Конституционный Суд встал на сторону физика Данилова, требующего выплаты компенсации за неотгулянный отпуск

02.11.2018

Конституционный Суд (КС) РФ встал на сторону работников в деле о компенсации неиспользованных отпусков.

КС опубликовал постановление от 25 октября 2018 года по жалобам физика Михаила Данилова и еще трех граждан — К. В. Кондакова, В. В. Сероногова и А. С. Шахова. Заявители утверждали, что ограничение возможности взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск противоречит Конституции.

Жалобу от имени Данилова готовили юристы Правозащитного центра «Мемориал» Галина Тарасова и Марина Агальцова при экспертной поддержке Института права и публичной политики.

Напомним, что в 2015 году физик с мировым именем Михаил Владимирович Данилов был сокращен из Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), в котором проработал более 40 лет. С 1997 года Данилов не использовал положенные ему по закону дни отпуска.

После увольнения ученый попытался через суд получить компенсацию за неиспользованный отпуск — у него накопилось 505 дней. Однако добиться справедливости ему не удалось — судьи утверждали, что Данилов пропустил срок для обращения за компенсацией. Суды сочли, что ученый должен был потребовать компенсацию в течение 21 месяца после окончания того года, за который не отгулял отпуск.

Российский Трудовой кодекс не устанавливает ограничений для компенсаций за неиспользованный отпуск. Срок для использования остатков отпусков — 18 месяцев после окончания года, за который предоставляется отпуск, — установила Международная организация труда (МОТ) в Конвенции № 132. Опираясь на эту норму, российские суды стали взыскивать только компенсацию за отпуск за полтора года, предшествующих увольнению. В деле Данилова это привело к невзысканию более полутора миллионов рублей.

Суды проигнорировали Устав МОТ, который имеет приоритет перед Конвенцией № 132. В соответствии с Уставом МОТ, предпочтение отдается национальным нормам, если они благоприятнее для работника.

В жалобе заявитель указывал, что суды по всей стране длительное время выносили разные решения. В одних случаях работникам удавалось добиться компенсации, даже если не был соблюден изобретенный судами срок в 21 месяц, в других случаях, как в деле Данилова, их этой компенсации лишали или ограничивали ее выплату.

КС в постановлении признал, что после ратификации Россией Конвенции МОТ № 132 правоприменительная практика, в том числе практика судов общей юрисдикции, утратила единообразие в связи с различным пониманием Конвенции.

Суд указал, что положения статьи 9 Конвенции МОТ № 132 ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными ее статьями не затрагивают право работника на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании.

«Истолкование отдельными судами пункта 1 статьи 9 Конвенции МОТ № 132 вопреки смыслу, который изначально был вложен в данную норму и подтвержден в докладе Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций Международной организации труда, а также ее применение во взаимосвязи с частью первой статьи 392 Трудового кодекса… повлекли за собой не согласующееся с конституционными предписаниями установление пределов реализации работником права на ее получение и тем самым — недопустимое ограничение не только гарантированного статьей 37 (часть 5) Конституции Российской Федерации права на отдых, но и закрепленного ее статьей 46 (часть 1) права на судебную защиту», — заключил КС.

Он пришел к выводу, что ч. 1 ст. 127 и ч.1 ст. 392 ТК РФ не противоречат Конституции. Они не ограничивают право на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска. Если компенсация не была выплачена при увольнении, эти нормы не лишают работника права взыскать ее в судебном порядке. Взыскивать можно независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен отпуск. Гражданину достаточно обратиться в суд в пределах установленного законом срока исковой давности. Этот срок исчисляется с момента прекращения трудового договора и с 2016 года составляет год.

Выявленный конституционно-правовой смысл ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ в постановлении предписано считать общеобязательным и исключить любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Решения, принятые по делу Данилова и других граждан, подавших жалобы, должны быть пересмотрены с учетом позиции КС.