Дагестан: налёт полиции на кризисную квартиру и похищение Халимат Тарамовой

15.06.2021

В квартире укрывались женщины, ставшие жертвами домашнего насилия

10 июня в Махачкале в кризисную квартиру для подвергшихся насилию женщин с Северного Кавказа вломились дагестанские полицейские в сопровождении мужчин в чёрной форме и гражданской одежде — силовиков из Чеченской Республики и родственников 22-летней чеченки Халимат Тарамовой (присутствовал её отец Аюб Тарамов). Последние насильно увезли девушку в Чечню. Волонтёрок и подопечных группы поддержки женщин «Марем», которые находились  в квартире, увезли в Ленинский райотдел полиции. Там в отношении них составили протоколы о неподчинении полицейским, но Ленинский районный суд оправдал всех за отсутствием в их действиях состава правонарушения. Через несколько дней саму Тарамову показали по телеканалу ЧГТРК «Грозный», где она рассказала, что «никогда не подвергалась насилию в семье и сейчас у неё всё хорошо».

Визит полицейских в квартиру

Примерно в 15 часов 10 июня, правозащитница и одна из основательниц группы помощи жертвам домашнего насилия из Северного Кавказа «Марем» Светлана Анохина сообщила на своей странице в Instagram, что полицейские пытаются проникнуть в их кризисную квартиру в Махачкале. Там на тот момент находились две волонтерки группы «Марем»: Майсарат Килясханова, вторая попросила не указывать её имени, подопечные шелтера Ираида Смирнова со своей 15-летней дочерью, и Халимат Тарамова со своей подругой Анной Маныловой, которая приехала из Санкт-Петербурга, чтобы помочь ей бежать. Силовики, один из которых представился Тимуром Гусейновым, сильно стучали в дверь и требовали срочно её открыть. Перепуганные женщины отказывались подчиниться.

Анохина приехала к дому вместе с адвокатом Патимат Нурадиновой и попыталась выяснить у полицейских, чего они хотят. Те ответили, что им стало известно о нахождении в квартире Халимат Тарамовой, которая якобы объявлена в розыск. Правозащитница ответила, что девушка находится в квартире добровольно, однако полицейские «хотели лично в этом убедиться». Тогда оперуполномоченному полиции по имени Далгат позволили зайти. Он взял письменное объяснение у Тарамовой, она передала ему видео, в котором сообщала, что «ушла из дома, добровольно, спасаясь от регулярных побоев и угроз». Она просила не объявлять её в розыск и не выдавать родственникам её местонахождение, так как это опасно для её жизни. Полицейский заверил Халимат, что её снимут с розыска, обеспечат ей безопасность, сфотографировался с ней и ушёл. Анохина ещё позвонила начальнику пресс-службы МВД Дагестана Гаяне Гариевой, которая тоже обещала, что свяжется с руководством Ленинского отдела полиции и «всё будет хорошо». После этого правозащитнице позвонил полицейский Далгат и сказал, что к квартире прикрепят полицейскую охрану, так как у них есть информация, что за девушкой едут из Чечни.

Организованное нападение вместо обещанной охраны 

Примерно в 22.30 часов, полицейский Далгат написал сообщение Анохиной, что он стоит за дверью один. Он попросил пустить его. Когда открыли дверь, с разных сторон выбежали люди в гражданской одежде, в полицейской и чёрной форме — примерно двадцать человек. По словам активисток, там были как дагестанские, так и чеченские силовики. Также среди них был начальник отдела полиции по Ленинскому району Махачкалы Курбан Меджидов.

Силовики врывались в квартиру ничего не объясняя. Анохина успела сказать Тарамовой и её подруге, чтобы они спрятались в дальней комнате, а сама она вместе с другими женщинами пыталась воспрепятствовать проникновению силовиков в помещение. Те начали  вытаскивать женщин из квартиры по одной во двор дома — волокли их по лестничным пролетам, нанеся им множественные телесные повреждения. Затем их увезли в Ленинский отдел полиции Махачкалы.

Манылова позже рассказала СМИ, что тем временем происходило с ней и её чеченской подругой. Они оставались в дальней комнате. Туда попытался зайти отец Халимат Аюб Тарамов — один из приближённых главы Чечни Рамзана Кадырова, ранее занимал различные высокопоставленные должности в республике, сейчас занимается коммерцией и является учредителем нескольких фирм. Девушка залезла на карниз балкона и пригрозила, что спрыгнет с 4-го этажа, если отец подойдёт к ней и тот вышел. Через некоторое время к Халимат и Анне зашёл неизвестный мужчина и сказал, что он их сосед и поможет им скрыться. Так как у них не было особого выбора, девушки пошли с ним. Они сели в автомобиль со «своим спасителем», который на самом деле отвез их в МВД по Дагестану и сдал там.

Манылова рассказала, что в МВД силовики требовали от Тарамовой написать заявление на Светлану Анохину — якобы та удерживала её насильно, сама она никуда не собиралась убегать, также её заставляли употреблять наркотики. Она отказалась это делать. После этого Анну отпустили, а Халимат передали отцу и чеченским силовикам. Её увезли.

Суд над активистками

В ночь с 10 на 11 июня член Общественной наблюдательной комиссии Дагестана Ума Аскерханова посетила задержанных в отделе полиции Ленинского района и опросила их. Она зафиксировала множественные телесные повреждения. После этого всех женщин отвезли в наркологический диспансер на медосвидетельствование. Алкоголь и наркотики в крови не обнаружили. Ночь они провели в отделе полиции.

В 10 часов 11 июня задержанным сообщили, что в отношении них — Анохиной, Килясхановой, Смирновой, и ещё одной волонтёрки составлены протоколы по ч.1 ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции) . В документах было указано, что они препятствовали розыскным мероприятиям, бросались на сотрудников полиции, кусали их, кричали, не хотели слушать, а также, что они призывали людей к «насилию в отношении представителей правоохранительных органов».

В 15 часов их привезли в Ленинский райсуд Махачкалы, где судья Багадур Магомедрасулов прекратил производство по делу в отношении всех четверых за отсутствием состава административного правонарушения.

Халимат в Чечне

12 июня министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Чечни Ахмед Дудаев заявил, что «благодаря слаженным и профессиональным действиям чеченских и дагестанских правоохранителей пресечена попытка похищения Тарамовой». По его мнению, никаких неправомерных действий со стороны силовиков или родственников Тарамовой не было, а вот «провокаторы и представители пятой колонны использовали девушку с психическим расстройством, попытались похитить её, чтобы достичь свои цели».

На следующий день, по местному телеканалу ЧГТРК «Грозный» показали сюжет. В доме её родителей Тарамову «посетили чеченские правозащитники» — руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Лема Цахигов, руководитель Совета при Главе ЧР по развитию гражданского общества и правам человека Тимур Алиев и член Общественной палаты РФ Мансур Солтаев. Они отчитались, что у девушки все отлично, и она в окружении заботливых и любящих родных. Аюб Тарамов заявил, что он попытается в силу своих возможностей призвать к законной ответственности тех, кто «очернили их семью, род и нацию». Также он добавил, что его дочь имеет проблемы с психикой и проходит регулярное лечение. Сама Халимат сказала, что у неё все хорошо, и что она возмущена тем, что её оклеветали.

Чем занимается группа «Марем» и почему они сейчас не чувствуют себя в безопасности

Одна из активисток «Марем» Екатерина Нерозникова сообщила Правозащитному центру «Мемориал», что в их волонтёрскую группу входят правозащитники, юристы, психологи, журналисты, общественные деятели, которые собрались, чтобы помогать женщинам. Они занимаются оказанием юридической и психологической помощи жертвам насилия, консультируют их. По её словам, квартира, в которую вломились полицейские, не является шелтером. Обычно в ней проживают волонтёры их группы и в экстренных ситуациях они могли поселить там женщин на несколько дней.

Далее, она рассказала, что после произошедшего, женщины группы «Марем» не чувствуют себя в безопасности. Например, когда 11 июня она собиралась вылететь из Москвы в Махачкалу, ей позвонил неизвестный и сказал, что она срочно должна явиться в центральное МВД в Москве. Якобы ей необходимо написать объяснительную, так как от её имени в МВД пришёл некий человек с нотариальной доверенностью на распоряжение её банковскими счетами. В этот же день неизвестные позвонили другой волонтёрке «Марем», которая не связана с историей Тарамовой. У неё спрашивали о списках их подопечных. 12 июня, после суда, женщины заметили за собой слежку неизвестных людей, которые фотографировали их. Нерозникова предположила, что их также могут обвинить в том, что они удерживали Халимат против её воли.

Поделиться: