ЕСПЧ признал Россию ответственной за применение насилия к призывнику в армии и за нерасследование его гибели

14.01.2020

Жалоба была подана 16 лет назад

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по делу «Стяжкова против России» («Styazhkova v. Russia»), в котором признал российские власти ответственными за применение насилия в армии к 19-летнего призывнику из Рязани Антону Стяжкову, а также за то, что власти не расследовали его гибель. Заявительницей по делу выступала мать Антона — Любовь Стяжкова. ЕСПЧ признал нарушение ст.3 (запрет жестокого обращения) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также процессуальных обязательств государства (необходимость проводить расследование) в рамках ст.2 (право на жизнь) Конвенции. Заявительнице присуждена компенсация в размере 33 800 евро. Интересы заявительницы представляли юристы Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал» Григор Аветисян и Анастасия Ражикова, а также юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC), Лондон.

  • 29 декабря 2001 года Антон Стяжков был призван в армию. 10 июля 2002 года, после прохождения обучения в городе Ковров Владимирской области, он был переведён в воинскую часть №44822, находившуюся в посёлке Борзой Шатойского района Чеченской республики.
  • 8 августа 2002 года тело Стяжкова обнаружили на территории его воинской части, о чём военные проинформировали военную прокуратуру. Военные объяснили, что Стяжков находился на дежурстве в ночь с 7 на 8 августа и ранним утром выстрелил себе в голову. Вечером того же дня место происшествия осмотрели представители военной прокуратуры.
  • Во время осмотра тела были выявлены следы двух огнестрельных ранений в области правого виска, а также многочисленные синяки на разных частях тела. Было возбуждено уголовное дело по ст.110 УК о доведении до самоубийства и по ч.3 ст. 335 УК о нарушении уставных взаимоотношений, повлекшем тяжкие последствия.
  • Во время допросов свидетелей один из сослуживцев Стяжкова рассказал, что он заметил, как Стяжков спал во время своего дежурства — и за это нанёс ему несколько ударов. Он также видел, как другой сослуживец пять-семь раз ударил Стяжкова прикладом автомата. Стяжков в это время лежал на полу. Другой сослуживец во время допроса также признал факты нанесения им ударов прикладом автомата и признал, что помимо этого он ударил Стяжкова 15–20 раз по ногам. Согласно информации, представленной в ЕСПЧ властями России, Стяжков получил не менее 20 ударов прикладом автомата в грудь и по ногам, а также удар кулаком в лицо.
  • Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, исследуя, что могло привести к самоубийству (по версии следствия, это было самоубийство), показала, что Стяжков не страдал психическими заболеваниями, но при этом испытал серьёзный стресс перед своей смертью, связанный с действиями сослуживцев. В экспертизу указывалось, что именно это могло повлиять на решение Стяжкова о самоубийстве.
  • Несмотря на выводы экспертизы и показания сослуживцев Стяжкова, в отношении одного из них уголовное дело было прекращено следователем, а второго освободил военный суд в связи с объявленной амнистией. При этом военный суд признал, что Стяжков совершил самоубийство, не выдержав жестокого обращения. Но за побои и доведение до самоубийства никто наказан не был. Суд отказался также рассматривать требования заявительницы о компенсации морального вреда.
  • Во время следствия и судебного разбирательства не была должным образом рассмотрена версия о том, что Стяжков мог быть убит военными. На то, что это было именно убийство, а не самоубийство, указал ПЦ «Мемориал» в своей жалобе в ЕСПЧ. Не было адекватно расследовано, как именно Стяжков нанёс себе два выстрела в голову, не было исследовано, почему рядом с телом были найдены дополнительные пули, не были исследованы отпечатки пальцев на автомате, не была проведена реконструкция событий. Следствие не уделило должного внимания тому факту, что во время переписки Стяжкова с родственниками, он никогда не жаловался на условия службы, не проявлял суицидальные мысли, а наоборот описывал жизнь и службу с оптимизмом.

Не добившись справедливости на национальном уровне, заявительница 8 апреля 2004 года обратилась с жалобой в ЕСПЧ.

В сегодняшнем решении ЕСПЧ отметил, что применение амнистии к такому преступлению было необоснованным, а также то, что власти специально затягивали начало рассмотрения уголовного дела в суде, чтобы дождаться амнистии. ЕСПЧ обратил внимание и на то, что расследование в отношении одного из сослуживцев, избивавших Стяжкова, так и не было доведено до конца. Суд также отметил, что власти не расследовали версию об убийстве Стяжкова, ограничившись лишь версией о самоубийстве.

«Очень важно, что ЕСПЧ сегодня дал оценку этой трагической истории. Однако вызывает сожаление, что такую жалобу ЕСПЧ рассматривал 16 лет. Речь идёт об очень серьёзном нарушении, которое обычно является приоритетным для ЕСПЧ. А сейчас, спустя такое длительное время, привлечь виновных к ответственности будет фактически невозможно из-за сроков давности, которые даже по особо тяжким преступлениям составляют 15 лет. Таким образом, главная цель решений ЕСПЧ — восстановление справедливости, увы, скорее всего, не будет достигнута», — прокомментировала решение ЕСПЧ юрист «Мемориала» Татьяна Черникова.

Иллюстрации © Мария Толстова