«Мемориал» обратился в Европейский суд по делу фигуранта «московского дела» Павла Устинова

03.07.2020

В его деле нарушены статьи 6 и 11 Конвенции

Юристы Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова и Наталья Морозова направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу по делу актёра Павла Устинова. В 2019 году его привлекли к уголовной ответственности за применение насилия к представителям власти в рамках «московского дела». Устинов и представляющие его интересы юристы считают, что в деле нарушены статья 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и 11 (свобода собраний) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

3 августа 2019 года в Москве проходила акция в поддержку кандидатов, не допущенных до выборов в Мосгордуму, и в поддержку тех, против кого завели уголовные дела за участие в акции 27 июля 2019 года. Днём Устинов приехал на Пушкинскую площадь, чтобы встретиться с другом. Об акции он ничего не знал и, выйдя из метро, ждал друга, поглядывая в телефон.

Он даже не заметил, как к нему подбежала группа захвата из четырёх человек. Когда силовики попытались схватить Устинова, он дёрнулся. Вместе со старшим сержантом Лягиным из группы захвата они упали. Остальные полицейские стали избивать Павла дубинками, затем отвели в автозак. Позже Лягин вспомнил, что испытал боль в районе плеча оттого, что Устинов «положил с применением физической силы свою правую руку на левую руку потерпевшему и с применением силы корпуса оказал тянущее воздействие на его плечевой сустав левой руки». Хотя на всех видео довольно ясно видно, что в правой руке у Павла от начала до конца эпизода был телефон.

«При этом, как утверждали полицейские на суде, они не представились Устинову и не пытались объяснить, за что его задерживают, потому что ситуация, по их словам, была настолько накалена, что надо было срочно принимать меры, — рассказывает юрист „Мемориала“ Наталья Морозова. — Ну да, молодой человек стоит в одиночестве у метро и пырится в телефон. Достойно того, чтобы наброситься на него вчетвером с дубинками».

Сначала в ОВД Устинову выписали протокол за совершение административного правонарушения — нарушение установленного порядка проведения публичного мероприятия (по ч.5 ст. 20.2 КоАП). Однако затем его перевезли в Следственный комитет и там предъявили уголовное обвинение по ч.1 ст. 318 УК (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, к представителям власти). На следующий день обвинение уже превратилось в применение насилия, опасного для жизни и здоровья (ч. 2 той же статьи, до 10 лет лишения свободы). 

16 сентября судья Алексей Криворучко приговорил Павла к трём с половиной годам колонии общего режима. 

На следующий день актеры устроили флешмоб в поддержку коллеги — они записывали ролики, устроили пикетную очередь с плакатами у администрации президента, в театрах при выходе на поклоны режиссёры рассказывали зрителям о деле Устинова. 

ПЦ «Мемориал» признал его политическим заключённым. 

Эта массовая поддержка и шум в прессе привели к тому, что 20 сентября по ходатайству Генпрокуратуры Устинову изменили меру пресечения на подписку о невыезде. 

30 сентября Мосгорсуд рассмотрел апелляцию адвоката Устинова. Мосгорсуд постановил, что Тверской суд правильно изложил обстоятельства и квалифицировал дела, но всё же решил, что, учитывая характеристики, Устинов может исправиться и без реального лишения свободы и назначил условное наказание — один год. 

По мнению Устинова и представляющих его юристов, в деле нарушены статья 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и статья 11 (свобода собраний).

Статья 6
По российскому закону, совершение преступления по ч.2 ст. 318 УК возможно только умышленно, то есть одним из главных вопросов, который должен был исследовать суд, был вопрос о том, умышленно ли Устинов причинил Лягину вред. Однако суд безосновательно отклонил показания свидетелей защиты и самого подсудимого, а также видеозаписи, подтверждающие, что у Устинова не могло возникнуть умысла причинить вред здоровью полицейского. Свою версию событий суд изложил, основываясь на версии событий, изложенной участниками группы захвата.

Российские суды также должны были исследовать вопрос, не были ли действия Устинова спровоцированы полицейскими. От ответа на этот вопрос национальные суды уклонились. 

Статья 11
«Несмотря на то, что ЕСПЧ обычно не признаёт нарушения права на свободу собраний, если заявитель говорит, что он „просто проходил мимо“, в данной ситуации мы убеждены, что право Устинова, гарантированное 11 статьей Конвенции, всё же было нарушено, — комментирует Морозова. — Во-первых, власти рассматривают его как участника акции и именно как участника судят во всех инстанциях вплоть до апелляции. В отличие от других протестующих, Устинову предъявлено уголовное обвинение, а в таких случаях ЕСПЧ допускает, что заявитель имеет право не свидетельствовать против себя. Во-вторых, уголовное преследование Устинова, которое привлекло внимание прессы, имело явный „охлаждающий эффект“ — то есть те, кто прочитал, что за выход на площадь можно получить уголовку, теперь ещё несколько раз подумают, участвовать ли в мирных акциях протеста. И в-третьих, всей этой ситуации могло бы не быть, если бы власти как положено выполняли свои обязанности — не разгоняли бы мирное собрание, а поддерживали порядок, как им предлагает ЕСПЧ даже в тех случаях, когда собрание не согласованное».

Программа: Поддержка политзеков

Устинов Павел Геннадьевич родился 26 декабря 1995 года, актёр, житель города Щёлково Московской области.