«Мемориал» обратился в ЕСПЧ по делам оппозиционных политиков Галяминой и Янкаускаса

14.02.2020

Основной вопрос, который предстоит решить ЕСПЧ, — было ли преследование активистов летом 2019 года направлено на то, чтобы временно устранить их с политической арены

«Мемориал» подал в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобы от имени оппозиционных политических деятелей Юлии Галяминой и Константина Янкаускаса в связи с задержаниями, арестами и штрафами летом 2019 года. В делах нарушены статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения), 11 (свобода собраний) и 18 Конвенции о правах человека и основных свободах. В отношении Янкаускаса также была нарушена статья 4 протокола 7 (право не быть судимым или наказанным дважды). Оппозиционеры и их представители в ЕСПЧ, юристы Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова и Наталья Морозова, считают, что власти пытались устранить лидеров протеста из политической жизни на время избирательной кампании.

6 июля 2019 года Галямина и Янкаускас подали документы и собранные подписи в Окружные избирательные комиссии (ОИК) для регистрации в качестве кандидатов в депутаты в Мосгордуму. ОИК признали более 10% собранных ими подписей недействительными и отказали в регистрации. Кандидаты обжаловали решения ОИК в Московскую городскую избирательную комиссию и в судах; подписавшиеся за них граждане готовы были письменно и устно подтвердить, что они лично ставили подписи, но их игнорировали. Оппозиционные кандидаты указывали, что члены ОИК намеренно вносили имена избирателей в ГАС «Выборы» с ошибками. Однако это не помогло убедить ни комиссии, в том числе ЦИК, ни суды. Добиться регистрации в качестве кандидатов, а следовательно, и допуска к выборам в Мосгордуму, ни Янкаускас, ни Галямина не смогли.

После отказа в регистрации (кроме Галяминой и Янкаускаса, поддержанного Алексеем Навальным, до выборов не были допущены Илья Яшин, Любовь Соболь и другие оппозиционные политики) в Москве началась волна протестов.

В отношении недопущенных кандидатов начали возбуждать дела об административных правонарушениях, их арестовывали и штрафовали. Им также были предъявлены гражданские иски на несколько миллионов рублей.

Галямину задерживали четыре раза. Первый раз — 14 июля за призывы, опубликованные в Twitter. На следующий день ей выписали штраф как организатору митинга. 27 июля её задержали дважды. Днем ее остановили на выходе из дома, составили протокол и отвезли в суд. Однако заседание отложили и прямо из суда Галямина поехала на Трубную, где её снова задержали. Последний раз политика задержали прямо на выходе из спецприёмника в Можайске.
Суд трижды назначал ей аресты:
— 30 июля на 10 суток за публикацию 20 июля в Facebook призыва принять участие в акции 27 июля;
— 6 августа на 15 суток за участие в акции 27 июля;
— 22 августа на 10 суток за призывы принять участие в акции 3 августа.

Ещё два штрафа по 20 тыс. рублей — за участие в митингах 15 и 17 июля — суд назначил ей уже в декабре.

Янкаускаса задерживали трижды:
— 29 июля на семь суток за призыв в Twitter приходить на акцию 15 июля и за участие в ней;
— 5 августа на 10 суток за призывы, опубликованные в Twitter 13 июля, участвовать в акции 14 июля;
— 14 августа на девять суток за призывы приходить на акцию 3 августа.
Аресты следовали друг за другом. Янкаускаса также оштрафовали на 20 тыс. рублей за участие в митинге 14 июля, хотя ранее его уже признавали виновным в организации этого мероприятия.

Адвокаты оппозиционеров обжаловали все решения о штрафах и арестах, но их жалобы были отклонены.

Нарушения Конвенции в делах Галяминой и Янкаускаса

Статья 5
Неправомерность и длительность задержаний

Чтобы обеспечить правильное и своевременное рассмотрение административных дел, не было необходимости задерживать заявителей: с момента предполагаемого совершения правонарушения до момента задержания (кроме второго задержания Галяминой на Трубной вечером 27 июля) прошло достаточно длительное время. Ни полицейские, ни суды не объяснили, почему на составление протоколов оппозиционеров нельзя было вызвать повесткой. Также они не привели ни одного аргумента, почему после составления протоколов заявителей нужно было оставлять в ОВД более, чем на три часа.

Статья 6
Отсутствие гособвинителя на судах об административных правонарушениях
Национальные суды не смогли обеспечить участие государственного обвинителя ни в одном из процессов против заявителей, таким образом, суд взял на себя функции стороны обвинения. Также заявители и их адвокаты были лишены возможности допросить свидетелей обвинения.

Статьи 10 и 11
Задержание и привлечение к ответственности за публикации в соцсетях призывов прийти на мирную акцию — вмешательство в права заявителей на свободу выражения мнения и на свободу собраний. Это вмешательство не преследовало целей, предусмотренных Конвенцией.

В некоторых случаях российские суды указывали, что оппозиционеров задерживали «в интересах безопасности или общественного порядка, предотвращения беспорядков или преступлений». Однако на акциях 14 июля и 3 августа не было нарушений общественного порядка, это были мирные акции, к тому же спонтанные, то есть подать уведомление за десять дней, как предписывает национальное законодательство, возможности не было. В своих решениях ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что право на проведение спонтанной демонстрации может взять верх над обязанностью уведомить местные власти о такой демонстрации в особых случаях — когда требуется незамедлительная реакция на текущее событие и когда промедление с такой реакцией сделает её неактуальной и бессмысленной.

Что касается акции 27 июля, то она также была мирной, если бы не вмешательство полиции и Росгвардии. Все действия, вменяемые митингующим — обвиняемым по уголовным делам, были спровоцированы полицией.

Задержания, связанные с призывами выйти на акции 13, 14 и 15 июля, были незаконными: и Янкаускас, и Галямина имели право вести предвыборную агитацию вплоть до 16 июля, когда им было отказано в регистрации в качестве кандидатов в депутаты.

Заявители и их представители в ЕСПЧ считают, что наказания в виде арестов непропорциональны вменяемым деяниям.

Статья 18

Янкаускас и Галямина — известные на муниципальном уровне политики. Они полагают, что их аресты преследовали цель «лишить их возможности эффективно защищать свое пассивное избирательное право и обжаловать отказ в регистрации в качестве кандидата в депутаты, а также устранить из политической жизни на время избирательной кампании и изолировать от сторонников».

Это подтверждается и тем, что остальные незарегистрированные оппозиционные кандидаты, которые активно боролись за возможность участвовать в выборах, также подверглись преследованиям.

«Действительной их [властей] целью было не обеспечение общественной безопасности и предотвращение преступлений, а использование любого имеющегося у них повода для того, чтобы продолжать держать его под арестом», — указано в жалобе Янкаускаса,

В целом, действия властей летом-осенью 2019 года были направлены на запугивание сторонников независимых оппозиционных кандидатов, чтобы «подавить тот политический плюрализм, который является частью „эффективной политической демократии“, управляемой „верховенством закона“».

Янкаускас также пожаловался на нарушение статьи 4 протокола 7 Конвенции. Привлечение к ответственности за организацию акции 14 июля и за участие в ней нарушает его право не быть судимым дважды за одно и то же деяние.

Фото из Facebook Юлии Галяминой и Константина Янкаускаса