Дело Гаджиева: засекреченный свидетель не смог ничего вспомнить на суде

06.12.2021

На допросе у следователя год назад он дал подробные показания

Южный окружной военный суд допросил на заседании 2 декабря ещё двух засекреченных свидетелей по делу редактора отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов этого дела — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Журналист обвиняется в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК) и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК). Вину подсудимые не признают. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым.

«Мурад Джалилов» рассказал, что знает Гаджиева и Ризванова и слышал про Тамбиева, но не общался с ними лично. Он отказался уточнять, откуда он знает про первых двух и слышал про последнего, так как, по его словам, опасался за своё рассекречивание. Он рассказал, что посещал в 2013 году мечеть на ул. Котрова в Махачкале[1], слушал там проповеди Исраила Ахмеднабиева[2] — тогда это было модно и интересно. Он видел в близком окружении Ахмеднабиева Ризванова, Гаджиева и Карима Алиева[3].

«Джалилов» заявил, что Ахмеднабиев на проповедях восхвалял жизнь при шариате, призывал жертвовать деньги в фонд, название которого свидетель не помнил, чтобы помогать «братьям-мусульманам моджахедам в Сирии». Ещё Ахмеднабиев строил мечети, помогал нуждающимся мусульманам и построил школу хафизов для обучения корану. Он не знает, кто в этой школе учился и на какие средства она строилась. Гаджиев говорил, продолжил свидетель, что жизнь при шариате была бы лучше. Они с Ризвановым призывали помогать мусульманам, которые воевали в Сирии против правительственных сил. «Джалилов» не вспомнил, как эти двое организовывали эту помощь. По его словам, были «какие-то фонды», которые собирали деньги в мечети «в корзиночку», но он не помнит, видел ли он сам эти сборы, откуда ему стало об этом известно и отправлялись ли эти деньги в Сирию. «Джалилов» также не помнил, какое отношение к фонду имели подсудимые и призывали ли они участвовать в деятельности антиправительственных сил в Сирии.

«Джалилов» заявил, что у него плохая память из-за полученной им четыре года назад травмы головы, и попросил зачитать его показания, которые он давал на предварительном следствии. Суд отказал ему, так как «такая инициатива не должна исходить от него».

Гаджиев в своих статьях, продолжал «Джалилов», хвалил шариат, но он не помнит название этих статей, где и когда они были опубликованы и что именно в них было написано — он их не читал, а «просто перелистывал их пять лет назад». Он не помнил, чтобы в мечети обсуждали эти статьи, и ему неизвестно, чтобы кто-нибудь изменил своё отношение к традиционному исламу после прочтения «Черновика». О шариате он знает только то, что он запрещён в России.

Учитывая, что свидетель мало что помнил, прокурор Айдинбек Гюльмагомедов ходатайствовал об оглашении показаний свидетеля, которые он давал на предварительном следствии 21 апреля 2020 года. Защита возражала, но суд удовлетворил ходатайство. 

Из протокола следовало, что «Джалилов» с 2013 года начал придерживаться салафитского течения в исламе, начал посещать мечеть на ул. Котрова. Там он подружился Саидом Абдулазизовым (проходит обвиняемым по делу о финансировании терроризма, объявлен в розыск). Во время проповедей с Ахмеднабиевым почти всегда были его близкие друзья Абубакар, Карим и Абдулмумин. Проповедник говорил, что мусульмане должны помогать друг другу, напомнил про свой фонд «Ансар», который поддерживает нуждающихся мусульман, в том числе жителей Сирии, которые страдают от произвола Башара Асада.

Ахмеднабиев как-то перестал приходить в мечеть. Летом 2014 года они с Абдулазизовым встретили в мечети Каримова и Ризванова. Последний рассказал, что Ахмеднабиев уехал в Турцию, потому что против него в России возбудили уголовное дело и он объявлен в розыск. Там он продолжает свою деятельность, а Ризванов и другие единомышленники помогают ему.

Абдулазизов сказал свидетелю, что Ахмеднабиев бесплатно поселил детей погибших участников незаконных вооружённых формирований в школу хафизов и обучал их корану. Оплачивал всё это проповедник через свой фонд «Ансар», в управлении которого ему помогали Ризванов и Алиев. Также Абдулазизов поведал ему, что хочет помогать братьям, воюющим в Сирии против войск Башара Асада, сам он не может туда поехать из-за проблем со здоровьем, поэтому решил отдать свои личные сбережения для поддержания их деятельности. Так свидетелю стало известно, что Ахмеднабиев, Гаджиев, Алиев и Ризванов разделяют идеи вооружённой оппозиции в Сирии.

В марте 2015 года, после молитвы «Джалилов» с Абдулазизовым подошли к Ризванову. Абдулазизов хотел выяснить, как передать 50 тыс. рублей участникам запрещённой в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ). Ризванов сказал, что деньги для ИГ нужно отдать Ахмеднабиеву, а тот организует их доставку адресату. Он взял деньги и записал фамилию Абдулазизова и сумму в свой блокнот.

Примерно в конце лета 2015 года «Джалилову» позвонил Абдулазизов и сообщил, что находится в Турции и в ближайшее время собирается отправиться в Сирию — ждёт приезда друга Ахмеднабиева Абу-Абдулы, который должен его провести через границу. Он узнал от Абдулазизова, что тот виделся в Турции с Ахмеднабиевым, который руководил тремя фондами — «Амана» в Москве, «Мухаджируном» в Турции и ещё одним в Швеции.

Когда Абдулазизов узнал, что «Джалилов» собирается поехать на заработки в Москву, он сказал ему, что там его могут встретить братья по вере Магомедбасир и Кемал и они ему помогут найти работу. Он сказал, что оба они близкие друзья Ахмеднабиева и по его указанию создали фонд «Амана». Официально им руководит Магомедбасир, а Кемал занимается рекламным обеспечением деятельности фонда.

Согласно протоколу, Гаджиев тоже был близким другом Ахмеднабиева. Он писал религиозные статьи для «Черновика». Абдулазизов часто рассказывал про него и поэтому свидетель постоянно читал статьи журналиста. Он призывал мусульман помогать друг другу, а в одной из публикаций ставил мусульманам в пример Ахмеднабинева. Эти статьи склоняли к мыслям, что при шариате жизнь была бы лучше. Свидетель позже осознал, что их автор побуждал читателей к конкретным действиям — установлению шариата.

«Джалилов» поддержал эти показания. Защита просила его пояснить, как в 2020 году он так хорошо всё помнил, а спустя год всё забыл. «Джалилов» ответил, что его память продолжает ухудшаться из-за травмы. У него нет медицинских документов, подтверждающих, что он получил травму, так как он занимался самолечением.

Свидетель «Владимир Сергеев» рассказал, что придерживался салафитских взглядов в исламе, с 2010 по 2015 года посещал мечеть на ул. Котрова, слушал проповеди Ахмеднабиева, знал Гаджиева и Ризванова. В основном, проповедник говорил о солидарности между мусульманами, о своём фонде «Ансар», что те, кто хочет помочь нуждающимся, в том числе в Сирии, могут перечислять деньги в этот фонд, что он на эти средства открыл школу хафизов в селе Новосаситли Хасавюртовского района для сирот — детей погибших на войне “братьев”. Только в узком кругу прихожан Ахмеднабиев говорил о необходимости помогать воюющим в Сирии мусульманам.

На одной из проповедей Ахмеднабиев сказал, что Ризванов и Карим (свидетель не вспомнил его фамилию) помогли ему открыть фонд «Ансар», который они и курируют. Гаджиев через интернет распространял информацию о работе фонда. Некий Рома, чьи полные данные «Сергеев» не помнил, участвовал в строительстве дома для сирот — детей погибших мусульман. 

«Сергеев» рассказал также, что однажды прихожане начали требовать от Ахмеднабиева отчёт о средствах фонда, выказывать недовольство, что деньги отправляются в Сирию, когда столько нуждающихся в Дагестане. Проповедник не смог дать вразумительных разъяснений. Гаджиев и Ризванов заступились за него, посадили его в черный «Мерседес-бенц Гелендваген» и увезли. После этого «Сергеев» решил, что Ахмеднабиев аферист, который играет на чувствах людей. 

Свидетель узнал о Гаджиеве, с которым не был лично знаком, примерно в январе 2013 года — Ахмеднабиев представил его прихожанам во время проповеди в мечети и рассказал о его публикациях в «Черновике». По мнению «Сергеева», Ахмеднабиев сильно доверял Гаджиеву. Его роль заключалась в пропагандировании фонда. «Сергеев» читал один раз статью Абдулмумина о фонде в Instagram. 

Свидетель, по его словам, не переводил деньги в фонды Ахмеднабиева. Он пояснил, что у прихожан собирали деньги для помощи сиротам, на покупку им еды и одежды. «Сергеев» ответил утвердительно на вопрос судьи, переводил ли Ахмеднабиев деньги, которые собирал, прикрываясь помощью сиротам, боевикам в Сирию. Он добавил, что со слов Ахмеднабиева его фонд помогал также «моджахедам», которые воевали против правоохранительных органов России и «системы Путина». Информацию о сборе денег размещали в Telegram, Instagram, о группе в ВКонтакте свидетель не слышал.

Суд повторно огласил протоколы опознания по фотографиям, из которых следовало, что «Сергеев» опознал Ахмеднабиева, Гаджиева, Ризванова, Карима Алиева и Ровшана Алиева. Про последнего судья уточнил: «Это, наверное, тот Рома?». «Сергеев» с ним согласился.

Следующее заседание назначено на 16 декабря. Продолжится допрос засекреченных свидетелей.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года, после того как у него дома прошли обыски. 18 июня Гаджиева заключили под стражу, а 22 июля ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.

  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2).

Примечания:

[1] Ныне ул. Ахмад-Хаджи Кадырова. Мечеть считалась салафитской, закрыта в 2015 году.

[2] Исраил Ахмеднабиев (также известен как Абу Умар Саситлинский) — проповедник из Дагестана, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма. Ахмеднабиев отрицает свою причастность к террористической деятельности. Он покинул Россию в 2014 году.

[3] Ещё один фигурант дела, объявлен в розыск.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

Гаджиев Абдулмумин Хабибович родился 18 июня 1984 года. Житель Махачкалы. Редактор отдела религии дагестанской газеты «Черновик». Имеет 4 несовершеннолетних детей, женат. Обвиняется по ч. 2 ст.

Поделиться: