Чечня: родственники восьмерых фигурантов «расстрельного списка» обратились в Европейский суд по правам человека

16.09.2019

Интересы заявителей представляют юристы «Мемориала» и «Правовой инициативы».

Жалобу в ЕСПЧ подали 24 родственника восьмерых жителей Чечни, задержанных в конце декабря 2016 — начале января 2017 года и бесследно исчезнувших. По данным «Новой газеты», их расстреляли чеченские полицейские.

Заявители пожаловались на нарушение статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и 34 (давление с целью воспрепятствовать защите прав) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Они утверждают, что их родные были задержаны силовиками, а затем исчезли и, по всей вероятности, погибли. Власти не признали, что люди были задержаны представителями государства, и не провели эффективное расследование исчезновений.

«Мы пожаловались на нарушение статьи 3 — согласно позиции ЕСПЧ, люди, чьи близкие стали жертвами насильственных исчезновений, могут быть признаны жертвами бесчеловечного и унижающего достоинство обращения из-за страданий, которые они испытывают, — комментирует адвокат проекта „Правовая инициатива“ Рустам Мацев. — Кроме того, мы считаем, что была нарушена статья 34: высокопоставленные должностные лица ЧР угрожали заявителям и запугивали их, чтобы не допустить их обращения к доступным им процедурам защиты прав».

Интересы заявителей в ЕСПЧ представляют юристы Татьяна Глушкова и Наталья Морозова (Правозащитный центр «Мемориал»), Ольга Гнездилова и Рустам Мацев (проект «Правовая инициатива»).

Мы не указываем имена заявителей из соображений безопасности.

  • После нападения на полицейских 17 декабря 2016 года силовые структуры ЧР задержали, по разным данным, от 200 до 400 жителей республики. По данным «Новой газеты», 56 из них расстреляли в Грозном, на территории полка Патрульно-постовой службы полиции (ППСП) им. Ахмата Кадырова. Источник издания в УФСБ по ЧР передал журналистке Елене Милашиной список из 27 жертв внесудебной казни. Проверкой информации занимались сотрудники грозненского офиса «Мемориала», в том числе руководитель представительства Оюб Титиев.
     
  • Родственникам, искавшим пропавших, угрожали расправой чиновники разных рангов, в том числе публично глава республики Рамзан Кадыров. Официальные лица требовали, чтобы люди прекратили поиски и не добивались возбуждения дела. Некоторые семьи были вынуждены покинуть Чечню, опасаясь за свою жизнь.

    Угрожали и «Новой газете», пытаясь добиться, чтобы журналисты прекратили публиковать материалы о «расстрельном списке». Корреспондент Елена Милашина, председатель редсовета Дмитрий Муратов и главный редактор издания Сергей Кожеуров в связи с этим пожаловались в ЕСПЧ — они считают, что в отношении них была нарушена статья 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. Их интересы представляет Центр защиты прав СМИ. 

  • Родственники обращались к уполномоченному по правам человека в ЧР Нурди Нухажиеву, в республиканскую и федеральную прокуратуру, в республиканский Следственный комитет. В возбуждении дела по факту исчезновения людей было отказано в связи с отсутствием события преступления: по версии следствия, родственники заявителей вступили в ряды незаконных вооружённых формирований (НВФ) и уехали в Сирию.

    «Следственные органы утверждают, что большинство фигурантов „списка 27-ми“ уехали воевать в Сирию, — говорит юрист „Мемориала“ Татьяна Глушкова. — Однако это не так. Другие люди, которые также пропали в декабре 2016 — январе 2017 года, впоследствии обнаружились в грозненском СИЗО. Среди них — 14 человек, которых обвинили в участии в НВФ. В Верховном суде ЧР они сообщили, что их похитили сотрудники республиканского МВД, держали в расположении полка ППСП, пытали и заставили оговорить себя. Некоторые из этих 14-ти, находясь в секретной тюрьме, видели там фигурантов „списка 27-ми“. Их показания полностью дискредитируют версию властей о том, что эти люди уехали воевать в Сирию».

  • Вышестоящий следственный орган несколько раз отменял отказ в возбуждении дела. Окончательное постановление об отказе было вынесено 9 февраля 2018 года. Адвокаты обжаловали отказ в Ессентукский городской суд, а затем — в Ставропольский краевой суд, но успеха не добились.
  • ​Одним из задержанных в январе 2017 года и затем пропавших был Махма Мускиев. По данным «Новой газеты», его расстреляли в ночь с 25 на 26 января. В сентябре 2017 года в Чечне уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой показали живого Махму Мускиева. По информации правозащитников, омбудсмена обманули — на встречу с ней привели не самого Махму, а одного из его братьев.
Программа: Горячие точки

В статье «Это была казнь», опубликованной 10 июля 2017 года «Новой газетой