ЕСПЧ признал нарушением права на частную жизнь разглашение информации о ВИЧ-статусе обвиняемого

13.12.2017

Интересы заявителя представляли Анастасия Ражикова и Кирилл Коротеев, юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).

12 декабря 2017 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление № 7653/06 «М.М. против России». ЕСПЧ признал, что в отношении заявителя было нарушено право на частную жизнь (статья 8 Конвенции о защите прав человек и основных свобод) в связи с разглашением информации о его ВИЧ-статусе.

ЕСПЧ также установил, что было нарушено право заявителя на эффективные средства правой защиты в связи с невозможностью обжаловать на национальном уровне неадекватные условия содержания под стражей (статья 13 Конвенции в сочетании со статьей 3). В ходе рассмотрения жалобы заявителя в ЕСПЧ власти России признали неадекватные условия содержания заявителя и согласились выплатить ему за это компенсацию в размере 9 500 евро после вступления постановления ЕСПЧ в силу. В результате этого ЕСПЧ не стал признавать отдельного нарушения статьи 3 Конвенции (запрет пыток и жестокого обращения).

М.М.был задержан в Екатеринбурге в 2005 г. по подозрению в совершении убийства. Сотрудники полиции потребовали у заявителя признательных показаний, угрожая ему убийством и жестоким обращением. Заявитель дал признательные показания, в результате чего был осужден к десяти годам лишения свободы.

Во время содержания под стражей у заявителя был обнаружен ВИЧ. В ходе судебного заседания по уголовному делу заявителю стало известно, что потерпевшая, с разрешения прокурора, получила доступ к материалам дела, включавшим информацию о ВИЧ-статусе заявителя. Потерпевшая рассказала информацию о ВИЧ-статусе заявителя его родственнику в качестве аргумента, что заявитель был плохим человеком. Она также поделилась этой информацией с соседями заявителя. ЕСПЧ постановил, что информация о ВИЧ-статусе заявителя не имела никакого отношения к расследуемому преступлению. Не было надобности добавлять эту информацию в материалы уголовного дела без согласия заявителя, а также такая информация не подлежала разглашению. Заявитель пытался безуспешно обжаловать действия прокурора и потерпевшей, приведшие к разглашению конфиденциальной медицинской информации. Прокуратура отказала заявителю в возбуждении уголовного дела, а суд отказался рассматривать жалобу заявителя на действия прокуратуры.

ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 2 850 евро за нарушение его права на частную жизнь.

В 2005—2007 гг. заявитель содержался в следственном изоляторе № 66/1 г. Екатеринбурга. За время содержания под стражей он сменил несколько камер. Камеры были переполненными с недостаточным количеством спальных мест (по 17–28 человек на 6–16 спальных мест), иногда в них не было окон. В камерах было холодно (2 градуса тепла). Туалет не был отделен от основного пространства и временами не работал. Во время содержания под стражей заявитель подвергался жестокому обращению со стороны других заключенных, которые по заданию администрации вынуждали его дать признательные показания. Жалобы заявителя в прокуратуру не привели к улучшению условий содержания.

ЕСПЧ напомнил, что в постановлении «Ананьев и другие против России» уже признавалось, что в России отсутствует эффективная система обжалования неадекватных условий содержания. Однако властям не удалось на сегодняшний день изменить ситуацию.