Ингушетия: Михаила Картоева осудили условно и назначили штраф

06.06.2018

При вынесении обвинительного приговора судья Л. Цечоева сослалась на показания свидетелей обвинения, которые они дали в ходе предварительного следствия, несмотря на противоречия показаний в суде.

6 июня 2018 года Малгобекский городской суд Республики Ингушетия вынес обвинительный приговор в отношении жителя г. Малгобек Микаила Картоева, признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 (незаконное хранение оружия) УК РФ, и назначил ему наказание в виде 1 года и 6 месяцев лишения свободы условно со штрафом в размере 10 000 рублей

Микаил Картоев был задержан сотрудниками ЦПЭ МВД РФ по РИ 9 февраля 2017 года во дворе своего дома. В тот же день его отец Мухарбек Картоев обратился в Правозащитный центр «Мемориал» с жалобой на действия сотрудников силовых структур, которые, по его словам, во время личного досмотра Микаила подбросили ему в карман гранату (СВУ).

В тот же день Микаилу Картоеву предъявили обвинение в хранении оружия, а 11 февраля 2017 года, вечером, Малгобеский городской суд избрал в отношении Картоева меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на один месяц. На побои и пытки он не жаловался, но вины в хранении оружия не признал и признательных показной не подписывал.

Несколько месяцев Картоев содержался в СИЗО, при этом никаких следственных действий фактически не проводилось. 7 июля 2017 года Картоеву изменили меру пресечения на домашний арест, а ещё через месяц на подписку о невыезде.

Прокуратура три раза возвращала уголовное дело на дополнительное расследование. 20 декабря 2017 года уголовное дело с обвинительным заключением передали в суд.

12 января 2018 года судья Малгобекского городского суда Лемка Цечоева начала рассмотрение этого уголовного дела. Интересы обвиняемого в суде представлял адвокат Башир Точиев. Гособвинение поддерживал старший помощник прокурора Малгобека И. Чаниев.

На первом же заседании Микаил Картоев заявил о том, что вины своей не признает, так как гранату ему подбросили сотрудники силовых структур во время задержания. На этом же заседании суда были заявлены ходатайства о допросе свидетелей обвинения, в основном сотрудников ЦПЭ МВД РФ по РИ, участвовавших в обыске и задержании Микаила Картоева, а также понятых, которые привлекались к обыску в доме.

В суде удалось допросить только пятерых сотрудников ЦПЭ МВД РФ по РИ А. Я. Албогачиева, Т. С. Богатырёва, А. М. Медова, А. Ш. Героева, И. М. Аспиева и участкового уполномоченного У.С. Мурзабекова. Заявленные свидетели в суд не явились, несмотря на то что судья обращалась в МВД РФ по РИ с официальным письмом обеспечить их явку.

Допрошенные полицейские заявили в суде, что в личном обыске Микаила Картоева не участвовали и момент изъятии у него взрывного устройства не видели или не помнят, а видели это устройство только при составлении протокола обыска. При этом свидетель Т. Богатырёв, который в материалах уголовного дела фигурирует как сотрудник, который якобы изъял СВУ из кармана куртки М. М. Картоева, в ходе судебного заседания сообщил, что лично не изымал из кармана СВУ, кто это сделал, ему не известно.

Шесть заседаний суда были перенесены из -за неявки свидетелей обвинения.

Не удалось допросить на первых заседаниях и понятых, жителей Малгобека Ибрагима Берсанова и Рустама Медова, которых по инициативе судьи объявили в розыск.

После длительного перерыва на очередном заседании суда, которое состоялось 6 марта 2018 года, были оглашены материалы уголовного дела (справки, характеристики, обращения, заключения экспертов, очные ставки, показания полиграфа и т. д.). При их оглашении адвокат Б. Точиев обратил внимание судьи на то, что в одном из ответов ЦПЭ МВД РФ по РИ указано, что граната была уничтожена, поскольку ее нельзя было транспортировать, однако гранату вывезли на полигон в г. Карабулак и только там уничтожили. По словам адвоката, в этом ответе сказано, что граната обнаружена в домовладении. Он попросил разрешение огласить фрагмент из допроса родственников Картоева, где они говорят о том, что гранат была подброшена Микаилу в карман. Его просьба была удовлетворена.

Судья Л. Цечоева сообщила о том, что в суд поступило ходатайство из комиссии при администрации Малгобекского муниципального района по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лиц, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории РИ с просьбой проявить снисхождение к обвиняемому Картоеву и по возможности смягчить приговор.

13 марта приступили к допросу свидетелей со стороны защиты. Отец Микаила Картоева, Мухарбек Картоев, рассказал об обстоятельствах задержания сына 9 февраля 2017 года. В этот день Микаил готовился на своей машине отвезти своих детей и детей брата в детский сад. В Ингушетию Микаил вернулся в конце 2017 года из Санкт-Петербурга, где он работает с 2013 года. Старший сын Микаила инвалид и должен регулярно проходить лечение. Микаил должен был уехать обратно в Санкт-Петербург. Пока находился дома, никуда почти не выходил, и никто к нему из тех, кто находился в розыске, в гости не приходил. Как сыну подбросили гранату Мухарбек не видел, так как следил за военными, которые ходили по двору и дому, но слышал, как жена Микаила стал кричать, что её мужу подбросили гранату.

Мухарбек сообщил, что сына обыскали во дворе во время обыска в доме без понятых.

Жена Микаила Картоева, Х.Б. Булгучева, рассказал о том, что мужа досматривали во дворе два -три человека в масках. Она заметила, как один из них что-то положил мужу в карман. Она закричала с возмущением, хотела подбежать, но её оттолкнули другие силовики, а Микаила окружили. Через некоторое время его завели во времянку и там из кармана пальто достали гранату. По просьбе прокурора она описала предмет, который видела в руке у сотрудника, когда он подкладывал его в карман мужа. У сотрудника на руках были перчатки чёрного цвета, одна рука была зажата в кулак, из него торчал тёмный продолговатый предмет. Сотрудник оттянул правый карман пальто мужа и положил этот предмет в карман, затем продолжил осмотр мужа, и в руках у него уже ничего не было.

По словам Булгучевой, 27 января 2018 года к ним домой приходили сотрудники уголовного розыска Малгобекского ОМВД и сотрудники ФСБ. Микаила в это время дома не было, так как он был в гостях у брата вместе с матерью. Сотрудники обыскали дом, но при этом не показали никаких документов. Ничего противозаконного не нашли. 28 и 29 января 2018 года Микаил ходил в уголовный розыск Малгобекского ОМВД и следственный комитете и ответил на все вопросы сотрудников правоохранительных органов.

Показания Булгучевой дополнила жена брата Микаила Картоева, Хава Мержоева. В день, когда в дом к Картоевым пришли силовики с обыском, она собирала в одной из комнат детей в детский сад. Услышав шум на улице, Хава вышла на улицу и увидела, как обыскивают Микаила. Она не видела момент, когда сотрудник засовывал в карман Микаилу тёмный предмет, но она также, как и Хади Булгучева обратила на продолговатый предмет в руке у сотрудника, обыскивавшего Микаила, которого уже не было во время обыска деверя. После того, как Булгучева закричала, Микаила поставили к стене и держали там до тех пор, пока не завели в дом. После этого Хава отвезла детей в детский сад. Когда она вернулась, то обыск в доме уже заканчивался и вещи в доме все были перевёрнуты.

После допроса свидетелей адвокат Точиев заявил ходатайство признать недопустимыми и исключить из перечня доказательств по уголовному делу акт о результатах выполненных работ по обнаружению и обезвреживанию взрывных предметов и акт досмотра объекта на предмет наличия вызывных устройств. Защита полагает, что данное доказательство получено с нарушением действующего законодательства, является незаконным и недопустимым, составлен с нарушениями

Также адвокат попросил суд исключить из перечня доказательств справку об исследовании грунта и заключение эксперта.

Суд отклонил ходатайства адвоката Точиева об исключении из перечня доказательства несколько документов, поскольку они были составлены с нарушением законодательства.

В течение последующих двух месяцев заседания суда постоянно переносилось так как два раза менялся представитель гособвинения и им нужно был время для ознакомления с материалами дела.

5 июня сотрудники полиции доставили в суд свидетеля Р. М. Медова, которого 9 февраля 2017 года привлекли в качестве понятого при проведении обыска в доме Картоевых. Медов заявил в суде, что не видел, как было изъято СВУ у Картоева. Установить местонахождение второго понятого И. Берсанова и обеспечить его явку в суд следственным органам так и не удалось.

При вынесении обвинительного приговора судья Л. Цечоева сослалась на показания свидетелей обвинения, которые они дали в ходе предварительного следствия, несмотря на противоречия показаний в суде.

Судья также признала достаточным доказательством вины Картоева, имеющиеся в деле заключения экспертов ЭКЦ МВД по РИ, протоколы очных ставок, протокола личного досмотра Микаила Картоева, рапорта об обнаружении признаков преступления от имени оперуполномоченного ЦПЭ МВД по РИ, других справок и актов, имеющихся в деле. По мнению судьи, все эти доказательства были получены в установленном законом порядке и достаточны для правильного разрешения дела.

Доводы подсудимого Картоева Микаила, о том, что взрывное устройство ему подкинули, судья посчитала несостоятельными, так как они опровергаются показаниями свидетелей обвинения. Суд критический отнёсся к показаниям свидетелей со стороны защиты.

При определении вида и размера наказания Картоеву суд в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учёл тот факт, что на иждивении у Картоева находится четверо малолетних детей, один из которых является инвалидом и престарелая мать-инвалид. Суд принял во внимание ходатайство председателя адаптационной комиссии при администрации Малгобекского муниципального района, просившего назначить Картоеву наказание, не связанное с лишением свободы.