого сопротивления — в этом сходятся и правительство РФ, и заявитель.

Расследование преступления никак нельзя назвать эффективным. Уголовное дело об убийстве открыли только через год и два месяца после событий. Правительство в меморандуме никак не объяснило причины такой задержки.

Гасангусенов обжаловал бездействие следствия в суде, и, хотя суды всех инстанций принимали его сторону, это не приводило к изменению ситуации. Уголовное дело об убийстве было заведено более чем через полгода после соответствующего решения суда и не в связи с этим решением, а на основе рапорта следователя.

Следствие не проверило возможное участие сотрудников ФСБ в убийстве Гасангусеновых, хотя они участвовали в спецмероприятиях. Допрошены 16 полицейских Шамильского района, сотрудник МВД по СКФО — и ни одного сотрудника ФСБ. Следствие даже не пыталось установить, кто из сотрудников ФСБ был на месте происшествия в ночь с 23 на 24 августа 2016 года и что он там делал.

Следователь на нашел владельцев военных машин, которые свидетели заметили в районе накануне убийства братьев.

Следователь не проверил все оружие сотрудников, которые были на месте происшествия, не установил, из какого оружия вылетели найденные на месте пуля и гильзы.

Таким образом, у заявителя и его представителей есть все основания полагать, что в деле Гасангусеновых были нарушены статьи 2 и 13 Конвенции. С того момента, как была подана жалоба, оснований утверждать это только прибавилось.

Программа: Горячие точки

23 августа 2016 года в с. Гоор-Хендах Шамильского района Дагестана были убиты местные жители братья Гасангусеновы — Гасангусейн Муртазалиевич, 1997 г.р., и Наби Муртазалиевич, 1999 г.р.