ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

«Мемориал» обратился в ЕСПЧ по делу осуждённого бизнесмена из КБР

10.03.2021

Юристы утверждают, что в деле Руслана Кашешова нарушены три статьи Конвенции.

Совладелец суши-баров в Нальчике, 32-летний Руслан Кашешов 30 декабря 2019 года был осуждён на 11 лет колонии строгого режима за незаконный оборот взрывчатки и наркотиков, пособничество «Исламскому государству» (ИГ)* и участие в незаконном вооружённом формировании (ч.1 ст. 208, ч.5 ст. 33, ч.2 ст.205.5, ч.1 ст. 222.1 и ч. 2 ст. 228 УК).

По версии следствия, Кашешов в 2015 году получил от члена ИГ Юрия Бицуева гранату и наркотики, а через месяц перевёл ему восемь тыс. руб. Запрещённые предметы обнаружили у Кашешова в машине в 2018-м, а информация о нём якобы появилась у следователей в ходе разработки Бицуева, убитого в том же 2015 году. Кашешов утверждает, что гранату и наркотики ему подбросили, с Бицуевым он знаком не был, а признательные показания дал под пытками и впоследствии отказался от них.

Юристы «Мемориала» Татьяна Глушкова и Наталья Морозова, подавшие жалобу в интересах Кашешова в Европейский суд по правам человека, считают, что в деле были нарушены три статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Статья 3 (запрет пыток)

После задержания, в ночь с 22 на 23 июня 2018 года, Кашешова избивали и пытали током, угрожали изнасилованием в ЦПЭ по МВД КБР в г. Чегем.

Оперуполномоченный Шаов заявил, что Кашешов получил повреждения, когда пытался скрыться при задержании — силовики были вынуждены применить к нему «специальные приёмы». Но эта версия вызывает сомнения: расследование не установило, кто именно из сотрудников и как нанёс Кашешову повреждения. О том, что события развивались именно так, сообщал только Шаов.

Эффективного расследования сообщения о пытках проведено не было.

Статья 3 и статья 13 в сочетании со статьёй 3 (неэффективность расследования заявления о пытках и отсутствие эффективных средств защиты)

Следователь восемь раз отказывал в возбуждении уголовного дело по пыткам, семь раз вышестоящий следственный орган отказ отменял. Несмотря на это, не проводя никаких дополнительных мероприятий, следователь снова выносил постановление об отказе, дважды это происходило в тот же день. 14 марта 2020 года, рассматривая жалобу Кашешова на отказ в возбуждении дела, суд прекратил производство, то есть заявитель был лишён права на судебный контроль за действиями следствия.

Статья 6 (право на справедливое судебное разбирательство)

  • Дело Кашешова — гражданского лица — рассматривал военный суд. При этом представители государства не пояснили, на каких основаниях.
  • Первоначальные показания, на которых строится приговор и в которых Кашешов оговорил себя, он давал без адвоката.
  • Также в основу приговора легли показания засекреченного свидетеля. Именно он сообщил, что в 2015 году Кашешов получил от Бицуева гранату и наркотики. На суде свидетель утверждал, что в деталях «помнит» это событие, называл себя близким другом Кашешова, но не смог сообщить, например, женат ли Кашешов и есть ли у него дети. Свидетелю предоставили анонимность, поскольку он якобы опасался за свою безопасность. Но суд не проверил, были ли для этих опасений реальные основания. Кроме того, этот свидетель, по всей видимости, связан с силовиками.
  • Приговор основывается на экспертизах, изготовленных по заказу следствия в учреждениях МВД. Защита была лишена возможности заявить отвод экспертам и сформулировать свои вопросы.
  • Приговор основан на показаниях, данных под пытками.

«Первый адвокат (она затем не вошла в процесс), ознакомившись с показаниями Кашешова, сказала следователю, что они могли бы быть поизобретательнее и придумать что-нибудь другое, так как фабула один в один повторяет дело, которое она же вела в 2015 году. Но в 2018 году версия о том, что человек три года возил в машине под сидением гранату (при этом он ехал из автосервиса — а сотрудника, чинившего его машину, даже не допросили) и хранил в кармане джинсов тот самый пакетик с наркотиками, который ему дали тоже три года назад, выглядит просто абсурдно», — говорит Наталья Морозова.

* «Исламское государство» — террористическая организация, запрещённая в России.

Поделиться: