«Мемориал» обратился в Европейский суд по делу дагестанца Султанхана Ибрагимова

30.03.2018

29 марта юристы совместного проекта Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра по защите прав человека (EHRAC) обратились в Европейский суд по правам человека по делу жителя Махачкалы Султанхана Ибрагимова, 1963 г.р.

Ибрагимова избивали и пытали полицейские, в результате чего он взял на себя убийства, которых не совершал. Верховный суд РФ подтвердил его невиновность. А расследование пыток так и не было проведено.

Жалоба подана по статьям 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

На национальном уровне дело вел адвокат Шамиль Магомедов, работающий по соглашению с ПЦ «Мемориал».

В 2015 году Ибрагимов проходил свидетелем по делу об убийстве тренера по греко-римской борьбе Алисултана Омарова. Неожиданно в ходе одного из допросов следователь обвинил его в этом убийстве. Ибрагимов отрицал причастность к преступлению.
15 мая 2015 года силовики арестовали его и избили. И хотя экспертиза подтвердила, что травмы лица, ушей, груди и правой ноги вызваны избиениями, Следственный отдел по Советскому району СУ СК РФ по РД решил не возбуждать уголовное дело. Сотрудники, проводившие арест, отделались дисциплинарными взысканиями.

23 марта 2016 года, когда Ибрагимов был дома у тестя, туда пришли силовики в штатском. Они представились проверяющими газовых счетчиков. Увидев Султанхана, они набросились на него и насильно увезли с собой. Сначала его привезли в Советское РОВД Махачкалы, а затем в неизвестное ему место. Ибрагимова избивали и пытали током. Ему сломали ребро. Только на шестой день задержания ему дали попить. Ибрагимова заставили признаться в убийствах Омарова и Гаджиева. Родные не знали, где он находится.

30 марта Ибрагимова привезли в дом тестя, вероятно, чтобы он привел себя в порядок. Жена видела Султанхана. Его руки были связаны, лицо распухло. Она подумала, что мужа, вероятно, накачали успокоительными.

31 марта суд арестовал Ибрагимова. В перерыве заседания он рассказал членам ОНК о пытках и самооговоре. Он показал раны и гематомы на теле. Следствие утверждало, что Ибрагимов явился с повинной 29 марта. Сам он это отрицал, как и причастность к убийству.

4 апреля 2016 года эксперт заключил, что раны на лице, руках и ногах Ибрагимов получил в результате избиений и пыток. При этом он отметил, что травмы несерьезные.

6 апреля в тюремной больнице в Махачкале Ибрагимову диагностировали перелом ребер и пневмоторакс, были зафиксированы и другие повреждения на его теле. Ибрагимов лечился в больнице с 12 апреля до 10 мая.

21 июля ему предъявили обвинения в убийстве с отягчающими обстоятельствами и ряде других преступлений. Помимо убийства Омарова, на Ибрагимова «повесили» убийство лидера лезгинского движения «Садвал» Назима Гаджиева, произошедшее 20 марта 2016 года.

Ибрагимов подал заявление об избиении. 25 июля Следственный отдел Советского района отказал в возбуждении уголовного дела.

Ибрагимов обжаловал решение. 27 января 2017 года руководитель следственного отдела отменил постановление об отказе. 2 февраля Советский районный суд прекратил производство по жалобе Ибрагимова, так как оспариваемое решение уже было отменено.

5 февраля следователь допросил двоих полицейских, осуществлявших арест Ибрагимова. Ибрагимов представил дополнительные доказательства, включая видеозапись его обращения к членам ОНК. 20 февраля эксперт, подготовивший заключение от 4 апреля 2016 года, сообщил следователю, что он не может исключать, что Ибрагимов нанес все эти травмы сам себе. 1 марта было вынесено новое постановление об отказе в возбуждении дела.

Ибрагимов обжаловал и его. 15 мая постановление было отменено заместителем прокурора Советского района Махачкалы. 29 сентября Советский районный суд снова прекратил производство из-за того, что постановление было отменено.
24 октября Верховный суд Дагестана оправдал Ибрагимова. Гособвинение обжаловало это решение, но 11 января 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отклонила апелляцию.
Ответственные за пытки Ибрагимова так и не привлечены к ответственности, обстоятельства его фактических похищений не расследованы.

Заявитель и его представители в ЕСПЧ считают, что в деле нарушена статья 3 Конвенции. Ибрагимов утверждает, что к нему применяли насилие, пытаясь добиться признания. Медицинские документы подтверждают его заявления. Предположение, что Ибрагимов мог сам нанести себе эти травмы, не основаны ни на каких доказательствах.

Заявления Ибрагимова о жестоком обращении не были проверены и расследованы. Судмедэкспертиза была проведена лишь спустя две недели после избиений. Полицейские, арестовавшие Ибрагимова, были допрошены лишь спустя девять с половиной месяцев после событий.

Незаконное задержание Ибрагимова с 23 по 30 марта 2016 года нарушает статью 5 Конвенции.

Ибрагимов заявляет, что единственное средство, доступное ему, чтобы добиться возбуждения дела о пытках, — жалобы по статье 125 УПК. Он дважды подавал такую жалобу. Однако суды прекращали разбирательства после отмены отказных решений следователей. Однако к реальному продвижению расследования пыток это не приводило. Ибрагимов был лишен эффективных средств правовой защиты, что является нарушением 13 Конвенции.