«Мемориал» направил ЕСПЧ возражения правительству по делу участника акции Навального

28.11.2019

Теперь суд должен принять решение по делу

Правозащитный центр (ПЦ) «Мемориал» направил в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) свою позицию по делу жителя Набережных Челнов Булата Нигматуллина. В 2018 году в рамках кампании «Забастовка избирателей» оппозиционера Алексея Навального он расклеивал листовки с призывом не участвовать в выборах президента России.

Напомним, жителя Набережных Челнов Булата Нигматуллина задержали 14 марта 2018 года за расклеивание листовок с призывом не участвовать в выборах президента России. 28 января 2018 года по всей России прошла «Забастовка избирателей». Акция сторонников Навального стартовала в более сотни российских городов после того, как ЦИК отказал оппозиционеру в регистрации кандидатом в президенты. За расклеивание листовок Ниглматулина обвинили во вмешательстве в осуществление законных полномочий избирательной комиссией (ст. 5.69 КоАП). Позднее дело было переквалифицировано по статье о распространении агитационных материалов без предоставления их копии в избирательную комиссию (ч.1 ст. 5.12 КоАП). Мировой суд Набережных Челнов признал Нигматуллина виновным, оштрафовав его на одну тысячу рублей, а городской суд отказал в апелляции.

23 октября 2018 года ПЦ «Мемориал» отправил жалобу по этому делу ЕСПЧ. 20 марта 2019 года суд коммуницировал ее по нескольким статьям Конвенции (ограничение свободы выражения мнений, незаконное задержание заявителя, отказ в допросе свидетелей в ходе суда). 22 марта 2019 года ЕСПЧ начал рассматривать жалобу и предложил правительству России ответить на несколько вопросов. Правительство ответило на них, и 28 ноября 2019 года ПЦ «Мемориал» направил ЕСПЧ свои возражения на ответы правительства.

Направленная в ЕСПЧ позиция ПЦ «Мемориала»

  • ЕСПЧ спросил правительство России, было ли в деле Нигматуллина нарушение ст. 10 Конвенции (ограничение свободы выражения мнения). Правительство ответило, что не отрицает привлечение заявителя к административной ответственности за распространение листовок о бойкоте избирателей. ПЦ «Мемориал» возразил, что это явное вмешательство в реализацию права на свободу выражения мнения; что оно не было предусмотрено законом, не имело легитимной цели и в целом недопустимо в демократическом обществе.
  • В постановлениях национальных судов указывалось, что Нигматуллин нарушил ч.3 ст. 54 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В ней говорится, что агитационные материалы должны быть представлены исключительно «кандидатом, избирательным объединением, инициативной группой по проведению референдума и иной группой участников референдума в соответствующую избирательную комиссию, комиссию референдума». ПЦ «Мемориал» обратил внимание ЕСПЧ на то, что Нигматуллин не является субъектом, на кого распространяется данное требование.
  • ПЦ «Мемориал» также указал, что в действиях Нигматуллина не было нарушений ст. 49 ФЗ от 10 января 2003 года «О выборах Президента Российской Федерации», т. к. в листовках, которые он расклеивал («Знай свои права», «Забастовка избирателей») отсутствовали признаки предвыборной агитации. Например, в них не было призывов голосовать за или против кандидата (кандидатов). Нигматуллин не призывал голосовать или не голосовать за какого-то конкретного кандидата, он призывал избирателей вообще не участвовать в выборах — его целью было проинформировать граждан о наличии законной возможности не голосовать на выборах.
  • Правительство заявило, что Нигматуллин также нарушил ч.2 ст. 45 ФЗ от 12 июня 2002 года № 67 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В ней говорится, что содержание агитационных материалов «должно быть объективным, достоверным, не должно нарушать равенство кандидатов, избирательных объединений». Нигматуллин отметил, что национальные суды не вменяли ему нарушение ч.2 ст. 45 указанного закона. Распространяемая им информация была объективной и достоверной, содержала сведения о законной возможности не участвовать в выборах (листовка «Знай свои права!»), а также выражала его отношение к выборам (листовка «Забастовка избирателей!»). Также Нигматуллин заявил, что неучастие в выборах не является правонарушением, а, следовательно, и призывы не участвовать в выборах не создают опасности противоправных действий.
  • Центральный аргумент российский властей состоял в том, что распространение листовок с призывом не участвовать в выборах практически в любом случае является правонарушением (либо ст. 5.12. КоАП, либо ст. 5.69. КоАП). При этом ни российские суды, ни власти не привели доводов, почему призывы не участвовать в выборах должны быть полностью запрещены в демократическом обществе. Нигматуллин отметил, что он является обычным гражданином и не наделен властными полномочиями, чтобы принуждать кого-то не участвовать в выборах. Он только поделился своей точкой зрения по общественно важной проблеме.
  • Нигматуллин также заявил, что в его деле было нарушено право на справедливый суд. Например, отсутствовала сторона обвинения — эту функцию на себя взял суд. Кроме того, Нигматуллину отказали в вызове полицейских — тех, кто его задержал, и тех, что проводили оперативно розыскные мероприятия, и на основании данных, которых не было в материалах, установили, что Нигматуллин совершил вменяемое правонарушение.
  • Нигматуллин сообщил ЕСПЧ, что власти, задержав и доставив его в отдел полиции, нарушили его право на личную свободу, кроме того, не доказали необходимость таких действий. Во-первых, Нигматуллина задержали по подозрению в правонарушении, которое, предположительно, было совершено за четыре дня до задержания. Во-вторых, ему вменили статью, не предусматривающую арест. В третьих, в момент задержания у него был с собой паспорт и его личность можно было установить на месте. Нигматуллин просил выдать ему повестку о составлении протокола об административном правонарушении, однако ее не дали. В позиции ПЦ «Мемориал» подчеркивается, что участие в составлении протокола — это право, а не обязанность лица.