«Мемориал» обратился в КС в поддержку жалоб реабилитированных жертв политических репрессий

23.04.2019

Дети репрессированных родителей пожаловались Конституционному суду на то, что не могут вернуться в Москву, где жили их родители, хотя это право предусмотрено законом о реабилитации. Как следует из архивных материалов, которые есть в распоряжении «Мемориала», изъятые квартиры зачастую доставались сотрудникам репрессивных органов.

Международное общество «Мемориал» совместно с Правозащитным центром «Мемориал» подготовили и передали обращение к председателю Конституционного суда (КС) России Валерию Зорькину. В нем говорится, что в середине марта 2019 года в КС обратились три реабилитированные жертвы политических репрессий — Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева, проживающие в Кировской и Владимирской областях и республике Коми. Их родители жили в Москве, но были репрессированы в 1930–1940-е годы. После отбывания наказания родители не могли вернуться в столицу из-за запрета проживать в режимных местностях. Сейчас же их дети, имеющие по закону право на жилье, не могут вернуться домой из-за практики применения ст.13 ФЗ «О реабилитации жертв политических репрессий» и правил постановки на жилищный учет в субъектах РФ. «Мемориал» выражает готовность представить КС экспертное заключение в порядке amicus curiae (консультативного мнения). Аналогичное обращение в КС ранее было подано и Советом по правам человека (СПЧ).

  • Историческая справка

В обращении в КС «Мемориал» напомнил, что «выселения в СССР были составной частью политических репрессий»:

  • «Семьи репрессированных выселяли из квартир и, как правило, либо отправляли в ссылку в отдаленные местности, либо высылали с ограничением права проживания в режимных местностях. Изъятые квартиры зачастую доставались сотрудникам репрессивных органов. Так, в Москве за период с 17 августа 1937 года по 1 октября 1938 года из 6 887 комнат, опечатанных в домах райсоветов, 6 053 были переданы НКВД и лишь 258 — в распоряжение Моссовета».
  • «Высланные в результате индивидуальных репрессий получали право свободного проживания только после индивидуальной реабилитации (многим этого пришлось дожидаться долго — вплоть до принятия закона о реабилитации в 1991 г.). Однако реабилитация не означала возможности вернуться в изъятое жилье. Лишь незначительной части реабилитированных (преимущественно из числа советской номенклатуры) было предоставлено жилье взамен утраченного вследствие репрессий».
  • На что пожаловались три жертвы репрессий в КС

Заявительницы пожаловались в КС (их интересы в КС представляют юристы Института права и публичной политики Григорий Вайпан и Наталья Секретарева) на применение в столице ст. 13 федерального закона «О реабилитации жертв политических репрессий» и ряд норм столичного закона 2006 года «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения».

Согласно ст. 13 реабилитированные лица и члены их семей должны быть обеспечены жильем «в случае возвращения на прежнее место жительства». Как говорится в обращении «Мемориала», практика показывает, что применение ст. 13 ФЗ и закрепленные в ней гарантии были существенно ограничены законами субъектов, поэтому Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева не могут вернуться в Москву.

О чем речь? Сейчас ни в одном из субъектов РФ не сохранен первоочередной порядок для жертв репрессий, это запрещает и новый Жилищный кодекс РФ. То есть они должны самостоятельно зарегистрироваться и встать в общую очередь там, откуда были высланы их родители. Заявительницы это сделать не могут — им негде жить в Москве. Очередь же на жилье в Москве такая, что реально получить квартиры они смогут, когда им исполнится 102–104 года.

  • Позиция «Мемориала»

«Мемориал» напоминает, что согласно преамбуле закона «О реабилитации жертв политических репрессий», его целью является реабилитация всех жертв политических репрессий «в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба». Там же указано, что осуждается «многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости».

«С этой проблемой „Мемориал“, который консультировал пострадавших от политических репрессий с 1989 года, сталкивался многократно. Попытки решить вопрос в судебном порядке приводили, как и в делах заявительниц, к отказам в постановке на учет. Хотя число обращений уменьшается с каждым годом из-за смерти репрессированных и их детей, жалобы на невозможность возвращения к месту проживания по-прежнему составляют заметную часть обращений», — отмечается в обращении в КС.

«Мемориал» выражает готовность представить Конституционному суду России экспертное заключение в порядке amicus curiae и направить своего представителя на заседание в случае, если жалобы заявителей будут приняты судом к производству.