Кабардино-Балкария: Адвокаты заявили, что вина Гугова не была доказана в суде

16.10.2018

Адвокат Чаниева считает, что обвинением не добыто ни одного достоверного и допустимого доказательства.

11 октября 2018 года в Северо-Кавказском окружном военном суде в г. Ростов-на-Дону продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении жителя Кабардино-Балкарии Ислама Гугова.

Его обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.205.5 (участие в деятельности террористической организации) и ст.205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ.

Напомним, Ислам Анзорович Гугов, 1995 г.р., в сентябре 2014 года уехал в Сирию, как он тогда думал, защищать живущих там черкесов (потомков тех, кто вынужденно покинул Северный Кавказ в XIX веке). Там он примкнул к группировке джихадистов, но в боевых действиях не участвовал. Но со временем он разочаровался и решил вернуться домой. Гугов перебрался в Турцию и оттуда связался со своим отцом, а при его посредничестве — с представителями властей КБР и силовиками. В это время в России против него возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 208 УК РФ (участие в НВФ на территории иностранного государства). Его отец обратился в Комиссию по адаптации бывших боевиков и к министру КБР по профилактике экстремизма и молодежной политике. Представители власти и силовики пообещали, что Ислама не заключат под стражу, в отношении него не выдвинут дополнительных обвинений, ему помогут адаптироваться к мирной жизни. Но по возвращении в КБР Гугов был арестован, а сотрудники УФСБ по КБР представили дело так, что противоправная деятельность Гугова была прекращена только благодаря их усилиям. Гугова поместили под стражу, в отношении него было возбуждено второе уголовное дело — по ч.2 ст.205.5 и ст.205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ.

20 апреля 2018 года судебной коллегией Верховного суда КБР было прекращено уголовное преследование по ч. 2 ст. 208 УК РФ на основании примечания к этой статье (лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления).

Тем не менее, Ислам Гугов продолжал находиться под стражей. В мае 2018 года в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону началось рассмотрение дела по его обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 205.3 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ.

Процесс проходит под председательством судьи Валерия Опанасенко, также в коллегию входят судьи Вячеслав Корсаков и Станислав Жидков. Сторону обвинения представляет помощник прокурора города Баксан КБР Алан Накусов, сторону защиты — работающая по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Ева Чаниева и назначенная судом адвокат Александра Игнатенко.

Заседание суда 11 октября началось с выступления в прениях самого Гугова. Он заявил, что возбуждённое в отношении него уголовное дело – месть со стороны сотрудников ФСБ за отказ давать ложные показания против незнакомых ему лиц, в частности Алима Султанова. В отношении последнего те же сотрудники ФСБ возбудили уголовное дело и впоследствии он был осужден на 17 лет лишения свободы за участие в деятельности сирийских боевиков. Гугов подробно рассказал о фабрикациях против него в ходе предварительного следствия и эти показания были оглашены в суде.

Следователь Васильченко не приобщил к материалам дела адвокатский опрос его отца Анзора Гугова, и не допросил его в качестве свидетеля в ходе предварительного следствия, так как опасался подтверждений слов Ислама.

Напомним, что стороной защиты было направлено ходатайство о допросе отца Гугова в качестве свидетеля и в нем было отказано.  Позднее, 16 августа 2018, года Анзор Гугов был допрошен в суде в качестве свидетеля защиты. Он подробно рассказал, как фабриковалось уголовное дело против его сына и как на него самого оказывалось давление. 

Подсудимый рассказал, что следователь не только оказывал содействие сотрудникам ФСБ и ЦПЭ при осуществлении давления на него, но и фальсифицировал доказательства – об этом свидетельствуют материалы уголовного дела. В ходе судебных заседаний выяснилось, что свидетелей Анзора  Жамгуразова  и Хикматуллу Наимова  обманывали. Они не понимали, как оказались в этой роли. Гугову было отказано в очных ставках с ними в ходе предварительного следствия, и он был лишен возможности задать им вопросы в суде. Более того, объективно установлено, что они были заинтересованы дать показания против него – на тот момент они привлекались к уголовной ответственности и могли получить снисхождение от следственных органов. Таким же образом самого Гугова пытались использовать и заставить дать показания против Султанова.

Доказательства, исследованные в суде, подтверждают только одно – он добровольно покинул ряды НВФ на территории Сирии в начале мая 2015 года и с этого момента до марта 2016 года проживал в Турции. Далее он подробно рассказал, как вернулся  в Россию.

С учётом изложенного, Гугов попросил вынести ему оправдательный приговор и принять соответствующие меры реагирования по факту фальсификации материалов уголовного дела, а именно справки-меморандума и протокола допроса свидетеля Анзора Жамгуразова.

Дело в том, что в ходе суда были установлены различия в некоторых документах и их копиях – протоколе допроса свидетеля обвинения  Жамгуразова от 2 марта 2017 года и его копии, также составленной сотрудниками ФСБ справки-меморандуме о ходе оперативно-розыскных действий. Изначально, когда адвокат снимала копии с материалов уголовного дела, на ней отсутствовала полная дата — были указаны только месяц и год. Впоследствии дата появилась на оригинале справки, а Васильченко утверждает, что у адвоката некачественная ксерокопия и поэтому даты не видно – прим. ред.

Затем суд предоставил возможность выступить адвокату Еве Чаниевой.

Она обратила внимание на тот факт, что невозможно рассматривать данное уголовное дело в отрыве от ранее прекращенного Верховным судом КБР дела  .

Напомним, что уголовное дело по ч.2 ст. 208 УК РФ (участие в НВФ на территории иностранного государства) в отношении Гугова прекращено 20 апреля 2018 года на основании примечания к статье 208 (лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления) – прим. ред.

По мнению адвоката, одно обвинение исключает другое, более того, обстоятельства совершения преступления совпадают по дате и периоду времени в обоих уголовных делах. Она подробно рассказала об этом в своем выступлении.

Чаниева заявила, что обвинением не добыто ни одного достоверного и допустимого доказательства. Гособвинитель не сослался на показания свидетелей, допрошенных в ходе предварительного следствия по ходатайству защиты, и не дал им соответствующую оценку в прениях – они не устраивали сторону обвинения. Речь идет о сотрудниках УФСБ по г. Баксан, Хачиме Иванове и Исламе Куважукове, которые участвовали в возвращении  Гугова на родину.

В ходе судебного заседания 9 июля 2018 года Иванов и Куважуков были допрошены  в качестве свидетелей. Они подтвердили показания Гугова, что он вернулся добровольно и инициатива исходила от его родственников.

Далее Чаниева сослалась на показания руководителя «Правозащитного центра Кабардино-Балкарии», члена республиканской комиссии по адаптации боевиков Валерия Хатажукова. 6 августа 2018 года его допросили в качестве свидетеля защиты в суде и он рассказал, что комиссия тщательно изучила дело Гугова и в 2016 году просила проявить снисхождение к нему. Хатажуков пояснил, что в состав комиссии входят в числе прочих и сотрудники силовых структур – бывшие и действующие сотрудники прокуратуры, сотрудники МВД, УФСБ. Они не усмотрели в действиях Гугова дополнительного состава преступления, который впоследствии был ему вменен.

Далее Чаниева сообщила, что есть основания признать недопустимыми доказательствами показания Наимова и Жамгуразова. По ее мнению, они оба находятся в зависимости от силовиков, а последний проходит свидетелем почти во всех делах в Нальчике.

Она напомнила суду заявление Гугова – ему отказали в очной ставке с этими двумя свидетелями обвинения, которые якобы дали показания против него в ходе предварительного следствия. Он также был лишен возможности задать им вопросы во время их допроса в суде. Жамгуразов заявлял, «что не готов давать показания», «мне не разъясняли, что буду свидетелем по уголовному делу», «не могу вспомнить день, когда давал показания против Гугова», и самое важное - «я не знаю, кто находиться на скамье подсудимого, не могу сказать, это Гугов или нет». Он не стал отвечать на вопросы подсудимого. Наимов вообще отказался давать показания, заявив, что опасается за свою семью, которая находится в Сирии. Он требовал в суде переводчика, ссылаясь на плохое владение русским языком, но ему отказали. Также ему не позволили заключить договор с адвокатом, хотя он просил об этом. Чаниева указала на существенные расхождения в содержании оригинала и копии протокола допроса Жамгуразова.

В заключении Чаниева заявила, что необоснованное решение по делу ее подзащитного повлечет последствия не только для него, а для всех людей, желающих вернуться домой из мест боевых действий. Несправедливое решение вступит в противоречие с интересами государственной политики России. Она попросила вынести оправдательный приговор в отношении Гугова.

Адвокат по назначению Александра Игнатенко поддержала позицию коллеги. Она подчеркнула, что Гугов оказался в Сирии под влиянием друга, а впоследствии добровольно покинул ряды боевиков.

Затем стороны выступили с репликами.

Прокурор обвинил защиту Гугова в создании видимости политизированности процесса, и заявил, что у него нет сомнений в беспристрастности суда.

Адвокат Чаниева ответила, что все обвинение строится на домыслах и предположениях.

Ислам Гугов в последнем слове отметил, что на момент совершения преступления ему было 19 лет и с тех пор прошло 4 года. Он сожалеет о содеянном и пытался всё исправить. Вернувшись на родину, он обратился во всевозможные инстанции для этого. Отец его поддерживает. В завершении Гугов попросил суд вынести объективное решение и оправдать его.

Оглашение состоится 15 октября, в 16 часов.

Программа: Горячие точки

Судят жителя Кабардино-Балкарии, добровольно вернувшегося на родину из Сирии под гарантии представителей государства.